header_logo

Содержание / 2007 / Оружие и охота №8


М. ПАРАМОНОВ.



Охота по бекасу и дупелю является самой спортивной и самой интересной. Никому из охотников не может придти в голову — промышлять этих довольно маленьких птичек, вес которых даже во время осеннего пролета едва ли достигает 250 граммов. Да и по другим соображениям промысел ружьем бекаса и дупеля невыгоден — стрельба по этой дичи довольно трудная, требует большого искусства и выдержки и, кроме того, без хорошей собаки никакая успешная охота на эту дичь невозможна.

Иногда, правда, приходится наблюдать, как пять-шесть городских охотников, не найдя на болоте уток и не желая возвращаться домой без выстрела, проходят по болоту без собак цепью и открывают бесполезную пальбу по вылетающим бекасам. Результаты такой стрельбы всегда бывают незначительные, а расход патронов большой. Конечно, такую стрельбу спортивной никак нельзя назвать, ибо птицы всегда вылетают неожиданно для охотников, стрельба ведется беспорядочно, много разной птицы пропадает безо всякой пользы, да и охотники не получают истинного спортивного удовольствия.

Совершенно очевидно, что охота на бекасов и дупелей возможна только с собаками.

Возникает вопрос: с какими же собаками следует охотиться на бекаса и дупеля? Наиболее часто на таких охотах применяются пойнтеры, сеттеры всех разновидностей и континентальные легавые. Обладая широким и быстрым поиском и хорошим чутьем, они довольно скоро разыскивают затаившегося в траве долгоносика, и своей красивой стойкой указывают охотнику то место, где находится найденная птица.

Спаниели, не обладая врожденной стойкой, работают по этой дичи менее эффектно, чем легавые собаки. Кроме того, они находят птицу не так быстро, как это делают легавые собаки, потому что поиск их более медленный и более короткий. Однако, несмотря на это, хорошо натасканный спаниель вполне пригоден для успешной охоты по бекасам и дупелям. Хороший охотник, т. е. такой, который умеет стрелять, любит своего спаниеля и умеет им руководить, всегда получит на охоте полное спортивное удовольствие.

Поиск спаниеля на лугу и в мелком болоте довольно быстрый, но медленнее, чем у легавых собак. Ищет он обычно на карьере или на галопе, но небольшие размеры собаки делают его поиск более медленным, чем поиск легавых. Кроме того, ширина его поиска также меньше. Обычно собака должна находиться от охотника на пределе среднего или дальнего выстрела дробового ружья. Это нужно потому, что спаниель не делает стойки по найденной птице и поэтому охотник располагает меньшим временем для того, чтобы подойти к собаке во время ее потяжки и подготовиться к выстрелу. Если спаниель, не обладающий стойкой, будет находить птицу за 100-150 метров от охотника, то много найденной птицы будет улетать без выстрела.

Подавляющее большинство спаниэлей имеют манеру поиска низом, и у некоторых охотников создается впечатление, что собаки этой породы работают только по следу. Это неверно. Даже с низко опущенной мордой и на быстром ходу собака способна уловить запах птицы на довольно большом расстоянии.

Однажды мне довелось видеть, как спаниель Джери одного из моих знакомых охотников причуял против ветра бекаса на расстоянии 25 шагов. Собака бежала впереди нас по берегу небольшого озерка. Вдруг она резко остановилась, подняла морду, понюхала ветер, который дул со стороны озера, энергично завиляла хвостом и пошла в воду. Спаниель переплыл озерко, сделал два-три крадущихся шага, по команде хозяина бросился вперед и поднял на крыло бекаса. До этого случая Джери искал всегда низом, и, глядя на него, нельзя было предположить, что он обладает таким незаурядным верхним чутьем.

Идя на поиск, спаниель иногда встречает на своем пути старые, уже остывшие наброды птицы и, будучи по своей природе очень страстным и старательным, начинает разбираться в этих следах, стараясь по ним отыскать птицу. Если эти наброды имеют выходной след, но которому птица убежала в сторону, то собака скоро найдет этот след и поведет по нему. Даже малоопытный охотник сразу заметит, что чем дальше по следу идет собака, тем она делается все более возбужденной, все энергичнее виляет хвостом и, наконец, начинает медленно подкрадываться к птице. Ясное дело, надо поспешить подойти поближе к собаке и приготовить ружье для выстрела.

Бывает иногда иначе. Собака повиляла хвостом на набродах, кинулась туда, сюда, снова вернулась к набродам, сделала круг, а выходного следа не нашла. В этом случае внимательно следящий за нею охотник должен не поощрять поиск собаки, а, наоборот, отвести ее от этих набродов и послать вперед. В противном случае собака может привыкнуть подолгу копаться на старых набродах и охотиться с такой собакой будет скучно.

Потяжка у спаниэля по своей природе более быстрая, чем у всех легавых. Как правило, такой нервной и горячей потяжкой обладают все молодые спаниели. Если охотник не будет работать над потяжкой у своего спаниэля, то впоследствии на охоте ему придется временами бегом спешить к своей собаке, отчего стрельба будет поспешной и менее удачной.

Поэтому необходимо как во время натаски шнуром, так и во время охоты требовать от спаниеля осторожной потяжки.

Подводка к птице у спаниэля бывает, как правило, броском. И этого момента, когда собака бросилась к птице, охотник не должен упустить. Он должен всегда быть готовым к тому, что собака может броситься за взлетевшей птицей. Особенно, когда собака работает первое поле или когда даже опытная и выдержанная собака долго засиделась без работы дома. Охотник должен резкой и громкой командой или свистком задержать спаниеля на месте и не позволить ему преследовать птицу.

В дальнейшем в результате полученного на охоте опыта спаниель привыкает к вашим требованиям и совершенно не будет преследовать взлетевшую дичь.

Необходимо иметь в виду, что у спаниэля имеется врожденная страсть к тому, чтобы поймать птицу. Поэтому каждый охотник должен понимать, что спаниель только тогда удовлетворит свою страсть, когда после выстрела подойдет вплотную к убитой птице, понюхает ее и возьмет в зубы.

В свете этих соображений становится понятным такой факт: один мой знакомый за 1,5-2 часа охоты на болоте со своей сукой Диной стрелял по одиннадцати бекасам и сделал одиннадцать промахов, после чего собака, которая до этого прекрасно и вежливо работала, начала с голосом гоняться за бекасами. На другой день эта же собака после нескольких промахов хозяина поджала хвост и пошла за ним сзади, отказавшись идти в поиск. Видя это дело, я взял на поводок свою собаку и передал неудачному товарищу, а его Дину позвал с собою. Через несколько минут собака нашла дупеля, который и был мною бит первым выстрелом. В течение тридцати минут мы с ней нашли еще четырех бекасов и одного дупеля, которые все были биты. Дина работала безукоризненно и не выказывала никакого желания гоняться за птицей.

Охотясь с другими товарищами, я неоднократно наблюдал подобные примеры и убедился в том, что чем хуже стреляет охотник, тем хуже будет работать его собака, а следовательно, меньше будет контакта между собакой и ее хозяином.

Больше того, надо посоветовать охотникам из-под молодого спаниеля стрелять только наверняка; если же птица вылетела неожиданно, да еще в стороне от вас, так уже лучше ее не стрелять, а пропустить.

Посл