header_logo

Содержание / 2006 / Оружие и охота №9


Применение военного оружияна охоте.



С.А. Бутурлин.

Окончание. Начало см. №№ 6-8, 2006г.

Мне остается сказать о выборе той или другой модели трехлинейки. Если в берданке пехотный образец слишком массивен и длинен для того, чтобы с ним можно было удобно охотиться, то этого нельзя сказать про винтовку обр. 1891 г., пехотный образец коей, при стволе около 31 дм. длины, имеет на 2 дюйма меньше всей длины, чем пехотная берданка, и весит без штыка около 9 1/2 фунт. Поэтому, ради большей длины прицельной линии, я обыкновенно пользуюсь пехотным образцом; но кому и это покажется тяжеловато – конечно, лучше взять драгунский карабин со стволом в 28 дм. (ровно аршин) и весом около 8 1/2 фунт. Казацкий образец почти не отличается от драгунского а нового кавалерийского образца, еще более миниатюрного, я еще не видал сам, да и для охотника не вижу в нем надобности.

Покончив с рассмотрением разных образцов военного казнозарядного оружия с охотничьей точки зрения, я позволю себе, хотя бы вкратце, коснуться немаловажного вопроса об обращении с этим оружием.

Охотники любят нередко сваливать труд пристрелки оружия на магазины, знакомых и т. п. Если это рационально и в дробовом ружье, то что же сказать о пульном, где и самая стрельба труднее и тоньше, да и дичь обыкновенно осторожнее и реже, а значит и дороже для охотника. Если прибавить, что чисто индивидуальные качества, вроде чувствительности кожи на пальце или силы зрения оказывают огромное влияние на найудобнейшие размеры прицела и мушки или на силу спусковой пружины, то станет совершенно ясным, что охотник непременно сам должен пристреливать свое ружье, хотя – если он не владеет слесарными инструментами – и при помощи какого-либо мастера. Нужно добавить, впрочем, что самый неизящно работающий слесарь, не может чего-нибудь испортить во внешнем виде военного оружия. Размеры мушки, прицела и т. п., о чем я уже подробно говорил в отделе о берданках, – все это должно быть приспособлено к качествам и привычкам самого охотника и к условиям его обычных охот; не нужно, стреляя в цель, увлекаться, как это часто бывает, особенной тонкостью мушки или чувствительностью спуска, потому что на всякой охоте волнение неизбежно (хотя большинство опытных охотников и умеет его сдержать), что неизбежно изменяет чувствительность пальцев и т. п.

Ни в каком случае, не следует пристреливать ружья "со станка", т. е. неподвижно завинчивая его в какой-либо аппарат, – и это не потому только, что зачастую бой при этом получается плохой, т. к. укрепить ружье действительно неподвижно очень и очень мудрено, но и потому, что это совершенно изменяет условия вылета пули, значит, ружье, пристрелянное со станка, может затем на деле дать иные результаты. Зато чрезвычайно полезно производить пристрелку "с упора", т. е. кладя ружье на неподвижный предмет: стол, высокий пень, перила балкона и т. п., причем для большей неподвижности на твердую поверхность под ружье очень полезно подложить что-либо мягкое, напр., мешочек с овсом, как делают в тирах. Ради той же неподвижности, самому лучше при этом сидеть. Но проверять силу спуска лучше стоя и без упора, и последняя "отделка", конечно, должна производиться именно так, чтобы охотник знал, какой бой он может получить от своего ружья без упора, в условиях охоты...