header_logo

Содержание / 2006 / Оружие и охота №6


Применение военного оружия на охоте.



С.А. Бутурлин.

СОДЕРЖАНИЕ: пульная стрельба; универсальное оружие, круглая пуля, патрон Жевело, прямая нарезка, штуцерное ружье, парадокс, тройник; достоинства военного оружия, крнка, берданка, недостатки ее спуска и прицела, прицел Леймана, скорострельность, приставной магазин, образцы берданки, недостатки боевого патрона; берданка – экспресс, ее убойность, настильность, меткость, безопасность, конструкция пули; берданка – дальнобойное ружье, основания устройства пули; берданка – малопульная винтовка, устройство пули; трехлинейная винтовка, достоинства и недостатки ее, необходимые переделки, образцы, недостатки боевого патрона; трехлинейка – для крупного зверя, ее малоубойность, экспансивные пули, пули без оболочки; трехлинейка, как дальнобойное оружие; трехлинейка, как малопульная винтовка; пристрелка, отливка пуль, заряжание патронов, уход за ружьем; заключение.

В практике русских охотников не редки, а в иных местностях и очень часты такие случаи, когда обычный снаряд ружейного охотника, дробь разных номеров, становится совершенно непременимым и приходится прибегать к сплошному снаряду, т. е. пуле. Случаи эти, требующие пульной стрельбы, можно разделить на три главные категории, сообразно с коими предъявляются и различные требования к пуле, а именно:

Во-первых, охотнику может встретиться очень крупное и крепкое, иногда и опасное животное, напр., медведь, лось, причем от пули прежде всего приходится требовать очень большой убойности. Во-вторых, при охоте на животных большой или средней величины в горах или открытых степях, охотник может оказаться в невозможности подойти на обычный для русских охотников выстрел на 30-100 и много-много 200 арш. и стрелять придется гораздо дальше. Тогда на первый план выступит дальнобойность, т. е. способность пули сохранять и порядочную меткость, и убойность на большие дистанции, хотя бы в некоторый ущерб некоторыми качествами, хотя бы и важным (напр. настильности). И, в-третьих, наконец, при охоте на птицу и мелкого зверя могут быть, в зависимости от разных условий, такие случаи, когда дистанция стрельбы достигает 100-200 арш., и дробь, следовательно, становится бессильной. В этих случаях, очевидно, на первом плане стоит наибольшая меткость и настильность боя на небольшые (до 200 ар.) дистанции.

Производство специально-пульного, нарезного оружия достигло в настоящее время такой высокой степени технического совершенства, что для каждого рода пульной стрельбы выработаны образцы, вполне приспособленные именно к достижению данной цели, и при хорошей работе достигающие поразительных результатов. Таким образом, при больших средствах охотник может иметь для первой категории случаев пульной стрельбы крупнокалиберные штуцера от 10 до 24 калибра или штуцера экспрессы от 577 до 400 кал.; для второй категории – штуцера экспрессы от 500 до 360 кал. или же карабины тоже калибром приблизительно от 5 до 4 линий. Наконец, для третьей категории – малопульные винтовки (rook-rifles) от 380 до 220 кал.

Но так как иметь целый арсенал оружия и не для всякой охоты удобно, напр., когда встречается смешанная дичь и, главное, для огромного большинства русских охотников совершенно немыслимо по экономическим соображениям, то приходится искать не набора специального оружия, а, наоборот, по возможности одного универсального ружья. К сожалению, эта задача не только не разрешена, но и в более или менее близком будущем нельзя ждать ее разрешения, что я постараюсь доказать кратким обзором существующих решений задачи.

Простая охотничья двустволка цилиндрической сверловки или при очень хороших, прочных чоках допускает стрельбу круглой пулей. При хороших стволах и аккуратном, умелом заряжании круглая пуля дает хорошую, достаточную для крупного зверя меткость до 80-100 арш. при прекрасной силе, а на близком расстоянии прекрасную убойность даст экспансивная пуля (напр., Л.М. Ушкова или кн. А. Ширинского-Шихматова). Но дальнобойного карабина или малопульной винтовки этим не заменишь. Это же последнее замечание применимо и к идее Куртье (нарезная гильза). Кроме того, эта идея осуществлена очень плохо в так называемом патроне Жевело: чрезмерно тяжелая пуля допускает только минимальные заряды, а потому не только уступает круглой пуле или разрывной из обычных патронов, но и действует вполне неудовлетворительно, кроме, конечно, самых близких расстояний. Кроме того, обыкновенно гильза после выстрела должна быть выбиваема из каморы, что может быть и опасно (при охоте на медведя напр.). Для меня несомненно, что нарезная гильза должна быть металлическая толстая, не с 3-мя слабыми, а с большим по возможности числом прочных нарезов, крутизною не 101/2 дм. на 1 оборот, а не больше 3 дюйм. Пуля же должна быть из твердого сплава, не более 71/2-81/2 золот. и с плоским дном. Мой хороший знакомый В.Г. Васе работал над применением идеи Куртье в верном направлении и то же слышал я еще на выставке Технического Об-ва от г. Торбеке о его изысканиях, но об окончательных результатах я не слыхал ни от одного, ни от другого.

Я видел ружья с прямыми нарезами, с расчетом на особенно хороший бой пулей. Некоторые из них (одно, работы Барелла, видел очень недавно) при обычном, хотя и не дурном бою дробью, особенно крупными номерами, давали хорошие результаты и пулей, но не лучше, чем непокривленный дробовик обычного типа.

Очень простую, но далеко неудачную попытку выдумать универсальное ружье мы имеем в штуцерном ружье, где один ствол гладкий, а другой с винтовой нарезкой. Из многих недостатков этого ружья достаточно указать на то, что при плохом балансе оно имеет один ствол для дроби, значит не может быть удобным дробовиком.

Весьма изящное решение вопроса предложено англичанином Фосбери: это – парадокс, т. е. обыкновенная гладкая двустволка, но чок или сужение в конце стволов которого нарезано крупной штуцерной нарезкой. Парадоксы выделываются и в Англии и на континенте и, не уступая по бою различными номерами дроби лучшим дробовикам, дают превосходный бой конической (сплошной или экспансивной) пулей до 130 арш., при легкости и балансе дробовика. Система эта, казалось бы, заключает в себе зародыш непрочности, так как пуля врезается в нарезы при большой скорости поступательного движения. Однако охотники уже более 12 лет стреляют парадоксами, причем в Индии и Африке им выпадает тяжелая работа как по огромному числу выстрелов, так и по условиям сохранения. Однако жалоб на их непрочность неслышно вовсе, а похвал, и притом от охотников требовательных, как Самуэль Веккер, Чапмане Элиот, Лонсдэле, Нансене, Силюсе и многие другие, очень много. И в России парадоксы у многих охотников давно в употреблении. Замечу, что тот парадокс Мацка, который описан в моем "Исследовании конструкции и боя охотничьих ружей" был уже раньше два года в употреблении у одного известного охотника. Следовательно при хорошем материале и такой же работы парадокс вполне надежен, но зато и недешев. Парадоксы же ружейников средней руки часто оказываются с плохим боем. Но и парадокс, являясь незаменимой комбинацией дробовика и штуцера, не может одновременно служить для других родов пульной стрельбы, значит – не универсален.

Так называемый тройник, являясь механической помесью, если позволительно так выразиться, гладкоствольного и нарезного ружья, имеет ту хорошую сторону, что калибр нарезного ствола не зависит от калибра гладких. С другой стороны, третий ствол чрезвычайно утяжеляет ружье и портит его балансом; беря стволы малого калибра – 24 или 20 – для дроби, длиною не более 26 дм., можно избежать обременительного веса и слишком плохого баланса, но тройник, сравнительно с двустволкой гладкой или парадоксом равного веса, всегда будет по конструктивным данным своего рода "зефиром" или "плюмом", только без их легкости, а эти "зефиры" могут быть надежны лишь при лучших качествах материала и работы, да и то… кроме того, третий ствол неминуемо прямо или косвенно, но сильно ослабляет колодку, где его не помещай. Поэтому лучшим видом тройника будет дробовик-винтовка, а не дробовик-карабин или дробовик-штуцер. Отъемный третий ствол, как у тройников Новотни, – прекрасное изобретение, если окажется прочным, но, во-первых, стрельба то с вынутым, то со вставленным стволом, т. е при разных условиях баланса, не даст охотнику необходимой и столь выгодной в парадоксах привычки к скорой и верной стрельбе, а во-вторых, если бы соответственным изменением экстрактора Новотному и удалось приспособить к одному тройнику несколько отъемных стволов, чтобы вставлять, по необходимости, то винтовочный, то штуцерный и т. д., то я не вижу, чем такая двустволка с кучей запасных стволов ближе к универсальному оружию, чем простой набор нескольких ружей. Впрочем, и у трехстволки, как и у парадокса, есть поклонники (см. прекрасную статью С. Лейдекера о тройниках). Цена тройника, понятно, тоже выше цены ружей обычного типа.

Из рассмотрения этих главных из известных мне видов комбинированного оружия видно, что ни один образец не является одновременно вполне удобным и дробовиком, и штуцером, и карабином, и винтовкой, т. е. не является универсальным, и охотник, желающий иметь вполне надежное оружие для всех случаев стрельбы, должен кроме обычного дробового ружья иметь еще и нарезное оружие, причем, как увидим, это можно сделать дешево и, если исключим дробовую стрельбу, один, образец нарезного ружья может явиться универсальным для всех случаев, но, конечно, исключительно для пульной стрельбы...

...

Продолжение следует.