header_logo

Содержание / 2009 / Оружие и охота №2


А. Булатов



А. Булатов

Мастер по изготовлению ружейных лож — не массовая профессия — здесь требуется талант и призвание. Редакция получила возможность познакомить читателей с такими мастерами. Наш корреспондент Алексей Булатов беседует с Олегом Ячником, по профессии судоводителем и судовым механиком, а по призванию ...судите сами!

— Когда Вы начали работать с древесиной?

— В первые я изготовил ложу для одного охотника просто на спор — сказал, что сумею сделать, и сделал. Правда, потом я делал на это же ружье новую ложу, но уже несколько лет спустя. Сначала я не думал, что буду серьезно заниматься такой работой. В 1991 году я вышел на пенсию и занялся резьбой по дереву совершенно случайно. Со своим товарищем мы освоили резьбу, стали изготавливать кое-какую мебель. Работали в основном по итальянским каталогам. А потом появились заказчики из одного охотколлектива, и дальше пошло, как снежный ком.

— Сколько лет Вы уже занимаетесь ружейными ложами?

— С 1992-го года и делаю их все больше и больше. Оружейные магазины и мастерские часто направляют ко мне заказчиков.

— С какими именно предприятиями Вы сотрудничаете?

— В основном клиенты бывают от магазинов и ремонтных мастерских Киева и области, но есть и иногородние. Например, от фирмы из Херсона бывают заказы, а иногда из России с Краснодарского края и, как ни странно, из Москвы, хотя рядом у них Тула.

— Обширный круг деятельности, получается. А где Вы берете дерево и какое предпочитаете?

— Чаще всего я работаю с орехом. В Киеве, в старых районах можно разыскать подходящие деревья, но их сложно заготавливать в городских условиях. В последнее время появилась возможность покупать хорошее дерево. Есть один магазин в Киеве, там шведская фирма торгует хорошими породами древесины, и есть магазин в Виннице. Продают в основном турецкие сорта, но в Киеве можно взять и американские, и маньчжурские и европейские сорта, орех хорошей структуры и качества. В общем, богатый ассортимент.

— А с красным деревом Вы имеете дело?

— Есть и красное дерево, некоторые заказывают. Красного дерева тоже сортов много. Но мне кажется, лучше всего работать с орехом.

— Сколько лет выдерживаете дерево?

— Дерево, которым я пользуюсь, где-то 95-96 годов. Есть и конца 90-х годов, но оно еще лежит на чердаке, дозревает. Естественная сушка, на сквозняках. Дом у меня частный, так что есть возможность на чердаке древесину запасать.

— У вас очень много инструментов, Вы сами их изготавливаете?

— Частично сам. В основном у меня электроинструменты и всевозможные стамески. Сверла, естественно, фабричной работы, а стамески кустарного производства. Кое-что сделали мы с сыном, а кое-что купили у таких же кустарей, как и мы. В фабричных условиях хорошие инструменты не делают.

— Беретесь ли Вы реставрировать ружейные ложи? Ведь бывает, что орех красивый, и менять его жалко.

— Иногда берусь, но с большой неохотой, поскольку дерево на старом оружии в основном испорчено. Это оружие смазывали, чаще всего, как попало и весьма обильно, а дерево под воздействием минеральных масел погибает настолько, что его невозможно ни отшлифовать, ни отполировать, оно уже хрупкое, в общем, непригодное для эксплуатации.

— Итак, Вы занимаетесь изготовлением лож, но я заметил, что у вас тут есть и окантовки икон.

— Да, иногда я занимаюсь реставрацией икон. Ко мне обращаются антиквары, но нечасто, так как в этом сегменте рынка тоже есть свои мастера, которые занимаются этим постоянно. А ко мне если и обращаются, то только те, которые знают, что я могу выполнить такую работу.

— У Вас есть ученики?

— Самый первый ученик, безусловно, сын. Есть еще помощники, но я не могу сказать, что это ученики, это просто люди, которые работают со мной.

— С кем из мастеров Вы сотрудничаете, знакомы?

— С Вдовенко, Грибановым, Розумняком, Кульбидой и другими.

— Я слышал, что "Форт" иногда заказывает Вам рукоятки для пистолетов?

— Рукоятки для пистолетов нам заказывают магазины. Точнее, раньше заказывали, а теперь случаются только индивидуальные заказы. Раньше для магазина можно было делать серию, партию рукояток для того или иного типа пистолета, а сейчас — нет.

— Что Вы мечтаете изготовить? Наверное, какое-нибудь уникальное ружье?

— В любом случае, оружие хочется делать красивым. Оружие, кроме того, что оно функционально, должно быть красивым. Это обязательно. Раз оно красивое, оно и функциональное тоже. Я бы хотел оформить ружье в английском стиле, без кича: строго, выдержано и, разумеется, красиво.

— Какая Ваша последняя работа?

— Это немецкая четырехстволка Отто Оберляйтера. Два нарезных ствола и два гладких. Очень интересная работа, она ушла в Херсон, и я даже не знаю хозяина этого оружия. Оно очень легкое, даже легче, чем ИЖ-27. Очень интересное ружье с дюралевой колодкой.

— Вы довольны своей работой сейчас?

— Да, это работа, которая доставляет удовольствие и, в общем-то, кормит меня, на пенсию сейчас не проживешь.

Поблагодарив Олега Ивановича за интервью, наш корреспондент задал несколько вопросов его сыну Глебу.

— Когда Вы начали помогать отцу?

— Десять лет назад.

— Вам нравится такого рода работа?

— Конечно нравится, да и жизнь заставляет.

— Вы же занимаетесь резьбой? Над чем сейчас работаете?

— Я делаю футляр для реплики Георгиевской сабли.

— Материал — орех?

— Да, северо-американский орех.

— Вы занимаетесь и резьбой по дереву и ружейными ложами?

— Да, в основном я делаю ложи для карабинов, потому что отец их не очень жалует, но и для гладкоствольных ружей тоже не отказываюсь.

— Я слышал, что Вы делали приклад для карабина чемпиону Украины по стрельбе на дальние дистанции. Так ли это?

— Делал, даже два разных приклада. Правда, не знаю, выступал ли он с ними.

— Чем еще Вам приходилось заниматься?

— Изготавливал рукоятки для пистолетов по заказу предприятия "Форт", но это было давно, сейчас я работаю только по индивидуальным заказам. А тогда рукоятки приходилось подгонять под каждый пистолет, да и просто неинтересно было делать серию.

— Знакомы ли Вы с кем-то из мастеров?

— Да, недавно познакомился с Кульбидой. Он приехал с приятелем, которому нужно было отреставрировать ложу, а потом просто приезжал в гости.

— Есть ли у Вас заказчики?

— Конечно, у нас с отцом общие заказчики.

— Получается уже семейная династия. У Вас растут двое сыновей. Я думаю, что они, когда подрастут, продолжат дело отца и деда.

— Старший уже помогает. Под руководством деда учится резать по дереву. Недавно даже вырезал матери поздравительную "открытку" на новогодний праздник.

— Удачи вам во всем и побольше интересных заказов.