header_logo

Содержание / 2000 / Оружие и охота №1


Взгляд на оружие с клеймом "ОП"



Как известно, многие охотники часто применяют на охоте армейское оружие, которое прошло специальную переделку и получило клеймо "ОП", свидетельствующее о том, что данный экземпляр оружия является "охотничье-промысловым", допущенным к использованию охотниками-любителями. Снятое с вооружения армейское боевое оружие во все времена использовалось как охотничье. Вспомните, Дерсу Узала не расставался со своей винтовкой Бердана. Канадский биолог Фарли Моуэл в одной из своих книг описывал, как из армейского карабина он стрелял гусей во время их кормежки. И, действительно, почему не использовать снятые с вооружения, морально устаревшие боевые образцы на охоте? Тем более в наше время, когда привезенные из-за "бугра" охотничьи карабины и штуцера не по карману даже охотнику со средним достатком, а переделанное армейское вполне доступно.

На страницах некоторых периодических изданий время от времени появляются статьи, в которых авторы приводят различные доводы в защиту такого оружия, применяемого на охоте. Не со всеми из этих доводов можно согласиться. Я хотел бы высказать свою точку зрения на проблему использования армейского оружия на охоте, однако, прошу читателя не считать ее абсолютной.

Для начала хотелось бы вспомнить об известном, пожалуй, всем карабине "Маузер". Эта система, разработанная немецким оружейником в 1898 году, осталась до наших дней практически неизменной. Стволы, произведенные еще до второй мировой войны и хранившиеся на складах, устанавливают на современные горно-штуцерные или укороченные ложи. Чем же объяснить такую продолжительную жизнь "Маузера" в охоте? По-моему, этому способствовали следующие факторы. Во-первых, само охотничье законодательство, принятое во многих европейских странах, предписывает отстреливать копытных только из нарезного оружия. Во-вторых, универсальный калибр карабина (7,92 мм), позволяет использовать на охотах по различному зверю разнообразные по мощности и массе боеприпасы и пули. И наконец, продольно-скользящий затвор, позволяющий без переналадки (сравните с СВТ) применять любые боеприпасы независимо от их мощности. Именно эти достоинства определили столь продолжительную жизнь доброго старого "Маузера".

Карабин Маузера

В настоящее время украинские охотники без труда могут приобрести в магазинах состоявшие в разное время на вооружении в Красной и Советской Армии СВТ, СКС, винтовку Нагана-Мосина и разработанный на ее базе кавалерийский карабин, позднее переделанный в охотничий "КО-44". Правда, винтовка Мосина тоже не оригинальная, а ее "драгунский" вариант, который был принят на вооружение Советской Армии в 1931 году. Снайперский вариант этой системы долгое время находился на вооружении, да и сейчас еще некоторые спортсмены используют его, выполняя упражнения по стрельбе из произвольной винтовки.

Карабин Мосина (КО-44)

Все перечисленные образцы оружия наши охотники зачастую используют во время охоты. Однако следует помнить, что оружие, обладающее такими прекрасными характеристиками, хорошо на поле боя. Ведь его разрабатывали и создавали как оружие, способное поразить на как можно большем расстоянии живую цель массой около 70 кг, то есть, что скрывать, человека. При этом создатели оружия не ставили перед собой задачу поражения целей массой 200–400 кг на близких, порядка 150–200 м, расстояниях. Эти факты общеизвестны, они многократно излагались на страницах различных изданий, посвященных охоте.

Далее, возьмем СКС. Признанные авторитеты Шишкин и Блюм в книге "Твое ружье" писали, что его "... патрон не имеет достаточной мощности, чтобы надежно поразить столь крупных животных (имеются в виду кабан и лось — В.В.). Карабин СКС пригоден для отстрела небольших по величине животных, таких, как косуля, небольшой кабан (до 30 кг), волк". Охотясь с СКС, я понял главное: нет оружия, более непригодного для этих целей. Подход к самозарядному оружию должен быть особым, не зря же в армии каждое караульное помещение оборудовано специальным пулеулавливателем в местах разряжания оружия.

Приведу один случай, свидетелем которого мне довелось быть на охоте. О нем я уже рассказывал в журнале "Мисливець i рибалка". Однако позволю себе повториться.

" class="centertable">

Карабин Симонова (СКС-ОП)

Несколько лет назад по окончании одного охотничьего дня, уже сидя в хате и разряжая свой СКС, владелец передернул затвор с целью извлечения патрона из патронника. Патрон не выпал, а что там, в середине ствола, человеку, держащему карабин в руках, не было видно. Не вылетел патрон — значит там его нет. Затвор был отпущен, прозвучал выстрел, пуля ударила в пол в 15 см от моей ноги. Бледный охотник долго не мог прийти в себя. Это говорит о том, что с точки зрения безопасности подобное самозарядное оружие использовать на любительской охоте нежелательно. Мое негативное мнение по отношении к охоте с СКС только подтвердилась.

И все же, зачем на охоте использовать самозарядное нарезное оружие, такое как СКС и СВТ, — с магазином на 10 патронов? Ведь у нас во время коллективной охоты применять нарезное оружие вообще запрещено. А на индивидуальной охоте в подавляющем большинстве случаев делается лишь один выстрел, поскольку времени хорошо прицелиться и выполнить точный выстрел, надежно поражающий зверя, всегда достаточно. Поэтому однозарядные одноствольные переломные штуцера предпочтительнее самозарядных "магазинок", уступающих к тому же по массе и балансу.

Неудобство СВТ заключается еще и в том, что под каждый патрон, независимо от его мощности, необходимо перестраивать газоотводную систему перезарядки, меняя положение регулятора и выставляя на нем отверстие необходимого диаметра. Представьте себе, что это нужно сделать во время охоты в поле.

Кроме того, армейское оружие имеет еше один общий недостаток. Приклады у всех армейских образцов рассчитаны на некую среднюю конституцию человеческого тела, и поэтому на охоте быстро приложиться и прицелиться не всегда удается. А ведь успех, как правило, зависит лишь от доли секунды: опоздал — и прощай трофей. Поэтому, на мой взгляд, владельцу армейского оружия, переделанного в охотничье, рекомендуется изготовить ложу традиционной охотничьей формы, а приклад выполнить с учетом антропометрических данных своего тела.

В российской оружейной переодике время от времени появляются материалы, рассказывающие о переделанных винтовках старых моделей. Вот в одной из таких статей мне встретилась фотография винтовки Нагана-Мосина с новой ложей горного штуцера. В таком исполнении винтовка значительно выигрывала, по крайней мере, внешне.

Кроме плохой прикладистости, к недостаткам армейского оружия, особенно самозарядного, следует отнести и далекий от идеала баланс. К этому добавьте еще и его увеличенную массу. Вот почему использовать такое оружие для охоты неудобно.

И все же, справедливости ради, скажем, что КО-44 и винтовка Нагана-Мосина образца 1891/1931 года достаточно удобны в эксплуатации и поэтому более подходят для охоты, чем СКС и СВТ. Их продольно-скользящие затворы, как и у "Маузера", позволяют применять боеприпасами любой мощности — заряжай и стреляй.

Вот что писал по поводу использования охотничьего оружия, переделанного из армейского, Ю. Павлов в статье "Тигр с мелкими зубами" (Ружье, 1997): "... с массовым выбросом в продажу армейских СКС и появлением карабинов "Архар", "Сайга", "Вепрь", созданных на базе штатного боевого оружия под промежуточный патрон 7,62х39, зафиксировано множество случаев ухода лося, кабана, медведя даже после четырех-пяти попаданий... Переделка любого механизма, спроектированного и выпущенного для одних целей, на подобный механизм для других, хотя и похожих целей, практически никогда не приводила к улучшению основных характеристик. В полной мере это относится и к оружию".

В настоящее время в комиссионной продаже можно увидеть и КО, и СКС, и СВТ. Прежними владельцами они были приобретены сразу после того как разрешительная система МВД дала добро на свободную продажу этих моделей через розничную торговую сеть. И вот теперь владельцы, по достоинству оценив их "охотничьи" качества, стараются поскорее от них избавиться. Однако желающих их приобрести, как правило, нет. Причина, думаю, ясна.

А теперь подведем итоги вышесказанному. При нашей организации проведения охот, — а охоты на копытных, как уже говорилось, в подавляющем большинстве у нас коллективные, — использование нарезного оружия пока еще запрещено. Да и на коллективной охоте вполне достаточно гладкоствольного ружья, так как стрелять на дальние расстояния здесь не приходится. Современные конструкции пуль позволяют увеличить дальность прицельного выстрела из гладкого ствола на дистанцию до 100 метров. Это подтверждают и статьи "Ружье mossberg 500/506 45" (Ружье, 1996) и "Пуля Полева", (Охота и охотничье хозяйство, 1996).

Так что, господа охотники, расставаться с гладкими стволами пока еще рановато.