header_logo

Содержание / 2005 / Оружие и охота №5


Записки натуралиста



Записки натуралиста

"УТИННЫЙ ШТАМП" в Америке

Учет дичи, населяющей угодья и добываемой охотниками, – одна из основ современного охотоведения. Он присутствует не только в отчетах каждого охотхозяйства, как объективный показатель его деятельности, но и является неотъемлемой частью устного творчества, к которому бесспорно относится охотничья байка. Хотя в этом случае подсчет увиденного и "взятого" охотниками подчиняется уже законам иного жанра и, по правде говоря, не является строго научным.

Сколько поведано белу свету охотничьих историй о местах, изобилующих дичью, о небывалых трофеях, об объевшихся дармовым мясом родственниках...

Эпический размах повествования иной раз переходит грань реальности, не говоря уже о постоянном конфликте "сказания" с пунктом Приказа, регламентирующего норму отстрела дичи. А уж единицы измерения добытой дичи нетрадиционностью формы, иной раз, просто поражают. Абалакинский рюкзак, доверху наполненный жирным осенним перепелом, неизменно служит мерилом у многих рассказчиков, любителей охоты на перепела.

Или, к примеру, у голубятников, автомобильный багажник, заваленный горлицей – измерительный инструмент, поражающий воображение своими безграничными возможностями, так как одновременно помогает определить количество добытой дичи, ее вес и уровень стрелковой подготовки спортсмена, а в довершении покажет и степень везения охотника.

Все эти единицы измерения, хотя и не похожи друг на друга внешне, каждая в отдельности и все вместе, по духу своему близки японскому иероглифу, обозначающему не букву и даже не слово, а являющему собой целое философское понятие, которое позволяет в одночасье постичь суть сказанного.

Иной, раз не поймешь, хорошо ли поохотился приятель, а скажи он:

– Да так, завалил горлицами багажник "Жигулей", – и сразу ясно – охота была удачной, хотя ни о количестве, ни о суммарном весе птицы речь не шла.

Недавно мной был открыт еще один способ измерения добытой дичи.

Не далее как прошлым летом, на мой вопрос: "Где были? Что взяли?" –"молодой", но не юный годами охотник, занимающий высокий пост и в силу этого обстоятельства принятый в серьезную охотничью компанию, не без гордости ответил:

– Были на Дунае, в плавнях. Хорошо отохотились. Настреляли четыре казана уток.

Видя мое изумление, и, приняв это за восхищение его стрелковым мастерством, начал, размахивая руками, показывать размеры казанов. С каждым разом они становились все больше, и вскоре своими объемами, наверно, вызвали бы ужас в скорбной очереди не прощеных грешников у врат ада, если бы те могли видеть моего рассказчика.

Есть в этом творческом непостоянстве особая прелесть. Рассказанная один раз байка никогда не повторяется в том же виде. Обычно в ней варьирует не численность дичи в заветных местах, там ее всегда очень много, сколько количество добытой дичи, находящейся в прямой зависимости от умения рассказчика тонко чувствовать аудиторию. Но это маленькое лукавство нисколько не снижает ценность устного творения, если оно рассказывается мастером своего дела и в подходящее для этого время.

Полагаю, не стоит подробно останавливаться на охотничьих байках, классифицирующихся, как "служебные". Повествует их скучающей аудитории руководство охотобществ на собраниях, посвященных открытию охотничьего сезона. Их постоянная тема – высокая численность дичи в угодьях согласно данных проведенного учета. Поскольку данный вид устного творчества в последнее время не пользуется особой популярностью у слушателей, то в силу этих обстоятельств не может служить и предметом нашего рассмотрения.

Совсем иное дело учет дичи, проводимый специалистами в строгом соответствии с принятыми научными методиками. Именно такого рода информация необходима охотоведам, занимающимся планированием норм отстрела дичи по видам на охотничий сезон.

В связи с этим мне представляется, заслуживающим внимание материал о добыче водоплавающих птиц в низовьях реки Дунай, который, полагаю, будет интересен рядовому охотнику.

Проведенные специалистами учеты в дельте Дуная показали, что основное количество добываемых охотниками птиц составляют кряква и лысуха. Так, в ноябре кряква составляет шестьдесят процентов от общего количества добытых птиц. Во второй половине осени резко увеличивается процентное соотношение северных видов, таких как свиязь и шилохвость. Начиная с третей декады сентября, в добыче исчезают чирки-трескунки, но их место занимают чирки-свистунки. Количество чирков-свистунков во второй декаде октября доходит до тридцати процентов от общего количества отстрелянных птиц.

Весьма интересен один факт, подмеченный исследователями, – видовое соотношение добытых птиц не соответствует их численности в регионе в данный период времени. Объясняется это довольно существенным различием между образом жизни добываемых птиц и практикующимися способами охоты. Так, одними из самых массовых видов, водоплавающих в дельте Дуная во время осенних скоплений является свиязь и красноголовый нырок. Но в добыче охотников они встречаются относительно редко. Дело в том, что эти птицы большую часть времени проводят на лиманах, широких морских заливах и в море, то есть в местах, где охота по ряду причин затруднена. К таким причинам следует отнести обязательное наличие разрешения на выход в море выдаваемый погранзаставами и что самое главное, отсутствие специально приспособленных для таких охот плавсредств.

Практика проведения подобных охот на водоплавающих птиц в странах Европы и Северной Америки, вопрос весьма интересный и заслуживающий того, чтобы на нем остановиться подробно. Показателем серьезного отношения американских охотников к утиным охотам является официальная статистика. По данным государственной службы контроля поклонниками этого вида охоты являются два миллиона граждан Соединенных Штатов. В этой связи вполне объяснимо наличие в стране большого количества клубов, объединяющих почти всех любителей утиной охоты. Было бы вовсе неверно полагать, что их члены, собираясь от случая к случаю за рюмкой бренди, вспоминают былые охоты, обсуждают планы на ближайший уик-энд да еще платят членские взносы, хотя, разумеется, и без этого не обходится.

В своей основе американский или европейский охотничьий клуб – это серьезная общественная организация, объединяющая охотников "по интересам". Ее штатные сотрудники, имеющие специальное образование и набранные на работу по конкурсу, занимаются не только охраной водно-болотных угодий, арендуемых или находящихся в частной собственности клуба, но и выполняют ряд научных исследований по основным видам дичи, обитающей в охотугодьях. Не удивительно, что такая работа, в конечном итоге, приводит к значительному росту численности дичи в угодьях. Кроме этого, постоянные наблюдения за основными видами дичи с последующим анализом увиденного позволяет выработать рекомендации для более успешного проведения охот на данном участке. Такие рекомендации публикуются в журналах или бюллетенях, издаваемых клубом, и рассылаются его членам. Кроме этого, в клубах существует отлично налаженная справочно-информационная служба. Позвонив и представившись как член данного клуба, вы можете получить детальную информацию по любому интересующему вопросу, включая подробную метеосводку на ближайших пару дней в районе проведения охоты.

Высока роль клубов и в сохранении водно-болотных угодий Америки. Дело в том, что для проведения утиных охот клубы стремятся выкупить или, по крайней мере, арендовать на длительный срок водно-болотные угодья у фермеров, спасая их тем самым от неминуемой мелиорации. Государство поощряет и даже стимулирует подобную деятельность клубов льготным налогообложением, поскольку понимает – в своем стремлении сохранить ландшафт в первозданном виде и наладить действенную охрану территорий от браконьеров, клуб осуществляет работу государственного масштаба.

Существуют на североамериканском континенте и клубы художников-анималистов, выбравших темой своего творчества уток в природной среде и сцены охоты на водоплавающих. Клубы ежегодно проводят выставки и различные по масштабу конкурсы, на которых представительное жюри, состоящее из искусствоведов, критиков, включающее в свой состав орнитологов и, что самое интересное, бердвотчеров, определяет лучшие картины. Копии картин с комментариями публикуют охотничьи журналы в специально посвященных рассмотрению этого события выпусках. Независимо от решения жюри, журналы проводят "конкурсы симпатий" среди своих читателей. Картины, занявшие призовые места на конкурсах, впоследствии служат основой для создания календарей или наборов поздравительных открыток.

Но наиболее престижный конкурс ежегодно проводит Почтовая служба США для создания лучшей марки с изображением уток в естественной среде. Победитель этого конкурса награждается крупным денежным призом; более того, налог с полученной награды выплачивает государству не он, а ассоциация клубов любителей охоты на уток. Весьма интересна и дальнейшая судьба созданной марки.

В почтовых отделениях, книжных и охотничьих магазинах и даже в аптеках вам непременно попадется на глаза буклет с набранной крупным шрифтом шапкой: "Помощь, которая спасет заболоченные места".

Перед тем как продолжить наш рассказ, необходимо остановиться и пояснить – термин "заболоченные места" американцы трактуют несколько по-иному, чем принято у нас. Ближе всего по смыслу стоит к этому понятию наш термин – водно-болотные угодья. Такие и им подобные места по вполне понятной причине в Америке называют – убежищами дикой природы.

Итак, продолжим рассмотрение живописного буклета. Под заголовком размещается увеличенный в раз пять от нормального размера рисунок почтовой марки изображающий, какой либо вид диких уток в их естественной среде.