header_logo

Содержание / 2007 / Оружие и охота №4


В. БЕДЕЛЬ.



18 июня 1815 г. объединенные англо-голландские и прусские армии близ бельгийского селения Ватерлоо нанесли жестокое поражение войскам Наполеона.

Оказывается, эта дата имеет отношение к истории породы шотландских сеттеров. Дело в том, что из записок английских мемуаристов (по крайней мере тех из них, кто не был чужд кинологии) можно с уверенностью заключить, что не ранее этого события, являющегося для англичан своего рода почитаемым рубежом, и начал Александр, маркиз Хантли, впоследствии четвертый герцог Гордон, серьезно заниматься выведением породы легавых собак, названной потом его именем.

На самом севере Шотландии, близ побережья Северного моря, километрах в семидесяти от северной оконечности всемирно известного озера Лох-Несс с его легендарным чудовищем, расположен небольшой городок Фохаберс. Поблизости от него, неподалеку от бегущей с северных отрогов Грампианских гор быстрой реки Спей, в графстве Моришир был в XVIII-XIX вв. расположен фамильный замок Гордонов – Гордон-Касл. В начале прошлого века замок и прилегающее к нему поместье представляли собой образцовое сельское хозяйство. Гордонам принадлежали и обширные пастбища, и богатейшие охотничьи угодья.

Представляет интерес и сама личность Александра Гордона, создателя породы. Ведь не так-то много пород собак носит имя одного человека. Значит, и впрямь велика его заслуга, и нам он поэтому интересен.

Начинаем знакомиться и тут же наталкиваемся на некоторую загадку, которая поначалу ставит в тупик Дело в том, что в 1827 г. 84-летний герцог Александр умер. Так разве мог он за какие-то десять лет вывести новую породу, да еще такую, которая затем в течение полувека стала признанным фаворитом среди прочих легавых пород? Вряд ли. С другой стороны, нельзя не верить такому авторитету, как Л. П. Сабанеев, который указывает 1820 год как дату начала деятельности Гордона. Примерно тот же год называет и Т. Пирс – крупный знаток английских легавых. Известный пойнтерист Торнтон, посетивший Гордон-Касл в конце XVIII в., пишет, что легавых у герцога не было. Другие авторы подчеркивают, что до битвы под Ватерлоо Гордон увлекался соколиной охотой и охотой с борзыми на оленей гораздо в большей степени, чем охотой с легавыми.

Ситуация складывается неправдоподобная: человек на восьмом десятке лет за десятилетие выводит новую прекрасную породу. Поверить в это нельзя, и нужно искать какие-то новые данные, нужно копаться в архивах.

И основательно покопавшись в них, с удивлением выясняем, что, во-первых, порода уже была основательно подготовлена другими людьми и Гордон лишь отшлифовал ее, а во-вторых, эта шлифовка не закончилась со смертью Александра.

Что же представлял собой шотландский сеттер к началу деятельности Гордона? Прежде чем ответить на этот вопрос в общих чертах, вспомним историю легавых собак в Великобритании, обратившись для этого хотя бы к известному труду Л. П. Сабанеева и другим источникам.

Итак, обратимся к прошлому. Что нам известно о старых охотничьих собаках на Британских островах? Прямо надо сказать, немного. Хроники, как и в других странах, здесь мало уделяли внимания собакам. Одно можно сказать с уверенностью: в давние времена на территории Британии существовал только один вид охотничьих собак – гончие.

Примерно за тысячу лет до новой эры древние кельты (кстати, лучшие охотники тех времен), расселяясь из Центральной Европы, привезли с собой на Британские острова так называемую испанку – некрупную длинношерстную, вислоухую собаку, используемую для соколиных охот.

Затем, чему уже есть документальное подтверждение, в Британию были завезены длинношерстные птичьи собаки типа спрингер-спаниелей. Это сделали в начале новой эры римляне, завоевавшие тогда Британию. В течение последующих шести-семи веков массового завоза собак в Британию не было. Привезенные римлянами спрингер спаниели смешались с местными собаками как птичьими, так и гончими.

Следующий большой завоз собак начался в конце XI в. Связан он был с печально известными крестовыми походами Крестоносцы, возвращаясь, прихватывали по дороге домой охотничьих собак. Так, из Азии, с Ближнего Востока, они привозили браков – крупных, тяжелого склада, вислоухих птичьих гончих. Из Центральной Европы тогда же в Британию попали крупные бурые водяные спаниели.

Вскоре после этого, в XIV в, в Британии получает широкое распространение охота на птиц с сетью. Поскольку дробовых ружей еще не было, это был единственный способ недорогой охоты в отличие от сложной соколиной, доступной только феодалам.

Для охоты с сетью нужна была собака, делающая перед птицей остановку или ложившаяся, чтобы дать возможность охотнику подойти и закинуть сеть. Тогда-то и начинается выведение сеттинг-догов – припадающих к земле, замирающих собак. Эти собаки впоследствии получают название сеттеров, т. е. по-русски легавых. В основу их легли старинные местные длинношерстные собаки – помеси гончих, "испанок" и спрингер спаниелей, а также водяные спаниели и браки Что они представляли собой? Это были длинношерстные, довольно тяжелые и не особенно быстроходные собаки. К началу ружейной охоты они уже обладали твердой стойкой, неплохим чутьем и способностью достаточно быстро натаскиваться.

Но среди этих разнородных, разнотипных и разномастных собак существовали и представляющие для нас очень большой интерес. Речь идет о довольно большой группе черно-подпалых сеттинг-догов. Нужно сказать, что черно-подпалая масть у собак была любимой и заботливо культивируемой в Британии в течение нескольких веков. Многие отродья собак там и в древности, и в интересующий нас период имели такой окрас: древние гончие, пастушьи собаки более поздних времен, бладгаунды, птичьи собаки средних веков и т д. Поэтому-то и велась в себе породная группа сеттинг-догов, имеющая черно-подпалый окрас, велась в интенсивнейшей чистоте с самого начала выведения птичьих ложившихся собак.

В 1620 г. англичанин Дж. Маркам в своей книге "Предотвращение голода, или Искусство охоты на суше и на воде" писал, что среди ложившихся собак особое место занимают черные с коричнево-желтыми подпалинами, ценящиеся за выносливость и неутомимость в работе.

Другой англичанин, именующий себя "джентльменом из Суффолка, истым спортсменом" в книге "Трактат о полевых развлечениях", вышедшей в 1776 г., пишет, что в начале XVIII в. велись две породы ложившихся собак – черно-подпалые и пегие.

Наш русский автор В. Левшин в книге "Совершенный егерь", вышедшей в 1779 г., пишет, что уже тогда в Россию ввозились из Англии черно-подпалые длинношерстные собаки, известные под названием "спаниелей короля Карла".

Англичанин Д. Томсон-Грей в книге "Собаки Шотландии", вышедшей в 1891 г., приводит целый список гравюр конца XVIII в., изображающих черно-подпалых сеттеров.

Масть свою эти собаки получили, вероятно, от старинных черно-подпалых гончих, с которыми мешались завозимые "испанки" и спрингер спаниели. В результате этого образовались длинношерстные черно-подпалые легавые собаки, улучшенные в дальнейшем примесью крови браков и бурых водяных спаниелей.

Во второй половине XVIII в. это были довольно мелкие, тяжелые, тихоходные, маловыносливые, робкие собаки, зачастую боящиеся выстрела, припадающие к земле и медленно подползающие к дичи. Ясно, что такие собаки не могли удовлетворить охотников в условиях снижения численности птицы и широкого распространения дробовых ружей. Собак надо было немедленно улучшать.

Кто же занялся этим? Кто повысил уровень черно-подпалых сеттеров? Кто подготовил их к деятельности Гордона, подготовил, так сказать, к окончательной шлифовке? История донесла до нас имена двух людей, роль которых в становлении породы шотландских сеттеров, пожалуй, не менее важна, чем роль Гордона.

Первое имя – Томас Коук (1754-1842), страстный охотник, любитель собак, лучший стрелок в стране в то время. Современники с удивлением констатируют, что в возрасте 79 лет он на спор сбил 25 выстрелами 24 птицы. Очень богатый человек, крупный землевладелец, он создал в конце XVIII в. одно из самых известных охотничьих хозяйств по разведению куропаток и фазанов и основал крупный питомник охотничьих собак. Его писал великий художник Гейнсборо, и до наших дней сохранилась картина, на которой изображен молодой Коук в окружении трех сеттеров. Сеттеров Коук очень любил, добился значительного улучшения их качества, и его питомник прославился ими. В питомнике было много черно-подпалых сеттеров, и когда в Англии начались записи в общую родословную книгу, у истоков родословных легавых часто можно было найти клички Рейк, Ренджер, Бриль, Мона, т. е. черно-подпалых сеттеров, владельцем которых указан Томас Коук из Норфолка. Из этого-то питомника и поступила в Гордон-Касл около 1815 г. большая группа черно-подпалых собак, чему есть достаточно много подтверждений в охотничьей литературе Англии второй половины XIX в.

Второе имя – Генри Педжет (1768-1854), участник битвы под Ватерлоо, тоже страстный охотник на птицу, основавший около 1810 г. питомник сеттеров "Бьюдесерт". И из этого питомника примерно в то же время поступила в Гордон-Касл часть собак Современники утверждают, что вообще самый первый черно-подпалый сеттер попал к Гордону именно от Педжета.

Есть подтверждения и обратному потоку сеттеров от Гордона к Педжету и особенно к Коуку. "Мистер Коук и герцог Гордон вели породу совместно и часто обменивались сеттерами", – писал в 1867 г Дж Уэлш, редактор журнала "Поле".

И все же потомки назвали выведенную породу сеттеров именем одного человека, именем Гордона...

Как уже отмечалось, питомник Гордона сложился где-то около 1815 г. Получив из питомников Томаса Коука и Генри Педжета значительное количество собак, Александр начал в очень широких масштабах племенную работу с ними, имея целью улучшение экстерьера собак и повышение их полевых качеств.

Здесь же необходимо отметить и еще одного человека,