header_logo

Содержание / 2005 / Оружие и охота №8


История охоты



История охоты

Европейский охотничий

арбалет

Арбалет – оружие, состоящее из лука, закрепленного в ложе, снабженной спусковым механизмом. Наличие спуска, как самостоятельной детали оружия, дающей возможность взведенному арбалету сохранять боеготовность длительное время без вмешательства стрелка, а стрелку производить прицельный выстрел без особых усилий – главное достоинство этого оружия.

И все же в качестве охотничьего оружия арбалет стал широко использоваться в Европе лишь в XV – XVII веках, и это несмотря на то, что он был известен европейцам значительно раньше. Что послужило поводом для возникновения такого парадокса?

На протяжении многих веков лук оставался самым эффективным ручным метательным оружием. Но эффективность лука как оружия напрямую зависит от его мощности. А использование мощных луков ограничивается физическими возможностями стрелка. Вспомним Одиссея, героя эпической поэмы Гомера, на лук которого безуспешно пытались натянуть тетиву многочисленные претенденты. Все их усилия оказались тщетными, потому что по силам сделать это было только самому хозяину оружия!

Мечта о том, чтобы любой человек, даже с самыми посредственными физическими данными, мог использовать в качестве оружия очень мощный лук, послужила толчком к изобретению этого, достаточно сложного по устройству, механизма.

Общеупотребительное теперь название этого вида оружия – арбалет. Слово "arbalete" взято из французского языка, которое, в свою очередь, образовалось от латинского "arcaballista", ("arcus" – дуга, а "ballisto" – бросать). На Руси распространено было иное название, очень точно передающее суть этого оружия – самострел.

В античной литературе первые упоминания об арбалетоподобном устройстве (по-гречески оно называлось "гастрофет", что дословно переводится "стрелок животом") связываются с событиями, происходившими около 400 г. до н.э. Война между Сиракузами и Карфагеном натолкнула правителя г. Сиракуз на мысль вооружить своих воинов "чудо-оружием", способным "воодушевить друзей и привести в смятение врагов". Дионисий I Старший (430 – 367 гг. до н.э.), единоличный правитель (тиран) греческого города Сиракузы, находившегося на о.Сицилия, по сообщению древнегреческого историка Диодора (80 – 29 гг. до н.э.), собрал лучших греческих механиков с целью усовершенствовать имевшиеся осадные машины. Следствием этого и явилось создание уменьшенного варианта аркбалисты, обслуживать и производить выстрел из которой мог один человек, удерживая оружие в руках.

Стрелок, вооруженный "гастрофетом", при взведении механизма опирался животом в горизонтальную скобу, расположенную на ложе в месте, называемом сейчас прикладом. На противоположном конце ложи находился очень мощный лук. С двух сторон ложа крепились зубчатые рейки, предотвращающие срыв тетивы лука во время ее оттягивания. В ложе выдалбливался продольный паз, по которому перемещался ползун – деревянная деталь, равная длине стрелы. Со стороны стрелка ползун имел замок (спусковой механизм, удерживающий тетиву во взведенном состоянии). Далее, вдоль всего ползуна в сторону лука, проходила канавка для стрелы. С двух сторон ползуна, около замка, размещались два храповика, скользившие по зубчатым рейкам и препятствующие движению ползуна вперед. Чуть приподняв одну сторону ползуна (чтобы храповики смогли свободно пройти над рейками), его выдвигали в переднюю часть ложи (за лук). В этом положении замок захватывал тетиву лука и фиксировался боковым рычагом. Стрелок упирал гастрофет ползуном в землю и, навалившись на него сверху, давил на скобу-упор. Ползун входил в ложе, увлекая за собой тетиву лука. Сорваться ему не давали храповики (скорее всего это был поперечный штифт, концы которого выступали по обе стороны ползуна). Вывернуться же ползуну из ложи во время взведения оружия не давала тетива лука, прижимавшая ползун вниз. Стрелку, взведя гастрофет, оставалось вложить стрелу в канавку и, удерживая оружие одной рукой, прицелиться, а второй рукой дернуть за боковой рычаг замка и освободить тетиву.

Принимая во внимание особенности взведения этого оружия, можно предположить, что сила воздействия тетивы на стрелу не превышала веса стрелка и была в пределах 30-70 кг. На первый взгляд все выглядело прекрасно: на оружие устанавливался мощный лук, а выстрелить из него мог любой человек.

Но, изначально сконструированный, как уменьшенная копия стационарного осадного орудия – гастрофет не мог быть целевым оружием из-за недостатков в конструкции спускового механизма. Он просто не подходил по своей эргономике к анатомическим особенностям человеческого организма. (В больших стационарных баллистах для освобождения тетивы по спусковому рычагу били кувалдой и, в этом случае, такая конструкция себя оправдывала).

Подробный рассказ о конструкции античного арбалета необходим для того, чтобы читатель понял причину, по которой на протяжении веков европейцы, будучи знакомы с компоновкой и принципами устройства этого оружия, все же не употребляли его повсеместно, а считали оружием, в некотором роде, экзотическим. Что же помешало дальнейшему усовершенствованию этого оружия, имевшего несомненные выгоды перед луком.

Убедившись в недостатках гастрофета на поле боя, греки отнеслись к нему, как к техническому курьезу, и вновь вернулись к употреблению лука. А во времена Римской империи, наследницы греческой цивилизации, употребление легкого метательного оружия на поле боя просто презиралось. В тактике боевых действий римской армии метательному оружию отводилась роль артиллерии. Мощные и тяжелые машины, установленные на колесах или треногах, должны были смешать ряды неприятеля метаемыми в него копьями и камнями. Вслед за этим в бой вступали непобедимые римские легионы, каждый воин в которых был вооружен несколькими дротиками и мечем.

Но, возможно, именно благодаря единичным случаям применения арбалета на охоте, он все же сохранился в Европе. Его брали в руки, желая пережить новые ощущения, пресытившись охотами с другими видами оружия, более простыми по устройству и привычными в употреблении.

Сохранились изображения арбалетоподобных устройств, относящиеся к IV веку и найденные в первой половине XIX века в городах Полиньяк и Пуйи, на юге Франции. В это время, ознаменовавшееся крушением Римской империи и другими значительными историческими событиями, приведшими к общему упадку культуры (в том числе и технической) арбалет просто уже некому было усовершенствовать. Косность мысли, основанной на том, что арбалеm