header_logo

Содержание / 2000 / Оружие и охота №3


Украинская амазонка

Наш репортаж

Уважаемые мужчины, если незабываемый образ Русланы Пысанки — киноактрисы,секс-символа национального телевидения etc. — лишает вас сна в темное и снижает трудовой энтузиазм в светлое время суток, если он (образ) вызывает подъем жизненного тонуса или, наоборот, слишком философское отношение к женскому полу, совершенно неуместное в некоторых ситуациях — не бегите к врачу или в ближайшую аптеку за Персеном или Виагрой.Излечиться от такой безответной любви и неотвратимо следующего за этим депрессивного состояния, поверьте, можно, сев за руль и направив колеса вашего авто в Бровары на спортивно-стрелковый комплекс "Сапсан-Спорт". А уж там, если повезет, вы сможете встретить "красавицу, спортсменку и т.д."

Мы, правда, на везение не понадеялись, а заранее договорились об интервью с чемпионкой мира по самому "охотничьему" виду спорта Викторией Чуйко.

— Виктория, как Вы познакомились с оружием? — Решающим, наверное, было то, что родилась я в семье охотников. Охотником был мой дед, заядлый охотник и стрелок-любитель — отец Василий Владимирович, а старший брат Сергей — хороший стрелок-стендовик. Стрельбой он начал заниматься раньше меня, и однажды привел с собой на тренировку, хотя на утиную охоту — в качестве болельщика — меня возили еще лет с пяти-шести. На открытие охоты мы выезжали тогда всей семьей, с собой, кроме охотничьих ружей, брали еще и "воздушку". Интересно, что победителем наших "семейных" соревнований по стрельбе из "воздушки" чаще всего становилась моя мама Валентина Александровна.

— А как попали в стендовую стрельбу? Когда это было?

— Брат привел меня, десятилетнюю девчонку (правда, я была довольно рослой) на стенд, где я впервые взяла в руки стендовое ружье. Бросили мне десять "тарелочек" — из них я разбила восемь (я уточнял несколько раз. — Прим. корр.). Вот так сразу! Собственно, с этого и началась моя стрелковая "карьера". Я думаю, способность к стендовой стрельбе во мне заложена генетически, что ли...

Какое-то время я одновременно занималась и стрельбой и гандболом. Но, когда количество тренировок увеличилось и времени на все уже просто не хватало, отец и брат "надавили" на меня, и я выбрала стендовую стрельбу.

— Не тяжелы ли были такие физические нагрузки для детского организма?

— Сначала трудновато приходилось, ведь я начала стрелять почти ребенком. Первым моим ружьем было облегченное Иж-25, с ним я работала на круглом стенде. Но вес-то весом, а вот отдача, грохот выстрела... Мой первый тренер Николай Михайлович Иванкин, с которым я занималась до 1985 г., в техническом и тактическом плане, по правде сказать, не очень и помог мне — ну чему, скажите, можно научить десяти — двенадцатилетнего ребенка? Зато он научил меня не бояться выстрелов и, главное, привил любовь к занятиям стрельбой. Сейчас я тренируюсь здесь, в "Сапсане", четыре раза в неделю, за тренировку выстреливаю по 125 патронов, да еще по часу в день тренируюсь дома, конечно, без стрельбы. Мой нынешний тренер — Юлия Васильевна Клекова — выдающаяся спортсменка (трехкратная чемпионка мира, одиннадцатикратная чемпионка Европы) и опытный наставник. Она — моя "вторая мама" в спорте. (Это интервью мы брали в ненастный февральский день, Юлия Васильевна болела гриппом, а Виктория скучала и никак не решалась начать тренировку без тренера — Прим. корр.).

Раньше за один день соревнований женщины стреляли 150—250 раз в зависимости от того, попадешь ли ты в финал и понадобится ли "перестрелка", т.е. стрельба до первого промаха в случае одинаковых результатов у нескольких спортсменов. Конечно, это было довольно тяжело и физически и психологически.В 1986—1988 гг. еще подростком, Виктория выигрывала по 8—9 "взрослых" соревнований из тех 10, что проводились ежегодно, включая первенство Вооруженных сил, что было почти равнозначно Кубку Союза, ведь в ВС были собраны лучшие стрелки-стендовики. Вот уж действительно, крепкая девушка! Единственные соревнования, которые Виктория тогда не выиграла, — чемпионат СССР. Сама спортсменка говорит, что в то время она еще не достигла такого высокого уровня.

С 1996 г. ввели новую олимпийскую программу, включавшую стрельбу дуплетами, и нагрузки на женщин (впрочем, как и на мужчин) были немного снижены. Теперь женщинам на этапе выхода в финал "подают" 75 мишеней, затем еще 25 в финале (это все в один день). А после трех-четырехдневного перерыва снова "стреляются" 100 мишеней, теперь уже дуплетами.

— Виктория, вопрос о психологических нагрузках, о тактике проведения состязаний. Что значит тактика в стендовой стрельбе, ведь здесь стрелки соревнуются не друг с другом, а, фактически, с бездушной машиной, выбрасывающей "тарелки"? — Это — взгляд дилетанта. На самом-то деле спортсмены все равно соревнуются между собой. И всевозможные тактические приемы, в том числе и не самые спортивные, особенно в финальной части соревнований, при "перестрелках" применяются довольно широко, и прежде всего в женской стрельбе. Дело в том, что женщины эмоциональнее мужчин, их гораздо легче вывести из равновесия, и, кроме того, женщину всегда беспокоят проблемы, связанные с домом, детьми, наконец то, как она выглядит на площадке. Соперница может как бы невзначай бросить, мол у тебя не все в порядке с костюмом, иногда "просто" спросить: "А что это у тебя за прическа?" — и спортсменка уже ощущает психологический дискомфорт, ведь, прежде всего, она — женщина. Или вот со мной произошел такой случай. Чемпионат Европы 1998 г. проходил на Кипре в июне месяце. Накануне дня соревнований мы с подругой решили немного прогуляться по окрестностям — стрельбище располагалось за городом в очень живописном месте. Ну и как бы в шутку разговорились о том, что вот, мол, на Кипре весна — даже ящерицы бегают парами. На следующий день я стреляю и разбиваю 74 мишени из 75 возможных (предыдущий рекорд был 69 из 75). Чуть-чуть не дотянула до абсолютного рекорда... А все потому, что, когда я приготовилась стрелять, прямо перед глазами пролетели бабочки — и тоже парой — это на мгновение меня отвлекло, мелькнула мысль о весне, любви, и в результате — промах. А стендовая стрельба требует максимальной концентрации внимания.

Хотя, конечно, выступать на тех соревнованиях для меня было физически нелегко — это был первый серьезный старт после трехлетнего перерыва, связанного с рождением дочери. В итоге в финал я вошла с первым результатом, а вышла — с четвертым.

Что касается тактики в стендовой стрельбе, то она, конечно же, присутствует. И отработка тех или иных тактических приемов, например, наращивание или снижение темпа стрельбы — подачи мишеней, переходов с номера на номер, особенно в финале, при "перестрелках" — все это позволяет заставить "работать" соперника в непривычном для него ритме, и в итоге — допускать промахи. Здесь большую роль играет тренер — и во время подготовки, и на самих соревнованиях его присутствие рядом с площадкой, поддержка и, разумеется, полное взаимопонимание и доверие очень важны для спортсменок.

Приведу еще один пример. В 1991 г. на последнем розыгрыше Кубка Союза в финал вышли россиянка Елена Шаширина, спортсменка старше и опытней меня (двукратная чемпионка мира, восьмикратная — Европы), и я. Чтобы определить победителя, предстояло провести "перестрелку" непосредственно с ней, так как предварительные результаты у нас были одинаковыми. Стреляем друг за дружкой первую серию — одинаковый результат. После выполнения серии нам положен небольшой отдых, и вдруг Елена говорит: "Да что там тянуть, пошли отстреляемся сразу". Мой тренер Юлия Васильевна кивает: "Иди". Я стреляю — 24 из 25. Стреляет Шаширина — то ли 21, то ли 22. Вот так я и победила. Мы с тренером оказались лучше подготовленными — и физически и психологически — к тому, чтобы стрелять 50 мишеней подряд.

— Виктория, Вы уже упоминали о своем первом стендовом ружье. Из чего стреляете сейчас? И какими патронами?

— С 1985 г. я стреляю из "цкибовского" МЦ-108. Ружье, безусловно, уже старенькое, но я к нему очень привыкла и никак не могу с ним расстаться (я предоставляю возможность читателям самим подсчитать настрел, исходя из 500 выстрелов в неделю, даже с учетом трехлетнего перерыва. Цифра, поверьте, получится огромная. (Ружье чемпионки я осмотрел, оно выглядит вполне прилично, лишь чуть заметна сыпь в стволах. По словам самой Виктории, ружье ее ни разу не подводило, лишь пару раз приходилось убирать "шат" цевья — все-таки настрел дает о себе знать... Механизм не отказывал, тьфу-тьфу-тьфу, ни разу. — Прим. корр.).

В начале 90-х мне почти год довелось жить в Австралии — там в 1991 г. я стала чемпионкой мира, а потом осталась на некоторое время поработать. Так вот, выступая за Западный клуб Австралии (г. Перт), выиграла все призы континента, причем соревновалась с мужчинами. Женщины у них стреляют слабенько, и состязаться с ними было, честно говоря, неинтересно. Да и (смеясь) призы у мужчин были получше. Стреляла я из знаменитой "Беретты", и впечатление такое, что она сделана из металла значительно худшего качества, нежели мое МЦ. К тому же за итальянским ружьем требовался очень тщательный уход, да и оказалось оно менее прочным и надежным. Кроме этого, мне приходилось стрелять и из "Меркеля", но у него постоянно "летели" боевые пружины. А на охоте стреляю из подаренного мне на 16-летие Иж-39.

А вот по поводу боеприпасов могу сказать, что уже довольно давно я использую в основном спортивные патроны "Олимпик" — и на тренировках, и на соревнованиях. Они проходят специальную процедуру сертификации, в них используют другие (значительно меньшие по сравнению со стандартными охотничьими патронами) навески дроби. (Это делают специально для усложнения стрельбы — по аналогии с тем, как у стрелков-"пулевиков" несколько раз уменьшали размеры мишеней, ведь чем меньше дроби в патроне, тем меньше вероятность того, что хотя бы одна дробинка попадет в "тарелочку". —Прим. корр.).

— Так, со спортом мы более-менее разобрались, а вот какая Виктория за пределами стрельбища?

— Свободного времени почти нет — я практически постоянно нахожусь здесь, на стенде. В прошлом году было очень много работы, пришлось ездить в командировки — я работаю в Торговом доме "Татнефть-Украина". Кстати, через ваш журнал хочу поблагодарить "Татнефть" и лично президента Торгового дома Николая Петровича Соколова за солидную спонсорскую поддержку. Стендовая стрельба, к тому же на профессиональном уровне, —"дорогой" вид спорта, а если считать и поездки с тренером на международные соревнования... У спорткомитета денег на участие наших спортсменов в международных соревнованиях, к сожалению, зачастую не находится. Кроме того, я учусь на четвертом курсе юрфака Института экономики, туризма и права. Так что со временем, как видите, "напряженка". Но и при такой загруженности я всегда стараюсь найти время для выезда со своими "домашними охотниками" на открытие утиной охоты — это наша семейная традиция. Вообще, семья — мои самые верные болельщики, а до этого мама частенько ездила со мной (сама она хоть и не спортсменка, но в стрельбе разбирается хорошо — все-таки судья в "стенде"). Трехлетняя дочь тоже "болеет" за маму. Только вот наибольший восторг у нее вызывают мои промахи — на них Влада реагирует очень эмоционально, может потому, что промахиваюсь я нечасто. Что касается воспитания дочки, то при моем постоянном цейтноте мама, конечно, здорово выручает.

Люблю готовить да и, чего греха таить, покушать тоже, особенно мясные блюда. Люблю убирать в квартире, хотя, к сожалению, провожу дома не так уж много времени.

— Ну и, пожалуй, последнее. Виктория, какими бы Вы хотели видеть мужчин — и 8 Марта, и в другие дни?

— Мужчинам хочу пожелать, чтобы они нас любили, больше уделяли времени и внимания. Ведь для женщины самое главное чувствовать себя любимой, любовь в женском сердце — это огромный стимул, это то, ради чего стоит жить. А еще хочется, чтобы мужчины нас не подводили, не расстраивали, в общем были нашими надежными друзьями в любых ситуациях. А женщинам я желаю удачи и весеннего настроения!

Мы поздравляем Викторию с днем рождения, а всю ее "женскую сборную" — маму, тренера и дочку — с женским праздником.

p.s.Мои впечатления от встречи? С одной стороны —"профи" высокого класса, целеустремленная и уверенная в своих силах, а с другой — просто симпатичная молодая женщина, без всякого "чемпионского" апломба.

В конце марта Виктории предстоит выдержать серьезный экзамен — на соревнованиях в Австралии будут разыгрываться лицензии на летние Олимпийские игры 2000 года.

У студентов есть такое поверье: если друзья и знакомые тебя ругают во время сдачи экзамена, то это, якобы, помогает успешно пройти испытания. Мы, конечно, будем болеть за Викторию. Только вот за что можно ругать такую славную женщину?