header_logo

Содержание / 2007 / Оружие и охота №5


Владимир САРАТОВ,фото автора.



"Весной просыпается в нас что-то глубокое, основное, – радостный остаток далекого прошлого, хочется снова стать следопытом, бродить по зеленеющим лугам, продираться сквозь чащи кустарников, лазить по болотам и моховым топям..." А.С. Серебровский "Биологические прогулки"

Первые дни мая. Распускаются листья, земля оделась в зеленый наряд. Речка только вошла в берега и везде у воды, на кустах видны следы половодья. Темнеют полосами наносы всякого сора: бурые стебли травы, тростника, мореные листья, сучья и ветки. Непросохшая грунтовая дорога уводит в луга. Бодро шагаю, весело оглядывая окрестности. Отошел от села с километр. Навстречу двое сельских рыбаков идут в резиновых сапогах с удочками: краснолицый здоровяк в лыжной шапочке, расстегнутой телогрейке и его худощавый напарник в плаще и шляпе, с оцинкованным ведром. Здоровяк весело обратился:

– Ну, как ловля?

– Да только иду. А что у вас?

– На озере с утра ловили. Клев слабый, карасиков всего десятка полтора, – и показывают мне улов, наклоняя ведро.

Там на дне плещутся серебристые рыбки с темными толстыми спинками.

– На червя? – спрашиваю.

– На червя. Но вода еще холодная, может, через неделю лучше пойдет.

Продолжаю свой путь. Свежий северо-восточный ветер шумит молодой ярко-зеленой листвой верб. В ясном голубом небе быстро плывут вытянутые белые облачка, словно ладьи-птицы. Воздух напитан ароматами первой молодой листвы и зеленеющих трав. С ветлы у дороги доносится тихое "тсии, тсии". Пара маленьких синичек-ремезов в светлых "жилетиках" с рыжеватыми крылышками хлопочет над постройкой гнезда-колыбельки. На конце гибкой ветки уже видны стенки и дно будущего жилища. Работа идет споро. Птички все время носят какие-то волокна и выплетают остов гнезда, ловко снуя вокруг гибкой развилки, словно живые челноки.

Ветер морщит голубую воду разливов, пересекающих луговую дорогу. Приходится часто брести по колено через болотца, полноводные ручейки и озерные протоки. В одном ручье на дне копошатся ручейники в трубочках-домиках. Хорошая будет насадка для ловли рыбы. Собираю их в пустую консервную банку.

Больше десятка бродов уже позади. Река в обрамлении зеленеющих лозняков вьется лугом, делая резкие повороты. Луг золотисто-желтый от цветущих лютиков. Высматриваю берег, где есть не заросшее место, чтобы можно было забросить удочку. Вот подходящая излучина, украшенная раскидистой толстоствольной ветлой. Вдоль возвышенного берега ходить можно. Здесь и стану. Рюкзак опускаю на траву у ветлы. Ух, хорошо! Речная пойма звенит от птичьих песен. Разматываю удочку, наживляю ручейника и делаю первый заброс за усохший куст, съехавший в воду. Течение здесь замедляется, но вода крутит. Несколько проводок и… ничего. Уменьшаю "дно", – попробую в полводы. Вот поплавок завертелся в водовороте, идет в сторону, притапливаясь, и вдруг исчез. Раз! – подсекаю, и крупная верховодка-черноспинка улетает в траву от чрезмерного рывка. Не ловил давно, надо поспокойнее. Верховодки клюют бойко, и вскоре у меня уже девятнадцать рыбешек. Солнце почти в зените, греет изрядно. Клев как-то враз прекратился. Ну и ладно, буду готовить стан к ночлегу. Осматриваю местность. В шагах двадцати от берега, у большого куста красной лозы, подходящее сухое ровное возвышение, а рядом неглубокая промоина – удобное