header_logo

Содержание / 2008 / Оружие и охота №4


"Кольты" для Белой гвардии



"Кольты" для Белой гвардии

Для коллекционеров пистолетов M1911 одну из наиболее ценных категорий составляют образцы из так называемого "англозаказа": производства компании Colt коммерческого выпуска — с индексом С перед номером, серийными номерами между 50000–85000 и надписью кириллицей на рамке "АНГЛ. ЗАКАЗЪ". Это общеизвестный факт. Куда менее известны такие нюансы, как количество и время поставки этого оружия в Россию. Зарубежные эксперты оценивают количество поставленного оружия в 14500 шт., а время поставки ограничивают 1915–1917 гг. Предлагаемая вниманию читателей журнала "Оружие и Охота" публикация, подготовленная на основе неизвестных на Западе источников, открывает новые факты.

"Наган" идет на войну

Перед началом первой мировой войны вооруженные силы России обладали более чем внушительными запасами короткоствольного оружия. По состоянию на 1914 г. Военное ведомство имело 424434 револьвера "Наган" М1895 солдатского образца. Недостающие по мобилизационному плану 11776 единиц оружия, предназначавшихся для вооружения ополчения, предполагалось заменить револьверами "Смит и Вессон". Последних, по состоянию на 1910 г., должно было насчитываться на складах не менее 120000 шт. На вооружении Отдельного корпуса жандармской стражи состояли самозарядные пистолеты Браунинга обр. 1907 г. Судя по серийным номерам, количество этих пистолетов могло достигать 10000 шт. – по числу чинов корпуса. Кроме того, для военной авиации в качестве бортового оружия было закуплено некоторое количество пистолетов "Маузер" К-96.

В 1914 г. численность офицерского корпуса составляла 46000 чел. Согласно Высочайшему Повелению от 04.02.1907 офицерам, наряду с револьвером Нагана, было разрешено приобретать за свой счет пистолеты так называемых рекомендованных образцов. Военным ведомством для последующей перепродажи или выдачи офицерам (в качестве наград или призов) закупались пистолеты различных моделей. В основном это были пистолеты Браунинга обр. 1900 и 1903 гг. и Люгера обр. 1904 г. (так называемая новая модель со спиральной возвратной пружиной, которую не следует путать с германской флотской – Авт.), и 1908 г. В частности это подтверждается документами DWM, в которых отмечена поставка в Россию 1000 пистолетов Люгера М1904.

Вместе с тем, ввиду нехватки средств, не состоялось запланированное вооружение пистолетами расчетов пулеметов и артиллерийских орудий. Для этой цели предполагался пистолет Маузера обр. 1908 г. Из доступных Автору российских и немецких документов не вполне ясно, о каком именно оружии идет речь. Вероятно, это С 08, разрабатывавшийся фирмой "Маузер" в расчете на российский заказ. Возможно также, что речь идет о модификации С-96, использовавшейся в 1908 г. в сравнительных тестах германской армии. Именно так (1902/1908) он обозначен в российских источниках. Ввиду приближающегося перевооружения пистолетами и все той же нехватки средств, не было реализовано и намерение модернизации револьвера Нагана, путем оснащения его краном (так называемый обр. 1910 г.).

Согласно мобилизационному плану 1913 г. годовая военная продукция револьверов с января 1915 г. должна была составлять 50000 шт. (Читателям не следует забывать, что до 1930 г. большевики не скрывали ответственности царского правительства за развязывание мировой войны. А заказчиками сараевского убийства прямо называли российского посла в Белграде Гирса и военного атташе Артамонова. Россия даже выдала кредит сербскому офицерскому союзу – читай, "Черной руке" – Авт.)

С началом войны Главное артиллерийское управление определило месячную потребность в револьверах в 10000 шт. В 1915 г. Тульский оружейный завод произвел 133900 револьверов, в 1916 г. – 180700 шт. Производственные мощности были перегружены, а оборудование изношено, поэтому в 1917 г. с учетом последствий революционных беспорядков, производство составило всего 86200 револьверов. При этом качество изделий постоянно ухудшалось. Поэтому "продвинутые пользователи" предпочитали оружие выпуска до 1915 г.

В поисках оружия

Уже к середине 1915 г. в попытке преодолеть "винтовочный голод" российское военное министерство приняло предложение французского военного агента майора Ланглуа о приобретении за рубежом 1 млн. пистолетов и 250 млн. патронов к ним. С учетом того, что суммарное производство пистолетов основным поставщиком союзников – испанскими фирмами, едва достигло 1,2 млн. шт., а в самой Франции их было принято на вооружение около 800000 шт., предложение выглядит несколько фантастическим. Тем не менее, полковник Федоров был направлен на межсоюзническую конференцию в Лондон, где при посредничестве Великобритании для России была выделена квота в 100000 пистолетов (тип "Ruby").

Председателем приемочной комиссии в Испанию был назначен капитан Токарев. Однако, вскоре это назначение, к счастью для будущего российской оружейной промышленности, отменили. Общее руководство поставками оружия осуществлял генерал. Гермониус, глава российской военной миссии в Париже. Ему же подчинялись и военные агенты, действовавшие в США. Для организации производства винтовок обр. 1891 г. туда была послана представительная делегация в главе с генералом Залюбовским – директором Сестрорецкого оружейного завода, выдающимся технологом. Были назначены ответственные специа