header_logo

Содержание / 2006 / Оружие и охота №12


Дуплет.



.

Владимир ДУБРОВСКИЙ Фото автора.

Случай не летней охоте.

Сосновый бор, где мы решили оставить машину, встретил нас хором разноголосых птиц. Пичужки разных "калибров" старались перекричать друг друга. Неподалеку перекликались сойки, изредка посвистывал дятел. Где-то в глубине леса "чокали" дрозды. Сосны слегка покачивали своими разлапистыми ветвями, осыпая приезжих срывающимися с иголок капельками росы. Бор будто стряхивал с себя ночную сонливость.

Все живое радовалось раннему рассвету, пробуждающемуся новому дню. Тепло еще только рождалось в слабых лучах солнца, отражающихся от небосклона и как бы нехотя опускающихся на землю. Там, высоко, по верхушкам сосен и елей, скользили, поблескивая, стрелы поднимающегося огненного диска, высекая разноцветный бисер, согревая хвою, клубясь сказочным миражом. И ты, выхваченный из городской суеты, с головой окунаешься в лесной, лекарственный бальзам, на лице ощущаешь приятное, нежное прикосновение кончиков "пальцев" солнечных рук. Боишься хлопнуть дверкой автомобиля, остается на сиденьи не собранное ружье. Наступают минуты полного отрешения от мирских забот и слияния с дикой, чарующей природой.

Постепенно утихает птичий базар. Пернатые обитатели отправляются на поиски "хлеба насущного" с целью пополнения энергетических запасов.

– Отец, ты не уснул? – притронулся к моему плечу сын. – Ау! Где ты? Ты зачем сюда приехал, хоть помнишь?

Я не хотел "пробуждаться". Знал, что день вступает в полную силу, что уже совсем рассвело и пора заняться тем, собственно, ради чего мы сюда прибыли. Но волшебство, настигшее меня на этой поляне, не отпускало сразу, а испарялось приятно и медленно.

Слышно было, как скрипнула дверь хибарки, прилепившейся на краю леса, и служившей жилищем для пастуха. Пробуждалось в загоне общественное стадо. Подал голос пастуший пес, стремясь помочь хозяину в его хлопотах.

"Пора", – подсказывал мне внутренний голос. Я стряхнул с себя навождение, и вытащил чехол с ружьем из кабины.

– Знаю, где я, и что делаю,- вяло ответил Павлу. – Успеем. На зорьке нам никогда не везло, поэтому будем охотиться днем и с подхода. Согласен?

– Тут ты сто пудов прав, – согласился сын, – но все равно давай трогать. Сейчас коров выпустят на пашню, а я этого не переживу, ты же знаешь.

Сын и по сей день панически боится коров. Одна криворогая когда-то в детстве бросилась на него, напугала, и страх к этим животным так и остался у него до сих пор. Я посмотрел на часы, успокоил сына.

– У нас есть еще минут двадцать. За это время мы уйдем далеко. Я готов. Можем отправляться...

.