header_logo

Содержание / 2008 / Оружие и охота №10


Турецкое ружье



Турецкое ружье

Но, каковы причины этого успеха? Начнем с факторов субъективного порядка. Россия уходит с украинского рынка оружия в силу целого ряда политических причин. Этот свершившийся маркетинговый факт наиболее очевиден в самом массовом сегменте предложения — гладкоствольных охотничьих ружей. Украина, как Турция, Алжир, Марокко, или Россия остается классической "ружейной" страной. Распространению нарезного оружия в качестве охотничьего или спортивного на отечественном рынке чинятся всевозможные препятствия, что делает предложение наиболее массовых экономичных моделей вроде "Savage" или "Stevens" мало рентабельным. Остаются ружья, ими отечественные дилеры в основном и зарабатывают на бородинский хлеб с яготинским маслом.

К 1991 г. на Украине реализовывалось в год примерно по тридцать тысяч ружей ижевского и тульского производства. За семнадцать лет объемы реализации существенно не возросли, если судить по милицейской статистике выдачи разрешений на приобретение гладкоствольного оружия. Зато произошло качественное перераспределение мест на рынке. Российское оружие утеряло статус массового. Согласно той же милицейской статистике оно остается относительно наиболее распространенным только за счет наличия большой массы находящегося на руках российских/советских ружей различных годов выпуска (около полумиллиона единиц) и непринятия Украиной европейских экологических норм в сфере охоты и стрелкового спорта. Достаточно ввести сейчас (давно назревший) запрет на использование свинцовой дроби для охоты на водоплавающую дичь, хотя бы на крупных водоемах и предложению российского оружия придет конец.

Почему так произошло, почему всего за четверть века был растрачен потребительский кредит доверия? Ответ очевиден для всех, кто изучал историю производства охотничьего оружия в России. Оно всегда оставалось "ширпотребом" – вынужденным, побочным продуктом военной промышленности. Временные мирные передышки, необходимые российской служилой элите чтобы набраться сил для очередного освободительного похода, сопровождались досадным для индустрии падением военных заказов. Как следствие, оружейные заводы начинали производить всякие "конверсии" от "берданки" и "фроловки" до "сайги" и "вепря".

На украинском рынке российское оружие потеряло свое монопольное положение уже к середине 1990-х гг. — задолго до появления на нем турецких ружей. Российских поставщиков стали теснить немецкие и итальянские оптовики, пришедшие сюда в том числе с недорогим оружием турецкого производства. Причина одна – неспособность российских производителей реагировать на запросы рынка.

Сто лет, с начала производства казнозарядных двуствольных ружей на Тульском и Ижевском казенных оружейных заводах, российские оружееведы твердят российским оружейникам – создайте приличное массовое ружье современного уровня. То что классические (читай — устаревшие) российские модели, то же ружье ИЖ-18, превосходны и пользуются спросом даже на мировом рынке (его не жалко) никто не отрицает. Хотя и здесь наши российские коллеги демонстрируют вопиющую неповоротливость. Имея такую отработанную модель как ТОЗ-Б, они умудрились упустить динамично развивающийся европейский рынок "ковбойского" оружия – самый массовый в Европе. Сегодня рынок внешнекурковых двухствольных ружей в странах ЕС делят китайские и турецкие модели. Как его можно было упустить настолько полностью – спросите у менеджеров ТОЗ, а я пока предложу вам отличную турецкую "курковку" Huglu Model 201 HRZ.

Неразрешимую для россиян проблему составляет, как дать потребителю одновременно доступное, качественное и современное ружье. Языком практических решений это означает технологически невозможную для "Ижмех" и ТОЗ модернизацию моделей ИЖ-27 и ТОЗ-34, о чем сорок лет мечтали поколения отечественных охотников. Не прошло и двадцати лет, как их мечты воплотили турецкие оружейники по итальянским лицензиям.

Турецкое оружейное чудо, свидетелем которого стал мир в 1980-2000 гг., имеет политические, экономические, социальные, технологические и ментальные причины. Утеряв к 1923 г. с распадом Халифата статус "великой и транзитной державы" и не имея "газовой трубы", турки оказались вынужденными работать. Именно труд есть основной капитал современного турецкого бизнеса. Будь-то туристический или оружейный.

Ружейное производство в Турции во многом сохраняет персонифицированный частно-инициативный, кооперативно-ремесленный характер, оно не связано с государственным ВПК. (Хотя и государственное военное предприятие МКЕ не менее активно на европейском рынке спортивного оружия). Социальные стандарты Турции, более низкие, чем в странах ЕС, но более высокие, чем в России, позволяют вкладывать в продукцию среднего класса такое количество труда, которое уже нерентабельно в Италии или Испании экономически...

Как следствие – многие ружья среднего класса, успешно продаваемые в Европе под различными престижными марками, имеют турецкое происхождение. Никто из европейских дилеров этого не скрывает.

Говоря о турецком прорыве на украинском рынке следует отметить, что он происходит одновременно в двух направлениях. В среднем классе оригинальные (честные) турецкие ружья мало-помалу составляют конкуренцию тем же турецким, но под иностранными торговыми марками. Еще большего успеха добились турки в производстве массового оружия нижнего ценового сегмента, где приходится конкурировать с оружием российским. Производить такое оружие далеко не просто, это вам не торговая марка "Голланд-Голланд", когда можешь исполнять заказ пару лет и платить из денег заказчика за правку, гарнирование и пайку-перепайку стволов, сколько мастер запросит. Здесь надо вложиться в минимум трудозатрат и этот минимум технологически правильно распределить.

Осмотр рядового – без "накруток" — ружья производства ведущих турецких торговых марок, таких как Huglu и Egemen раскрывает секрет турецкого качества. Детали изготовляются из высококачественного сырья на современных автоматизированных линиях, технология и допуски тщательно соблюдаются, все, что выходит за их рамки, бракуется. Высокопрофессиональный ручной труд по подгонке и посадке частей применяется в минимальной степени, но там где он действительно необходим.

Вспомним заветы Левши, осматривавшего в английском арсенале "ружья старые". Руководство кооператива Huglu охотно показывает украинским дилерам бракованное оружие. У нас в Украине российские изделия такого "качества" продают. Хотя, если честно, я не уверен, что такие "ИЖ-и" покидают завод через ворота. Может их через забор перебрасывают? Вот вам и "режим". "Через нашу проходную пронесу и мать родную". (Отсутствие колючей проволоки поверх забора и прочих атрибутов "режима" на заводе Huglu удивляет украинцев. Как можно работать в таких условиях, когда по цеху даже зеленый чай развозят.)

Турецкие ружья эксплуатируются в Украине достаточно долго для того, чтобы у потребителей о них сложилось определенное мнение. Но потребители потребляют и помалкивают. Рекламации крайне редки – за год магазин СП "Бастион" получил только одну. Обнаружившийся дефект (раскол цевья самозарядного ружья явно по вине пользователя) устранили заменой детали без лишнего шума.

Что интересно, даже у завсегдатаев оружейных выставок, как правило, относящихся ко всему скептически, конкретные претензии к турецким ружьям отсутствуют, если не считать забавно сморщенного носа ("Фи! Турецкое…" А в чье он одет?).

Иногда от отечественных "знатоков" можно услышать замечание, мол "стволы поведены". И это в ружье за три с половиной тысячи гривен?! Хорошо, что они там вообще есть, столько у других одна колодка стоит – того же турецкого производства. И эти "знатоки" потом стреляют из своих ружей с "неповеденными" стволами контрафактными и контрабандными патронами сомнительного происхождения и еще более сомнительного качества, "уверенно" нивелирующими бой любого оружия...

Чтобы покончить с беспредметными разговорами о "поведенных стволах", редакция журнала "Оружие и Охота" предлагает провести контрольный отстрел турецких ружей. Результаты будут опубликованы уже в конце года.

Не менее важен и стиль турецкого маркетинга. Для турецких менеджеров даже двойной языковый барьер, когда он не понимает по-русски, а вы — по-английски, не составляет препятствия. Оружие все равно доходит до адресата.

Показательна быстрота, с которой турецкие партнеры реагируют не только на запросы рынка, но и на вкусы потребителей. В сезоне 2008 г. предприятие Egemen представляет вниманию украинских охотников коллекцию ружей с вертикальным блоком стволов, отделанную в более привычном для нас "русском", а не "среднеевропейском" стиле: с черной, а не серой, колодкой. По виду и качеству оружие соответствует нашим представлениям об "идеальном" – лицом к потребителю, ИЖ-е, который мы сорок лет ждали-ждали, но так и не дождались. Только цена ниже. А что медлить, свято место пусто не бывает...

Наоборот, едва ли следует ожидать что социальные запросы основной массы украинских охотников существенно возрастут в ближайшие годы.

Показателен успех турецкого оружия на региональных рынках не самых преуспевающих областей, например, Ровенской. Те, кто много трудятся и вынуждены считать деньги, а таких в нашей стране все-таки большинство, покупают Huglu.

Теперь у потребителя есть выбор. Попробуйте Egemen!

В ближайших выпусках журнала "Оружие и Охота" читайте о турецких ружьях калибра 20 для охоты на зайца.