header_logo

Содержание / 2006 / Оружие и охота №10


Порох.



.

Андрей АБИН.

Говорят, театр начинается с вешалки. Про охоту можно сказать, что она начинается со сборов. Каждый вечер перед охотой, провожу я своеобразный ритуал. Проверяю снаряжение, пакую патроны. Патроны я снаряжаю сам. Можно, конечно, купить их в магазине, иногда я так и делаю, но в большинстве случаев стреляю своими, самозарядными. Снаряжение патронов – это тоже ритуал. Как влюбленный, бреясь и утюжась перед свиданием, погружается в мечты о предстоящей встрече с любимой, так и я, засыпая порох и дробь в гильзы, мечтаю о ней, об охоте.

В тот раз я купил порох незнакомой мне марки. То ли сказалась усталость минувшего рабочего дня, то ли слишком уж замечтался я о завтрашних стрельбах, но все предупреждения продавца о том, что каждую порцию этого пороха необходимо точно взвешивать, были добросовестно забыты. Я сыпал заряд в гильзы привычным для меня объемным способом. То есть отмеривал количество пороха специальной меркой.

За что и поплатился.

Неугомонный спаниель Спартак разбудил меня перед самым рассветом. Наскоро перекусив и собравшись, я закинул за плечо видавшую виды "тулку", сгреб в охапку мешок с резиновой лодкой и под музыку заливистого собачьего лая направился к реке. Хотелось еще по темноте переплыть на другой берег. Там, в зарослях тростника, готовились к ежегодному перелету сотни, даже тысячи лысух и уток. Рассвет застал меня за накачиванием лодки. Медленно оседал на воду туман. Ни ветерка. Ни звука. Даже Спартак прекратил визжать, только крутился вокруг меня и тихо поскуливал от нетерпения. Впрочем, его молчание было вызвано отнюдь не торжественностью момента, а парой чувствительных пинков под куцый зад.

Неожиданно тишина октябрьского утра была нарушена. Сорвана, как туман налетевшим ураганом. Это было похоже на рокот водопада, на шум горной реки. Я выглянул из-за камыша и остолбенел. На другой стороне вдоль берега по воде бежали лысухи. Вода по-настоящему кипела. Таких стай я еще не видел. Птиц было не меньше тысячи. С удесятеренными усилиями я налег на насос и спустя несколько минут "лисичанка" гордо вспарывала водную гладь. Спартак занял почетное место на носу и своим повизгиванием задавал темп. Наивно было бы полагать, что дичь будет дожидаться, пока я подойду на расстояние выстрела. Осторожные птицы не давали приблизиться. Погонявшись с полчаса за лысухами вдоль камышей, я изменил тактику. В зарослях было множество просветов. Они служили стоянкой для рыбацких лодок. В одном из таких просветов я решил устроить засаду...

.