header_logo

Содержание / 2000 / Оружие и охота №2


Зимняя командировка



В конце ноября прошлого года мне довелось побывать на Животовской охотничье-рыболовной базе Купянского УООР. Целью поездки была фотосъемка (по заданию редакции) состязаний борзых собак — ii Украинские садки борзых на злобу.
Поездка была непродолжительной, но все же на фоне однообразных будней она стала событием, которое заставило меня взяться за перо.

Охотничья кинология Украины, да, собственно, и все охотничье хозяйство, переживают сейчас не лучшие времена, поэтому вначале мне хотелось назвать мои "путевые заметки" так: "В объективе — собачья жизнь". И все же эта поездка оставила у меня впечатление, что жизнь наша, хотя и сложная, но кое-какие поводы для умеренного оптимизма все же дает.Поэтому свой репортаж я решил посвятить не бесполезным жалобам, а некоторым техническим аспектам фотографических съемок зимой при температуре воздуха около –15оС (надеюсь, мои заметки окажутся полезными для фотографов, работающих под открытым небом), а также моим впечатлениям — по правде говоря, здесь я — дилетант — о самих соревнованиях и работе собак.

Итак, начнем с собственно фотографирования, причем для наглядности акцентируем внимание на определенных моментах состязаний, и попытаемся проанализировать причины возникших проблем.

Узнав о предстоящей поездке, я, взяв в руки экспонометр, попытался спрогнозировать условия предстоящих съемок. Хотя и без прибора было ясно, что работа предстоит непростая. До выезда стояла пасмурная осенняя погода. Благодатная пора золотой осени была уже позади. Освещенность в нашей родимой средней полосе из всего годового цикла самая низкая именно в ноябре-декабре – в 7–8 раз ниже, чем летом, а продолжительность светового дня по крайней мере вдвое меньше. Предполагалось, что основным объектом съемок станут очень подвижные братья наши меньшие. Замеры, сделанные экспонометром, показывали, что даже при съемке на пленку высокой чувствительности получить удовлетворительные результаты весьма затруднительно, особенно с учетом того, что, возможно, большую часть съемок придется выполнять с помощью длиннофокусной оптики. Не особенно вдаваясь в подробности, исключительно для тех, кто снимает не "мыльницей" и в перспективе предполагает совершенствоваться в области фотографии, напомню следующее правило: чем больше фокусное расстояние, тем более короткая выдержка требуется при съемке без штатива. Например, при фокусном расстоянии (далее "f"), равном 135 мм, выдержка должна быть не длиннее 1/125 с, а при f = 300 мм — не длиннее 1/250 (желательно 1/500 с). Из предложенных в магазине пленок я остановился на "conica centuria" asa 400 и "kodak gold" asa 800. Решил захватить и менее чувствительную ds–100, которой пользуюсь, главным образом, из соображений экономии. Пленка эта довольно качественная, так как представляет собой фактически ту же "fudji", расфасованную и упакованную на отечественной фабрике "Свема" в Шостке, а ее цена все же существенно ниже, чем у оригинальной "fudji". Дальнейшая подготовка заключалась в выборе подходящих фотоаппаратов и оптики. Если учесть, что событие, которое предстояло отснять, невозможно было повторить в любое, более удобное для фотографа время, то есть съемку нужно выполнить фактически "с одного дубля", необходимы были повышенные гарантии того, что снимки будут "добыты". В таких случаях фотографы не ограничиваются одним, даже очень надежным аппаратом. Принимая во внимание репортажный характер съемки, я выбрал две механических (т.е. не требующие применения электрических элементов питания) зеркальные камеры "Зенит ЕМ" и "praktica l2", совместимые по используемой оптике. К ним я взял целый набор объективов —"Мир – 1В" с f = 37 мм, "Гелиос – 77 МС" с f = 50 мм, "Юпитер – 9" с f = 80 мм, "Юпитер – 37А" с f = 135 мм и переделанный в телеобъектив "Индустар – 37" с f = 300 мм. "Юпитер – 37А" не был оснащен "прыгающей диафрагмой" и по оперативности работы уступал объективам с таким устройством.

Цифровая фотокамера "olympus c-1400Xl", которая была в распоряжении редакции, — кстати, очень удобная — по многим причинам оказалась совершенно непригодной для предполагаемой работы. Основная из них — автоматическая камера не позволяет контролировать выдержку, с которой выполняется съемка; к другим недостаткам можно отнести то, что такой камерой не рекомендуется пользоваться при высокой влажности и низкой температуре, количество отснятого материала в автономных условиях весьма ограничено.

Для съемок телеобъективом с рук на ходу мною на основе аппарата "praktica" было изготовлено "фоторужье" . В качестве плечевого упора я взял приклад охотничьего ружья, давно не используемый по прямому назначению из-за глубоких трещин в шейке. Так как указанные фотоаппараты не имеют встроенных систем автоматического или полуавтоматического определения экспозиции, пожалуй, самой необходимой вещью для выполнения съемок был уже упомянутый экспонометр "Свердловск–4". Советую не пренебрегать экспонометром также и тем, кто использует полностью автоматизированные камеры. Действительно, современная фотоиндустрия позволяет человеку, не имеющему даже элементарных навыков в области фотографии, нажимать на спуск, и, доверившись современным технологиям обработки пленки и фотопечати, радостно взирать на сравнительно успешные результаты своих трудов. Этим, конечно, можно объяснить общее увлечение цветной фотографией. Объекты съемок на природе настолько разнообразны, что о них можно написать целую книгу, и, пожалуй, не одну. Большую часть в этом "гроссбухе" займет и фотоохота.

Но вернемся к нашим "баранам", то бишь собакам. Таким образом, я, основательно подготовившись и проделав довольно долгий по времени, а не по расстоянию, путь, в компании трех киевлянок, трех собак и двух уже довольно приличных по размеру щенков прибыл на охотничью базу. Следует сказать, что накануне и в сам день отъезда погода начала меняться. К месту мы добрались, когда снегопад уже в основном прекратился. Все замело, стоял крепкий мороз, дул неслабый ветер и небо затянуло тучами. К середине дня, разместившись, мы с попутчицами отправились в небольшой поход к ближайшему населенному пункту — в магазин. Проваливаясь по пояс в сугробы в заснеженном лесу, мы, наконец, вышли на открытое пространство, и здесь, зная, что вскоре предстоит съемка, я решил проверить экспозицию. К своему удивлению, обнаружил, что даже для пленки чувствительностью в 100 единиц требуется выдержка 1/250 при диафрагме 8! Да, конечно, определить выдержку можно, лишь имея уже достаточный опыт, однако мне еще раз пришлось убедиться, что и ему полностью доверяться не следует. Надо всегда помнить, что наш глаз, умеющий приспосабливаться, оценивает не степень яркости, а контрасты. Образно говоря, для нас свеча ночью может показаться ярче солнца. Вот и тогда свет был рассеянным и слишком монотонным, что ли, а все вокруг выглядело каким-то неинтересным, серым. Но главные события были впереди, и я решил поберечь пленку, сделав лишь пару контрольных снимков. Магазин, несмотря на наличие таблички с указанием режима работы, оказался безнадежно закрытым, и мои спутницы решили немного побродить с собаками по раскинувшимся вокруг просторам, надеясь поднять зайца. Вот тут-то я и понял, что такое охотничий азарт и насколько азартными охотниками могут быть женщины!

Спустя часа три мы решили, что пора возвращаться. На обратном пути вблизи железной дороги, у колхозной фермы, собаки, наконец, сделали то, что от них требовалось — подняли косого. События развивались с такой огромной скоростью, на которую только были способны и собаки и заяц. Уже казалось, что заяц будет настигнут, но у него, по-видимому, на этот счет имелись собственные планы. Он первым выскочил на железнодорожную колею, с которой снег сдувало ветром, и оторвался от собак, двигаясь по обледенелому гравию, очень неподходящему для собачьих лап. Затем он прыгнул с противоположной стороны крутой насыпи через глубокий снег и был таков. В процессе нашего похода экспонометр, которому я доверил успех всех съемок, отказал. Отказ был вызван переохлаждением элементов питания из-за того, что прибор находился в наружном кармане куртки, где температура не отличалась от температуры воздуха. Сделав такой вывод, я в дальнейшем все время клал его в более "теплые" места, ближе к телу. Тут уместно напомнить, что то же самое может произойти и с фотоаппаратом, в котором применяются элементы электропитания. Оставшаяся часть первого дня ушла на то, чтобы вкусить скромный уют Животовской базы и познакомиться с ее обитателями. Что касается приезда других участников соревнований, то явно намечалась задержка начала соревнований по причине снежных заносов. Но подготовка шла своим чередом и уже при свете электрических фонарей к волку примеряли необходимую экипировку, которая затрудняла бы его передвижения, что вполне допускается правилами.

Состязания были открыты на второй день моего пребывания на базе. Всего того, что входит в сферу профессиональной компетенции и относится к правилам самих состязаний, их результатам, постараюсь здесь не касаться — об этом написали специалисты в прошлом номере нашего журнала.

Я же хочу поделиться своими впечатлениями. Погода на второй день была прекрасной, с утра — ясно, воздух прозрачный, мороз — почти –20о С. Свежевыпавший снег и высокая прозрачность увеличили освещенность и оказалось, что для съемки больше всего подходит прихваченная "на всякий случай" пленка ds–100, тем более, что "наводиться" для оперативности приходилось на "рабочей" диафрагме. Но главное, можно было снимать и с короткой выдержкой – 1/500 с, а значит и работать с телеобъективом. Сам процесс съемки осложнялся лишь глубоким снегом — по такому, особенно если ты не борзая, быстро не побегаешь. Так что пришлось выбрать для себя на площадке одну точку, и уже оттуда, в основном, проводить всю съемку. Я снимал "Зенитом" (именно в него была заряжена ds–100), а объектив взял длиннофокусный "Юпитер – 37А". Здесь будет уместным подробнее описать место, с которого производилась съемка, а также высказать несколько соображений по поводу выбора кадра, то есть тех объектов, которые будут видны в видоискателе аппарата в момент срабатывания затвора. Чего нужно добиваться при поимке объекта съемки? Вопрос, как говорится, непростой. Поначалу на своих кадрах вы обнаружите досадные погрешности. В одном случае объект "потеряется" на общем фоне или окажется слишком мелким. В другом, наоборот, отсутствуют необходимые детали. Полезно даже без фотоаппарата "снимать" глазом окружающие объекты, быстро укладывая их в воображаемые рамки предполагаемого кадра. Этому вопросу я уделил так много внимания потому, что считаю выбор точки съемки и кадра основными составляющими процесса репортажной съемки.

И вот началось… Сначала выпустили волка, через некоторое время запустили собак. События развиваются стремительно. Я начинаю съемку — сначала общий план, затем более крупные планы. Ага! Похоже, что волк выбрал меня за ориентир и явно заворачивает в мою сторону. Я даже растерялся. Снимать? Предпочел все же просто следить за приближением зверя и, в случае необходимости, принять какие-нибудь меры (какие, правда, я до сих пор так и не представляю). В каком состоянии находится волк, преследуемый собаками? Стою. Волк уже возле ног и даже пытается куснуть аппарат, который я держу в руках. Я отпускаю аппарат (кажется, кто-то мне это подсказал) и прячу его под курткой. Волк же доверчиво лижет мне руки. Вообще, несмотря на травлю, к людям волк относился на удивление дружелюбно. Да, а где же собаки? По мере приближения к зверю они каким-то образом чувствуют силу этого хищника. Каждая борзая, как я понял, имеет собственное представление о безопасной дистанции — кое-кто из них соблюдал приличное расстояние, а некоторые оказались более смелыми, и при соответствующей тренировке были бы вполне способны на более решительные действия. Во всех случаях собаки уходили очень достойно.

Во втором заходе волк решил не останавливаться и, минуя меня, минуя ограждение из красных флажков (которых он, по идее, должен был бы панически бояться), потянул сами знаете куда — к лесу. Хорошо, что было всего три своры. После третьего захода волка назад уже несли — надоели ему, видно, эти игры.

Я напоследок делаю еще несколько снимков волчьей морды.

Все, что интересует специалистов, можно прочитать в статье Е.В. Халмоши в предыдущем номере журнала. Она человек чрезвычайно увлеченный своим делом, я с удовольствием общался с ней, любуясь фотографиями собак из ее фотоколлекции. На третий же день с утра продолжались садки на злобу для тех, кто не успел к началу состязаний. В этот день после обеда и на четвертый день уже перед отъездом состоялись выходы с собаками в поле, где их можно было проверить по зайцу. Было пройдено немало километров, но зайцы попадались все какие-то слишком уж хитрые. Так что по этому поводу уместнее всего процитировать популярное в былые времена выражение "Ну, заяц! Ну, погоди!" От всего увиденного у меня остались прекрасные впечатления. Изумительные по красоте заснеженные просторы, чистый морозный воздух, постоянная смена пейзажей. В результате запасы здоровья и нервной энергии существенно пополнились. А вот результаты съемок оказались не слишком успешными — может потому, что снимать в таких условиях мне пришлось впервые. Не хватало мощности объектива для того, чтобы получить удовлетворительные размеры изображения. Освещенность на протяжении светового дня, и без того слишком короткого, менялась очень сильно. Свет, рассеянный из-за легкой, но почти сплошной облачности — контур солнечного диска за облаками едва угадывался — создавал наименее благоприятные условия для съемки телеобъективом, так как длиннофокусной оптике свойственно снижать контраст. А в последний день фотоаппарат, видно из-за постоянного переохлаждения, и вовсе отказал.

И тут еще раз хочется сказать о том, на что прежде всего нужно обращать внимание во время съемок в холодную погоду. При температуре около –10оС может отказать и обычная механическая камера. Вот и моя "praktica" не выдержала скорее всего потому, что где-то в аппарате замерз конденсат или чересчур загустела смазка. Наиболее вероятно первое предположение, так как из-за резкой смены температур в аппарате могла появиться влага. Кроме того, из-за большой теплоемкости массивного объектива и габаритов моего "фоторужья", которое под курткой не спрячешь, камера охлаждалась морозным утром очень здорово — руки прилипали к металлу. Чтобы избежать накопления влаги, внесенный с мороза аппарат нельзя оставлять в теплом влажном помещении, его лучше чем-нибудь укутать, чтобы нагрев происходил постепенно. Несколько слов о самой базе. Сразу оговорюсь, что мои впечатления очень субъективны — так сказать, впечатления простого обывателя — не охотника и не рыбака. И все же, будь я помоложе, после пребывания на такой базе кое в чем пересмотрел бы свои взгляды — думаю, здесь не грех и просто отдохнуть с фотоаппаратом.

Организаторы состязаний создали все условия (и это в наше непростое время) для участников, судей и гостей. Никто не мог пожаловаться на отсутствие тепла как в прямом, так и в переносном смысле. Трудно даже представить себе, каких усилий стоило хозяевам базы проведение этих состязаний. В течение этих четырех дней я не раз беседовал с егерем Павлом Севрюковым, выслушивал его жалобы. Что же, ему действительно можно посочувствовать — видно, не скоро у государства дойдут руки до поддержания и развития охотничьих хозяйств. А жаль. Такая поддержка могла бы оказать влияние не только на экономику, но — в еще большей степени — на духовное состояние нашего общества, которое формируется во многом благодаря нашему общению с природой. Тут не последнюю роль могли бы сыграть и фотографы, в частности, фотоохотники. В их силах донести до зрителя бесценные образы наших ландшафтов и животного мира. Надеюсь, что журнал поддержит нас, фотографов, в наших начинаниях, предоставляя на своих страницах место для снимков любителям живой природы.

Надеюсь также, что и мои "путевые заметки" в чем-то помогут тем, кто только начинает "карьеру" фотоохотника.