header_logo

Содержание / 2008 / Оружие и охота №12


Охота на кабана



Охота на кабана

Вечером мы сидели с внучкой дома, как вдруг раздался звонок от моего друга:

— Давай, собирайся, едем на охоту!

— Когда?

— Сейчас, я заеду через 30 минут!

Повесив трубку, я встал ошарашенный. Жена спросила:

— Что-то случилось?

—Да нет, позвонил Боря, срочно едем на охоту, а я даже не собрался.

Я быстро оделся, собрал документы, ружье, патроны. Через 30 минут я уже встретился с Борисом. Подъехала машина и мы выехали в охотхозяйство.

— Что за спешка?

— Да тебя только так и можно вытащить!

Через полтора часа мы уже были на базе. Там нас встретили егеря. Сели ужинать. Борис изложил план действий:

— Завтра развезем кукурузу, проверим подкормочные площадки, а ночью поездим, погоняем браконьеров.

Где-то около часа ночи легли спать. Утром, загрузив "рафик" мешками с кукурузой, отправились в лес развозить корма. По дороге Борис сообщил, что два дня назад завозили кабанам пшеницу, ячмень, кукурузу. Возле первой подкормочной площадки выгрузили два мешка с початками кукурузы.

— Смотри, все умяли, — сказал Борис, — рассыпайте кукурузу по всей площадке.

— А, вон смотрите, кабан ждет, когда мы высыпем корм. Надо быть поосторожнее, у них в декабре гон начинается.

— С вышек стреляют?, — спросил я у Бориса.

— Да, берут лицензию и сидят. Сегодня приедут поохотиться, хочешь посмотрим?

— Конечно, это интересно!

Развезли зерно и уже под вечер вернулись на базу, уставшие, но довольные, ведь по дороге мы видели оленей, косуль, лосей. Этим и отличается частное охотхозяйство от государственного. В государственном подкормили, или нет, неизвестно. Куда уходят корма? Сам Бог знает, а вот в частном все под контролем, круглый год подкармливают животных, засевают поля, кое-что оставляют на корню, охраняют от браконьеров. Вот и держится зверь. Все это благодаря владельцу хозяйства Виктору Анатольевичу Ванюкову, большому любителю лаек, и директору хозяйства — Борису Вознесенскому. Они много делают для того, чтобы охотники, приехав на охоту, получили удовольствие, а не как в государственных угодьях: проходили и все впустую, и деньги пропали и зверя не видели, и злые вернулись домой. А ведь охота должна приносить удовлетворение, чтобы, возвращаясь, охотник не жалел о потраченном времени.

Вечером приехали двое охотников, а перед рассветом, где-то за час, я с егерем и приехавшие были уже на вышке. Через минут 40 появились кабаны, около 14 голов, они медленно направлялись к подкормочной площадке. Заранее охотники были предупреждены, что стрелять можно только секача и молодежь, а самок — нельзя. Кабаны вышли на площадку и стали кормиться. Мы замерли. Егерь жестом показал, кого можно стрелять, раздались выстрелы. Кабаны бросились врассыпную. Площадка опустела. Да, это непросто, стрелять с вышки.

Спустившись, мы осмотрели площадку: пули попали "в небо", как говорится. Оба промахнулись. Я улыбнулся про себя "и слава Богу, эта охота не для меня, я люблю побродить в загоне, постоять на номере, вот это охота". Возвращались пустые, хотя после выстрелов сидели еще часа два, но зверь не пришел. Охота закончилась неудачно. Это не егерь виноват, а сами охотники, надо было лучше тренироваться в стрельбе по мишеням. Приехав на базу, Борис спросил:

— Ну, как?

— Это не для меня!

— Я так и знал! Сейчас приедут охотники, проведем инструктаж и поедем на настоящую охоту.

Вскоре приехали охотники. Зарегистрировав всех в журнале и проведя инструктаж, выехали в угодья. В первом загоне вышло восемь самок оленя и козы, никто из стрелков не стрелял (закон позволяет отстреливать только самцов).

Во втором загоне я шел вместе с загонщиками. Через метров 400, я очутился возле зарослей ивняка, пробираться через которые можно было только спиной, ломая ветки своим телом, а лучше прорубать себе дорогу мачете. Обнаружив тропу кабанов и туннель, проделанный ими, я согнулся и чуть ли не на четвереньках пополз по болоту. Крича "об-об", я кое-как добрался до середины низины, а когда приподнял голову, то увидел перед собой метрах в 10-15 секача. Огромная, грязная туша из мышц и клыков смотрела на меня в упор. Встать во весь рост я не мог, влево или вправо сместиться нельзя было — сплошной кустарник. Назад не получалось, пришлось бы повернуться к секачу спиной, а это опасно. В голове все перемешалось, вместо "об-об" я "залаял", а кабан глянув на меня, опустил рыло, что-то замышляя. И в этот момент я увидел собак Багиру и Вулкана. В этом было мое спасение. По моей команде собаки бросились в атаку. Кабан рванулся в сторону, и собаки погнали его. Выскочив на чистое место я увидел, как вслед за секачом потрусила свинья с сеголетками. Я закричал, что кабаны идут на стрелков, и заторопился за ними следом. Оказавшись на просеке, я увидел, что стрелков на номерах нет. Они просто туда не дошли, не захотели лезть в болото.

Справа раздался выстрел, другой. Стреляли по лисе, но мимо. Отозвав собак, решили организовать еще один загон. Поросль была густая, но идти можно было во весь рост. Остановившись на своем номере, я увидел шесть оленух, стоявших в метрах 50 от меня. Жестом я показал напарникам на дичь. Выждав время, мы спустили лаек и двинулись вперед. Уже через сто метров Багира подняла табун свиней, и начался гон. По характеру лая я понял, что она с Вулканом держит сеголетка и бросился на помощь собакам. Вижу, лайки осаживают кабанчика и удерживают его. Выжидаю момент, когда подоспевший Амур отскакивает, и стреляю в голову. После выстрела лайки набрасываются на зверя, но я их отгоняю. Собаки продолжают преследовать кабанов, гонят их на стрелков. Раздается несколько выстрелов. Приближаюсь к стрелкам, вижу довольные лица.

— Ну, что?

— Есть, убили секача килограмм на 120 и сеголетка.

— Молодцы, я тоже.

Когда все собрались оказалось, что мы добыли трех кабанов и одного козла с рогами. Охота удалась, у всех хорошее настроение, собаки сработали отлично, и мы поехали на базу разделывать туши.

Хочется поблагодарить егерей и руководство охотхозяйства за отличное содержание охотхозяйства, подкормку животных, их охрану, и грамотную организацию охоты. Особое спасибо за хорошо натасканных собак. А охота с вышки для лодырей, которые не хотят бродить, наслаждаясь природой и получая удовольствие от охоты. Когда возвращаешься домой в приподнятом настроении, понимаешь — время прошло не впустую.