header_logo

Содержание / 2008 / Оружие и охота №5


"Японский городовой"



"Японский городовой"

Закупка

Главное Артиллерийское Управление (ГАУ) предвидело кризис в снабжении оружием в переходной период развертывания производства российских военных заводов. Еще в августе 1914 г. в Японию для закупок предметов вооружения и снаряжения была направлена русская военная миссия во главе с ген. Гермониусом. В состав миссии в качестве офицера-приемщика входил и В.Федоров.

Следует признать, что из всех союзников России в ту войну наиболее корректно вели себя японцы. Уже в сентябре 1914 г. японским правительством в качестве дружеского жеста было предложено России 20350 винтовок и 15050 карабинов Арисака Тип 38 (обр. 1905 г.) и 11,3 млн. шт. патронов калибра 7х57. Ввиду форс-мажорных обстоятельств винтовки были взяты из заказа мексиканского правительства.

Несмотря на малое количество оружия и нетипичный калибр ГАУ санкционировало покупку. В первую очередь японскими винтовками были перевооружены охранные части КВЖД, номинально входившие в состав корпуса пограничной стражи, (т. н. Заамурский округ). На фронт "мексиканские" винтовки попали в 1915 г. вместе с частями Заамурской пограничной бригады. Так в 11 Армии два конных пограничных полка были вооружены "мексиканскими" винтовками. В июне 1916 г. 7 Армия Юго-Западного фронта получила со склада в Казатине (Украина) 300000 патронов 7х57. Надо сказать, что "японские карабины" полюбились пользователям за резкий и настильный бой. Их использовали еще в Гражданскую войну. Сегодня "мексиканские" винтовки Арисака составляют наибольшую редкость в собраниях бывшего СССР.

На той стороне фронта, в австро-венгерской армии, также было немало "мексиканских" винтовок Маузера, ввиду тех же обстоятельств, реквизированных со складов производителя. Несколько сот "крісів Мавзера" (М.14) в период формирования получил и украинский легион.

В октябре 1914 г. японское военное министерство санкционировало продажу России 300000 (по другим данным около 400000) винтовок Тип 30 (обр. 1897 г.) калибра 6,5х51. К сожалению, винтовки были не новые, а б/у, и к ним имелся недостаточный запас патронов, всего по 100 шт. на винтовку. Более современные М1905 на правах союзников перехватили оборотистые британцы. Тем не менее продажа такого огромного количества оружия из моб. запасов была со стороны Японии сопряжена с немалым риском, фактически, японская армия разоружалась в самом начале войны перед лицом недавнего врага. Чтобы исполнить контракт пришлось собирать патроны по всем гарнизонам в Корее. Такой поступок следует расценить как проявление союзнической верности.

По Федорову японцы отпустили оружие "задешево": 32 иены (ок. 50 руб. золотом) за винтовку, 19.89 иен за карабин, за 1000 патронов – 84,39 иены, за патронташ – 1,28 иены. Западные союзники будут продавать винтовки России куда дороже.

Первые поставки – 70000 винтовок, последовали уже в октябре 1914 г., последующие – к концу декабря. Для приемки оружие было сосредоточено в арсеналах Токио и Осаки. Первая партия винтовок была отправлена из Йокогамы 06.11.1914 г. на борту российского торгового судна "Екатеринослав". Уже в декабре русская военная миссия покинула Японию.

Последующие поставки японских винтовок в Россию осуществлялись до 20.01.1917 г. На 1917 г. при расчетной разовой потребности ок. 150000 шт. было запланировано заказать 125000 шт. Последующие поставки последовали уже в ходе гражданской войны.

Всего Японией было продано Росси не менее 600000 винтовок обр. 1897 г. – практически все, оставшиеся после перевооружения винтовками обр. 1905 г., кроме поставленных Китаю. (Согласно американских данных всего было произведено свыше 550000 винтовок Тип 30, авт.) В конце 1915 г. Великобритания переуступила России около 60000 винтовок М1905 из запасов Королевского флота. Всего из Великобритании в Россию было перепоставлено 128141 шт. винтовок М1897 и М1905. Таким образом, общее количество японских винтовок, полученых Россией состоянием на конец 1917 г. составляет не менее 763500 шт.

Служба

Первоначально, военный министр Сухомлинов противился использованию оружия различных калибров в пределах одного театра военных действий (ТВД). В декабре 1914 г. Ставка предполагала сосредоточить иностранные (японские) винтовки в отдельных армиях: Кавказской, VI – штаб в Петрограде, оперативное направление Финляндия, VII – штаб в Одессе, оперативное направление – Константинополь. Однако, затруднения в снабжении и катастрофическое положение с оружием привели к тому, что трофейные и закупленные у союзников винтовки стали использовать бессистемно: для покрытия, как текущих, так и вновь возникающих потребностей.

Кроме пограничников, флота, полиции и ополченцев японские винтовки получила и действующая армия. С ноября 1915 вновь сформированные дивизии от №100 до 122 были вооружены преимущественно японскими винтовками и одеты в обмундирование японского пошива, почему и получили у солдат прозвище "японских". Так в XVIII Корпусе 11 Армии 105 пехотная дивизия (417. Луганский, 418. Александровский, 419. Аткарский, 420. Сердобский пехотные полки) получила японские винтовки, а 23. и 27. дивизии – русские.

В войсках японские винтовки поначалу встретили недоверчиво. Посыпались панические сообщения об их "небоепригодности". Расследовать одну такую историю был послан на фронт сам Федоров, как ответственный приемщик. Оказалось, что "ратники" одной из дружин ополчения, получив винтовки, не очистили их перед стрельбой от смазки, вследствии чего винтовки в бою и отказали.

Японские винтовки пришлось выдавать ополченцам, едва обученным обращению с "берданкой", ввиду все той же спешки. Надо было как-то затыкать дыры на фронте во время "великого отступления" русской армии летом 1915 г. В числе прочих получила их и 23 бригада ополчения. Тогда же и по той же причине была неправильно переведена и таблица для стрельбы. Почти год весь северный фронт палил по ним в белый свет, как в копеечку, пока командир одной из дружин 23 бригады досаждал начальству своими исправлениями таблицы.

Ввиду нехватки патронов значительное количество винтовок оставалось на складах, образуя еще одну составляющую "винтовочного голода". В августе 1915 г. при заявленой нехватке 93000 винтовок Юго-Западный фронт имел, с учетом наличных — австрийских, японских и Бердана — еще запас ок. 195000 шт. В войсках занижали реальное наличие винтовок в расчете урвать от снабжения побольше…

Наконец, 14.11.1915 была принята программа перевооружения, согласно которой японские винтовки, наряду с русскими и австрийскими, подлежали выдаче в войска т. н. 1-й категории – на фронт. Согласно последовавшему 10.03.1916 г. разьяснению Ставки японские винтовки (300000 шт.) были предназначены для выдачи корпусам Северного фронта. Тогда же вновь сформированная 12 Армия была была планово перевооружена японскими винтовками. Последующее перевооружение фронтовых частей зависело от поставок патронов (табл. 1).

"Сведения о числе винтовок, состоящих на фронте действующих армий к 15 сентября 1917 г." дают цифру в 2,5 млн винтовок, из которых 258004 шт. – японские. Основная масса японских винтовок по-прежнему была сосредоточена на Северном фронте – 228245 шт. В войсках Юго-Западного и Румынского фронтов на территории современной Украины имелось соответственно 16868 и 21891 японская винтовка. Средний запас патронов на винтовку составлял 618 шт, а в войсках еще больше (табл. 2).

Согласно условий мирного договора с Центральными державами русская армия, как и военная промышленность подлежали демобилизации. По далеко не полным данным ГАУ на фронтах после демобилизации должно было остаться ок. 2,5 млн. винтовок. Это огромное количество оружия надлежало взять под контроль центрального правительства. В декрете СНК от 10.11.1917 указывалось что при демобилизации оружие сдается полковым комитетам, которые ответственны за его хранение. Однако, декрет выполняли далеко не везде.

Значительные территории контролировались местными правительствами. Уже в январе 1918 г. Советское правительство разорвало дипломатические отношения с Румынией. Имущество Румынского фронта (14. и 16. Армий) оказалось захваченым. Впоследствии его оспаривали румынские, украинские, русские (как "белые", так и "красные") власти.

С января 1918 г. ГАУ не имело данных об учете эвакуированного оружия и боеприпасов. Около трети его состава было командировано "для разбора и учета артиллерийского имущества, находящегося в хранилищах Республики". Однако, "чрезвычайными уполномоченными" к ноябрю 1918 г. было учтено лишь ок. 252000 винтовок, т. е. не более 10%, 310436000 патронов, 3231 пулемет.

К 10.07.1918 г. при численности Красной Армии в 450000 чел. в распоряжении большевистского правительства имелось около 1,3 млн. винтовок различного образца, 10000 пулеметов, 800 млн. шт. патронов. Наличные запасы стремительно таяли. Во вторую половину 1918 г. в Красную Армию было мобилизовано 1305369 чел. За этот же период российские заводы произвели всего 366000 винтовок.

В январе 1919 на складах ГАУ кроме тульских хранилось 53058 трехлинейных винтовок, из них 12250 шт. имели назначение в части, неисправных винтовок – свыше 45000 шт. Винтовок различных иностранных систем имелось около 150000 шт. и 265 млн. патронов к ним. Еще около 185 000 винтовок различных систем, нуждавшихся в ремонте, хранилось в мастерских.

Чтобы хоть несколько уменьшить острую нехватку оружия и сохранить единообразное вооружение Красной Армии, Совет Народных Комиссаров своим Декретом от 24 октября 1918 г. постановил все трехлинейные винтовки из различных военизированных формирований (ок. 180000 шт.) заменить винтовками "различного образца". С декабря 1918 г. все наличные винтовки иностранных систем (около 324000 шт.) были переданы войскам пограничной и внутренней службы, железнодорожным войскам, частям охраны сахарных заводов, продотрядам. Большую часть этого оружия составляли японские и австрийские винтовки. Еще в конце 1917 г. предполагалось вновь сформированную пограничную стражу вооружить винтовками японского (мексиканского) образца.

С лета 1919 г. винтовки иностранного образца стали выдавать и во фронтовые части, для чего в июне – июле было отремонтировано около 114000 шт. Таким образом, всего Советами было использовано около 438000 иностранных винтовок. Для сравнения, в 1919 г. российские заводы произвели 462000 винтовок.

Справки ГАУ за 1920 г. о выдаче оружия и боеприпасов в войска пестрят самыми экзотическими калибрами и моделями. Так, Западный фронт с апреля по декабрь получил 11 млн японских патронов, 100000 "мексиканских патронов" получил в октябре – декабре Южный фронт. "Винтовок иностранных" (преимущественно японских) Западный фронт за то же время получил 20700 шт., а Юго-Западный – с апреля по декабрь – 11343 шт. Кроме того, ожидалась поставка еще 2000 винтовок иностранных винтовок неуказанного образца. "Штыков русских и японских" было выдано западному фронту 37153 шт., Юго-Западному – 29000 шт., Южному – 3000 шт.

"Японский след"

По окончании Гражданской войны в 1922 г. значительное количество винтовок японского образца продолжало оставаться на вооружении в армии, во флоте, в пограничных и внутренних войсках ОГПУ. По самым скромным подсчетам их могло быть никак не меньше 100000 шт. В ходе начального этапа военной реформы предполагалось широко использовать в войсках для вооружения "образцовых" (созданных по новы