header_logo

Содержание / 2010 / Оружие и охота №3


Снежный экстрим



Андрей АБИН, фото автораСнежный экстрим

Я раздал собакам еду, забрал из летней кухни камуфлированный бушлат и зашел в дом. Я всегда кормлю перед охотой собак примерно за час до выхода. Особенной зимой. Говорят, что собак нельзя кормить перед охотой. Мол, голодные они злее. Но разве поедет машина без бензина? Конечно, нет! Так и собакам нужно "топливо" для хорошей работы. Просто покормить следует заранее, чтобы еда улеглась в желудке.

Пока кормил собак, чайник закипел и, бросив бушлат на пол возле рюкзака, я сел завтракать. Покончив с чаем и бутербродами, обулся я, нацепил патронташ, и стал надевать бушлат. В правом рукаве что-то царапнуло ладонь. Я подумал, что это репейник, прицепившийся на прошлой охоте. Но "репейник" неожиданно пополз по руке вверх. В одно мгновение бушлат оказался снова на полу, а я стоял над ним и лихорадочно соображал, как же поступить с наглой мышью, в которую так неожиданно "превратился" репейник. Это пока бушлат висел в кухне на вешалке, она залезла в рукав и не успела выскочить, когда я брал его. Первое, что пришло мне в голову — это просто потоптаться по бушлату и раздавить наглое животное, но это было, пожалуй, слишком жестоко, поэтому было решено позвать с улицы кота. Взяв кота за шиворот, я сунул его мордой в рукав, но мышь выскочила с другой стороны, и побежала за холодильник. Запутавшись в бушлате, кот замешкался, и его когти схватили пустоту, а мышь теперь сидела под холодильником. "Охота началась!" — подумал я и, оставив кота караулить свою дичь, вышел, наконец, из дома.

Несмотря на десятиградусный мороз, мне было жарко. Как можно сильнее я рассупонил бушлат и расстегнул легкую камуфляжную куртку под ним. "Не нужно было свитер надевать, — думал я, бредя по колено в снегу, — прошел менее четверти пути, а уже взмок! Как же сегодня охотиться вообще?"

— А ведь так хотелось зайца "потоптать" по снегу, — сказал я сам себе, провалившись в сугроб по пояс.

Попытка выбраться привела к тому, что провалился уже по грудь.

— Какие, блин, тут зайцы?! — прокряхтел я и вдруг увидел как прямо передо мной, метрах в двадцати скачет не спеша заяц, направляясь в близлежащую посадку на дневной отдых.

Ему-то что? Он ведь в снегу не вязнет. Можно было, конечно, и выстрелить, но вот проблема — ружье-то в чехле. Так и смотрел в след этому косому, пока он не скрылся за деревьями, а рядом со мной жадными взглядами провожали зайца мои собаки, так же увязшие в глубоком снегу. Ну и пусть бежит, настроение мне он поднял и без выстрелов.

Появление этого зайца я расценил как хороший знак, предвещающий удачную охоту. Кто-то может назвать меня суеверным человеком, но покажите мне охотника или рыбака, который не верит в приметы? Современные люди, живя и работая в бетонных лабиринтах городов, разучились слышать голос природы внутри себя. Тесное общение с природой помогает сбросить с себя всю шелуху цивилизации и, как бы вернуться немного назад, к предкам, их мировоззрению. Когда охотишься в одиночку, то невольно начинаешь прислушиваться к окружающему миру, замечать то, чего не заметил бы в обычной жизни. В том числе и такие вещи, которые можно назвать странными или загадочными. Хотя загадочного в них мало — работают естественные природные законы, по которым жили наши предки, которых принято считать "темными", малограмотными.

По закону подлости в бочку меда может попасть ложка дегтя. Для меня в тот день такой ложкой стала потеря ножа. Я обнаружил пропажу метров через триста от того сугроба, в котором барахтался. Видимо, когда я вылезал, ножны перевернулись, и нож выскользнул в снег. Это был очень хороший нож норвежского типа. Такой, с слегка вогнутым лезвием, деревянной простой и очень удобной рукоятью. В прошлом году этим ножом козу разделывали, когда ни у кого не оказалось не то что топора, а подходящего хотя бы по размеру ножа. Кстати, "добирал" эту козу я. Стрелять возможности тогда не было, поэтому пришлось добить ножом. О том, что можно перерезать горло подранку, я как-то не подумал и сделал первое, что пришло мне в голову: ударил своим ножом в череп и пробил его насквозь. Потом козу разделали, разрубили ножом на части, а клинок даже не затупился.

Как ни жалко было ножа, но, поразмыслив, возвращаться искать не стал. Искать нож в таком глубоком сугробе — дело практически безнадежное, только время потеряю. Буду возвращаться домой, пройду по своим следам — авось найду. А нет, то судьба видно такая. Леший, значит, нож взял, как плату за удачные охоты. Ведь нельзя только брать, иногда и отдавать приходится.

Мне вообще "везет" на потерянные ножи. Ни один еще не прослужил мне более двух-трех лет. Но терял я их исключительно на охоте и все просто бесследно. Вот помню, когда-то по осени отстрелялся я по уткам с берега, а гильзу раздуло в патроннике, пришлось ножом себе помогать. Нож тот был небольшой, с узким клинком длиной не более десяти сантиметров, а рукоять была изготовлена из рога косули. Так вот вытащил я гильзу, а нож положил на траву и забыл. Вспомнил минут через пять, но, вернувшись на место, ничего не нашел, сколько не искал. И ведь не было никого вокруг. А другой раз после очень удачной охоты на фазанов потерял примерно такой же ножик, только с рукоятью из кости какого-то животного. Я его сам сделал: просто вставил хвостовик ножа в полость косточки и залил эпоксидной смолой, смешанной с песком.

Так вот, потеряв несколько ножей, стал я считать, что это Хозяин свою дань берет. Но пусть уж лучше ножами, чем еще как, верно?

Снежный экстрим

В общем, шел, я шел, через снега глубокие пробирался, но добрался-таки до намеченного участка, хотя и немного позже, чем планировал. Для начала достал из кармана пару ломтей хлеба и подвесил их на ветках ближайшего дерева — пусть птицы клюют. Я всегда так делаю. Примета у меня такая. Потом сложил ружье, зарядился и вышел в поле. Собаки впереди носами снег рыхлят, по самое брюхо в снегу этом утопая. А я смотрю вокруг — снежная целина. На этом небольшом совсем поле когда-то огороды были, а потом все бурьяном заросло. Трава тут почти по колено, а теперь из-под снега лишь кое-где верхушки торчат. Идти тяжело, но все равно приятно — воздух чистый, морозный сам в легкие просится, ветер в лицо правда, но это пустяк. Небо чистое, погода сегодня, думаю, будет хорошая. Одним словом — иду и наслаждаюсь. Вдруг впереди мелькнул заяц! Я выстрелил навскидку. Звук выстрела тут же снесло ветром, как и не было вовсе, вроде как пистоном над ухом стрельнули. А заяц перемахнул через заснеженный бугорок и невредимым скрылся из виду. В сторону большой балки ушел. Далеко он поднялся, видимо пуганный уже. Ну да ладно. Балку эту я решил на обратном пути пройти, если, конечно, силы останутся. Метрах в ста впереди снялись куропатки, потянули против ветра все в туже балку и сели на ближнем склоне около густого кустарника.

Очень любят наши люди гадить, где придется и в прямом и в переносном смысле этого слова. Вот и здесь, весь край балки был густо усеян кучками разнообразного строительного мусора. В основном преобладал тут битый кирпич и кафель, но встречалась иногда разбитая сантехника, стекло и прочая "прелесть". Хорошо, что арматуру местные "металлисты" всю собрали. Сейчас все это творение рук человеческих было заметено снегом и не видно было, куда ступать. Вроде идешь по ровному, даже голая земля под ногами кое-где виднеется, а через мгновение проваливаешься глубоко в снег — в промежутках между холмиками мусора. В общем, намучался я пока к предполагаемому месту посадки куропаток добрался, а этих самых куропаток так и не поднял. Собаки тщетно прочесали кустарник. Видимо птицы спрятались где-то в балке. Я представил, сколько там снега и спускаться вниз не захотел.

Теперь я брел по заснеженному полю озими. И не потому, что надеялся поднять тут зайца (что косому делать в такую погоду в чистом поле?), а потому, что это поле нужно было перейти. За ним начиналась пахота, также укрытая толстым снежным покрывалом, а уж за пахотой едва виднелся пятачок неубранного подсолнуха. Туда я и стремился, надеясь, что на подсолнухе мне повезет и я встречу если не зайца, то куропаток. Цепочки заячьих следов мне встречались. Некоторые из них вели на поле, другие наоборот, выходили с него. Но искать зайца по этим следам — занятие неблагодарное, так как на распутывание таких вот заячьих маликов может уйти целый день. И не факт, что в результате след выведет на зайца, а, тем более что по нему можно будет стрелять. Тут не далеко есть дачи, на которых косой любит отдыхать после ночных жировок на полях. А вот по разделительным полосам меж