header_logo

Содержание / 2006 / Оружие и охота №5


Охотники как вид.



Охотники как вид.

Петр Олейник.

Как-то Чарльз Дарвин подметил, что естественный отбор и окружающая среда настолько сильно воздействуют на живые организмы, что те с течением времени вынуждены втискиваться в видовые рамки. Длинна ног и ушей, строение желудочно-кишечного тракта и зубной системы, издаваемые звуки и поведенческие реакции – все становится типичным нормативом. Теория эволюции универсальна в своей беспощадной логике, ей мало животного мира, она имеет отношение и к людям. Многогранная окружающая среда давит на нас национальными, религиозными, профессиональными стандартами. Уже внутри биологического вида мы образуем новые социально-культурные подвиды. Для этих подвидов также постепенно формируется экстерьерные особенности и породные качества. Наблюдательные люди по внешнему виду легко отличат офицера от повара, а водителя от доктора.

Николай Александрович Кудрявченко – доктор, мало того – он стоматолог, мало того – он частный стоматолог. Я думаю, после всего сказанного нет особой необходимости его описывать, хотя я все же попробую, так сказать, для сверки впечатлений. Николай Александрович разносторонне образован, имеет поразительно пластичный ум. В его голове бесконфликтно уживаются клятва Гиппократа, законы рыночной экономики и данные прайслистов с ценами на расходные материалы за последних полгода. С одной стороны его слова, поступки, даже движения вписываются в важнейший медицинский принцип – сделать свое дело, не причинив пациенту боли, с другой стороны почему-то всегда кажется, что все эти слова, поступки и даже движения являются элементами маркетинговой политики. Как все доктора он очень аккуратен, как почти все доктора большой, как некоторые доктора имеет бороду. О терпимости и такте Николая Александровича можно писать отдельный рассказ, а его любовь к жизни в кулинарном ее аспекте потянула бы, пожалуй на повесть. Хороший врач и удачливый бизнесмен был еще и страстным охотником. Благородная страсть в нем бурлила по-особому. Даже заряжая патроны, Николай Александрович оставался врачом. Стреляные гильзы, стоявшие ровненькими рядами, как пациенты в очереди, он долго осматривал, а потом медленно наполнял отмеренными до миллиметров и миллиграммов порохом, прокладками и дробью, пользуясь при этом хирургическими инструментами. Помогая ему, чувствуешь себя анестезиологом. Все мои знакомые охотники относились к Николаю Александровичу с глубоким почтением и называли его "Доктор". Возможно, подсознательно каждый из нас надеется отпугнуть болезни, показывая особое отношение к медикам – что-то среднее между уважением и почитанием...

журнал распространяется только по подписке.