header_logo

Содержание / 2007 / Оружие и охота №10


Алексей БУЛАТОВ, Ольга НЕРОДЕНКО. Фото из архивов авторов.



Статья посвящается Надежде Николаевне Завадской - первому кинологу, большой любительнице русских спаниелей, отдавшей все свои силы на выведение этой породы, и популяризации ее в Украине.

Спаниель известен с древних времен. Первое изображение спаниелеобразной собаки можно было увидеть еще на монетах Филиппа II, отца Александра Великого (Македонского). Изображение это датируется 336-359 годами до новой эры.

Лучшие кокер-спаниели ведутся в Англии. На русских выставках демонстрировались только кокеры, принадлежавшие его императорскому высочеству, великому князю Николаю Николаевичу, а именно кобель "Даш" на первой выставке Невского общества охотников в 1885 году, и тот же "Даш" с тремя другими кокерами на первой выставке любителей породистых собак в 1888 году выставлялись в ринге спаниелей. То были одни из первых спаниелей в России. Как видим, история русского спаниеля весьма короткая.

Спаниели встречались в России и до революции. Держали их любители и после 1917 года. Больше всех спаниелей было в Питере (Ленинграде) — около 50 собак.

После 1945 года возвращавшиеся в СССР военнослужащие, (а среди них были охотники) привозили спаниелей разных пород.

В 1946 году на Московской выставке экспонировалось 25 спаниелей, из них 14 кокеров, 5 суссексов, 4 фильда и 2 спрингера.

Годом рождения спаниелей в бывшем СССР по праву можно считать 1951 год. Именно тогда был утвержден первый стандарт породы.

РУССКИЙ СПАНИЕЛЬ

Русский охотничий спаниель — порода, выведенная в бывшем Советском Союзе. Недавно ей исполнилось пятьдесят лет. В Киеве первые русские спаниели появились после Великой Отечественной войны. В начале 90-х годов прошлого века только в Киеве насчитывалось более сотни этих собак. Интерес среди охотников к подружейной охоте, обилие водоплавающей дичи, а также удобство содержания этой породы в условиях городских квартир явилось замечательной почвой для роста поголовья русского спаниеля.

В период с 1946 по 1949 гг. все поголовье спаниелей в своих родословных имело в той или иной степени среди предков кокер-спаниелей, английских спрингер-спаниелей, суссекс-спаниелей, уэльских спрингер-спаниелей и фильд-спаниелей. Названные породы по различным причинам были перемешаны между собой. Это привело к тому, что получившиеся помеси были весьма разнообразными по типу, конституции и другим экстерьерным признакам. Главным критерием для отбора производителей и подбора пар стали хорошие рабочие качества. На основе лучших представителей этих собак был разработан и в 1951 г. утвержден стандарт новой породы, предусматривающий уравновешенно-подвижный тип нервной деятельности, крепкий-сухой тип конституции. Рост у кобелей 38-44 см, у сук — 36-42 см. Что касается отдельных статей, то прямоватый постав задних конечностей, высоко поставленное и короткое ухо, присущие спрингеру, длинное низко поставленное ухо, характерное для кокера, массивность и приземистость, свойственные суссексу, стали считаться по степени выраженности недостатками или пороками.

О СТАНОВЛЕНИИ ПОРОДЫ В УКРАИНЕ

В среде любителей русских спаниелей широко известно имя Надежды Николаевны Завадской, которая отдала много лет развитию и совершенствованию этой породы. Она стояла у истоков ее развития в Украине, долгие годы возглавляя секцию русских спаниелей в УООР.

Вот что рассказала сама Надежда Николаевна нашему корреспонденту о тех ныне уже далеких временах.

Я коренная киевлянка, родилась 5 ноября 1912 года. Животных любила всю свою жизнь, но отец мой очень тяжело болел, и долгое время не было возможности завести собаку. Да и судьба меня не баловала, была трудной. Мне пришлось пережить два концлагеря. Позже была награждена медалью. Как-то искала ее и еле нашла, а вот награды моих собак всегда висят на видном месте. Перед войной я похоронила сына, а муж мой был красный командир в запасе и в феврале 1941 года как ушел на переподготовку, так с войны и не вернулся. Когда немцы захватили Киев, уехать я не успела и попала в списки людей, подлежащих заключению в концлагерь. Вначале попала в Равенсбрюк, а затем в Бухенвальд. Конечно, от меня остались кожа да кости. В лагере мне, как политическому узнику, дали псевдоним "Красный уголек". Мне удалось выжить и после освобождения найти в себе силы вернуться к жизни. Я устроилась на работу, тогда-то и увлеклась собаками. Когда папа ушел на покой, мне подарили спаниеля, маленького смешного толстенького щенка. Его назвали Чапой. В своей книге известные кинологи Жарич и Букасевич отметили, что начало разведению спаниелей в Киеве и Киевской области положила Чапа (вл. Завадская). Собака эта ко мне попала от одного художника, к сожалению, уже не помню, как его звали. Я со своей собачкой просто ходила на прогулки, общалась с собачниками и от них узнала о существовании секции охотничьего собаководства при УООР, которая была организована в 1946 году. В то время в этой организации не было зарегистрировано ни одной собаки такой породы. Добралась я до улицы Коцюбинского 2, где в то время располагался Совет УООР, и познакомилась с Жаричем, который в то время руководил секцией охотничьего собаководства. Он пригласил меня заниматься в этой секции по четвергам. Собака подрастала, и на одном из заседаний я поставила вопрос о том, что необходимо провести испытания собак, проверку их охотничьих качеств. Помню, что Жарич скривился — он вообще был поклонником гончих, мою собаку не особенно жаловал — но все же согласился. Испытания в то время можно было проводить на Наталке и Куреневских лугах (в районе современной Оболони). Туда добирались на катере с Подола. Первые наши с Чапой испытания проходили на Наталке. Здесь она получила диплом второй степени. Жарич тогда мне сказал: "Собака хорошая. Желательно, чтобы она была в руках охотника". Но я же без ружья! Как только позволяла погода, по субботам и воскресеньям вставала в 4 утра и шла с собакой к Зеленому Театру, оттуда на Подол и на первом катере — на Наталку. Натаскивала свою собаку, как и положено для этой породы, на водоплава