header_logo

Содержание / 2010 / Оружие и охота №11


По перу



По перу

Алексей БУЛАТОВ фото автора

Мы уже рассказывали в предыдущих номерах журнала о том, в каких хозяйствах Киевский областной совет УООР с 10 июня, по просьбе охотников, стал реализовывать сезонные карточки на пернатую дичь, кстати, задолго до официального открытия охоты.

Этим был существенно сокращен "форс-мажорный" наплыв охотников перед открытием охотничьего сезона. Но в результате получения информации о пожарах в лесах Российской федерации, наше правительство значительно перенесло открытие сезона. И вот, дня за четыре до привычного нам срока открытия сезоны, мы с сожалением узнали о том, что наш праздник может состояться в этом году значительно позже, если вообще состоится.

И все наши приятно-традиционные хлопоты по подготовке к открытию — закупка боеприпасов и провизии, проверка готовности арсеналов, подгонка аксессуаров и подготовка четвероногих помощников, казалось, были напрасными…

После многочисленных звонков и письменных запросов в ГОСКОМЛЕСХОЗ Украины и другие государственные управленческие структуры стало известно, что, предположительно, открытие сезона состоится четвертого сентября, а в особо пожароопасных регионах не ранее одиннадцатого…

Чего скрывать, мы были очень огорчены.

Но вот, после месячного ожидания, обстановка прояснилась…

В Киевской области открытие охоты на пернатую дичь планируется на рассвете четвертого сентября! Легко представить себе то нетерпение, с которым мы собирались на охоту, получив, наконец-то, известие об открытии сезона.

В этот раз сборы на охоту казались "вкусными", как никогда.

Накануне открытия наш небольшой охотничий коллектив прибыл в охотничье хозяйство, расположенное на левом берегу Киевского водохранилища. Обсуждались нами и другие маршруты, но из-за серьезной летней жары водоемы пересохли в большинстве своем, например, в Яготинском и Кагарлыкском районах. Искать там водоплавающих просто не было смысла. На Киевском же море мы надеялись поохотиться на чирков и лысух и надежды наши, можно сказать, в какой-то мере оправдались.

Лагерь свой мы разбили у самой воды. С вечера зарегистрировались у егеря, сразу же напомнившем нам о повышенной осторожности с костром. И, конечно же, пожелавшем нам охотничьей удачи.

Поднявшись затемно и быстро собравшись, мы побрели через тростниковые заросли к камышовым островкам. Уровень воды оказался невысоким, таким, что в бродовых костюмах вполне можно было передвигаться в поисках дичи среди зарослей камыша.

Вскоре мы подняли стаю лысух. Как только отстрелялись, наш курцхаар Лорд собрал трофеи, среди которых, как оказалось, взял и двух подранков. Начало охоты было многообещающим.

С восходом солнца полетели и "маленькие ястребы" — так мы называем между собой чирков — они пролетают с такой скоростью, что можно только и успеть, что услышать над головой свист крыльев, и повернувшись, увидеть удаляющиеся к горизонту силуэты этих небольших уточек, не говоря уже о том, чтобы более или менее тщательно прицелиться по ним.

Мы бродили по мелководью…

Ту тут, то там раздались выстрелы. Лорд метался, разыскивая упавшую дичь, но подавал птиц исключительно хозяину, так что приходилось подходить к нему и забирать свою добычу.

До обеда мне удалось добыть пару лысух и чирка. Вскоре я решил, что пора двигаться в сторону нашего лагеря, поскольку жара уже ощутимо "давила". Я вышел на самый короткий отрезок, соединяющий две точки, — прямую, ведущую к лагерю, и вскоре добрался до него. Потихоньку за мной подтянулись и остальные.

Поговорили о добыче. Владелец курцхаара Анатолий на пару с сыном добыли трех кряковых селезней и четырех лысух, у остальных также было по паре уток.

В тени деревьев накрыли стол и ближе к трем часам сели отметить открытие охоты.

Лорд до того набегался по камышам за дичью, что, улегшись в тени, даже не реагировал на вкусные запахи, разносившиеся вокруг. Во время обеда каждый старался рассказать, как он добыл крякву с подрыва, как налетел чирок…

На вечерний лет идти никто из нас особого желания не выказал, и мы дружно остались в лагере. Да и лета, как такового, практически не было.

После недолго вечернего совещания, мы решили на следующий день побродить по полям и поискать перепела. Нам было известно, что в некоторых районах нашей области перепела уже нет, — он начал мигрировать на юг, но здесь, в прибрежной зоне, остались нескошенными довольно большие участки полей для подкормки животных и мы решили наудачу попытать счастья.

На рассвете мы подъехали к ячменному полю и выстроились цепочкой, пустили вперед Лорда и пошли вслед за ним.

Метров через пятьдесят мы дошли до неглубокой лощины, перед которой Лорд выполнил потяжку и остановился, чуть-чуть помахивая хвостом. Анатолий подошел к собаке, подал команду, Лорд сделал несколько шагов вперед. Как всегда, неожиданно, в воздух взмыло десятка полтора перепелов. Раздались выстрелы. Четыре птицы упали в траву. Лорд стоял неподвижно, ожидая команды на поиск. После свистка он ринулся вперед, и буквально через несколько минут трофеи были у нас в руках, и мы двинулись дальше.

Примерно на середине поля, Лорд вдруг двинулся по кругу, делая время от времени кратковременные остановки. Мы приготовились стрелять, Лорд же своим круговым "маневром" согнал перепелов на небольшой пяточок и замер в стойке.

После команды он двинулся вперед, спугивая перепелов, а когда они поднялись, вновь замер на месте и тогда загремели наши выстрелы.

Подобрав трех птиц, мы двинулись дальше в поисках разлетевшихся по полю перепелов. До полудня Лорд сделал еще пять стоек и мы добавили к нашей добыче еще восемь птиц.

Между тем солнце припекало все сильнее и сильнее, и мы решили, что пора возвращаться к нашему бивуаку.

На берегу водохранилища Лорд сразу же бросился в воду, поплавал и долго еще носился по мелководью, поднимая тучи брызг. Глядя на него, мы решили, что и нам было бы совсем не плохо освежиться и последовали его примеру.

Часа в четыре мы стали собираться домой.

Хоть охота у нас и оказалась "слабенькой", но все же лучше, чем у наших друзей в других местах. Многие знакомые охотники, охотившиеся в других хозяйствах, вернулись с открытия "не солоно хлебавши" — полностью пустыми, что, впрочем, и не удивительно: охота открывалась поздно, линька летняя еще не завершилась, и выставить птицу под выстрел из околоводных зарослей было практически невозможно.