header_logo

Содержание / 2007 / Оружие и охота №7


Виталий ПЕТЕЛЬКО.



Мы много сейчас говорим и пишем об изменении климата на планете Земля, о парниковом эффекте, промышленных выбросах, активности солнца, влиянии луны и т. д., часто забывая о том, что окружающий мир для человека всегда был, как единое целое, все в нем взаимосвязано и ничто не может существовать обособленно. Прессинг людской деятельности на природные экосистемы начался уже 20-25 тысяч лет тому назад. Это привело в настоящее время к трансформации природного ландшафта, сокращению дикой природы, уменьшению ценности и пригодности ее для полноценного восстановления растительного и животного мира.

Но менялся не человек — менялась его преставление об окружающем мире. Менялись его посредники — орудия труда, менялась вооруженность человека и направленность этой вооруженности. Одновременно менялось отношение человека к окружающему пространству.

В далекие доисторические времена главным условием существования человека в Старом и Новом свете оказался лес с его многочисленными обитателями.

Лес без сомнения является одной из самых удивительных систем на земле. Лес не просто группа деревьев, не только сообщество различных видов растений; это своего рода организм высшей структуры, включающий в себя множество других организмов, сообществ и видов. Для человека прошлого лес был всем: защитой от врагов и непогоды, "складом" строительных материалов, неиссякаемой кладовой пищи и витаминов. Уже тогда воздействие человека на окружающую среду было достаточно велико, уже тогда закладывается ежеминутное столкновение колоссальных сил природы с противодействующими силами зарождающейся человеческой цивилизации и потому для нас важно определить: кто этот человек — потребитель или производитель. Ведь потребитель всегда только разрушитель, пусть даже потенциальный. Чтобы стать созидателем, надо было научится охранять существующее. Далеко не каждый из нас, даже в настоящее время, оказывается Охранителем, не охранником с дубинкой и по приказу, а Охранителем по призванию и любви, вкладывающего всего себя не для дня сегодняшнего, а для будущих поколений, ради которых твоя сегодняшняя жизнь согрета огнем далекого костра предков.

Центр тяжести жизни общества и каждого человека в отдельности лежит в том, что охватывает понятие "орудия труда". Для ранних эпох их не так уж и много: скребки, иглы, ножи, наконечники копий, стрел и гарпунов, сверла, мотыги, отбойники, топоры. Именно они оказались посредниками между человеком и природой. Идеи, заключенные в этих орудиях, не отличаются ни сложностью, ни легкостью — возможно идея иглы значительно сложнее идеи топора. Но именно топор претерпел столько изменений во времени, что по его форме и материалу можно отследить хронологию всей истории человечества. Среди многочисленных орудий труда только топор позволял человеку в максимальной степени использовать окружающую среду, расчищая, перестраивая, преобразуя — не всегда удачно — этот неизменный и вечно меняющийся мир. Победу человека над пространством, временем и климатом определил именно топор.

Человек оценил сразу важность этого инструмента. Он сделал человека строителем жилища, лодок, ловушек, оград, загонов, амбаров, мостов, плуга, позволил врубиться в заросли леса, расчистить место для поселка, пастбищ. Однако потребовалось несколько тысячелетий, чтобы топор занял в жизни человека подобающее место и немалую роль в этом сыграли животные. Именно благодаря им человек стал селекционером и Охранителем, превратился из Разрушителя в Созидателя.

Взяв на себя заботу о животных, человек вынужден был заняться переоценкой окружающего мира и не только переоценить его, но и приступить к его переустройству. Охотник стал Охранителем и Созидателем.

Охрана животных, пастьба их в лесу и степи раскрыли перед человеком полезные свойства растений, показывая, что пища, пригодная для животных, вполне может быть пригодной и для человека. Человек занялся переоценкой окружающего мира, и это заставило его преступить к его переустройству, т. е. заняться земледелием.

И если охотник и скотовод жили настоящим, собственной цены жизни, как таковой, для них не существовало, они жили лишь постольку, поскольку жил окружающий мир, то земледелец мог жить только будущим и во имя будущего. Ничто не ускользало от внимания земледельца — состояние погоды, свойство почв, характер растительности, формы и цвет плодов, сроки цветения и плодоношения. Человек становился философом, естествоиспытателем, познававшим таинства природы. Молодость человечества продолжалась долго, десятки тысячелетий, но пришло время зрелости, время ощущения собственных сил. И тогда впервые, оглянувшись вокруг себя, человек увидел преображенную им землю, возделанные поля, поселения, хранящие память не только об его собственном труде, но и труде его предков. Окружив себя искусственно созданной средой — полями, хозяйственными постройками и стенами жилищ и храмов — человек начал планомерное наступление на лес, чтобы заложить новую пашню.

Леса отступали перед топором и огнем, поселения, окруженные полями, оказывались открытыми солнцу, ветру, снегу, и дождю. Собственно с этого момента и начинается история современного человека, который сейчас забывает о своем тысячелетнем существовании, о той соединительной "пуповине", которая определят место человека в биосфере нашей планеты. Пора вспомнить об этой зависимости!

Так мы приходим к одному из самых существенных вопросов изучения прошлого — к реальной экономики и экологии, к реальной возможности использования ресурсов в ту или иную эпоху.

Не все согласятся с изложенными в статье, может даже крамольными, мыслями. Я попытался изложить и систематизировать популярно то, что известно современной науке о становлении человека как Homosapies и показать противостояние человека природе, исходя из того, что при оценке природных ресурсов необходимо ориентироваться не на абстрактные объемы, а на реальные возможности использования их в ту или иную эпоху. Подобный подход не только определяет разницу мышления и шкалу ценностей обществ, стоящих на разных уровнях развития, но и открывает возможность одновременного использования одного и того же пространства коллективами с разной экологической ориентацией.