header_logo

Содержание / 2010 / Оружие и охота №11


О Чем умолЧал автор...



О чем умолчал автор...

Если меч понадобится в жизни лишь однажды — носи его с собой всю жизнь... Конфуций Бог создал людей, а полковник Кольт сделал их равными... Американская поговорка Стреляют не пистолеты —стреляют люди... Американская поговорка Кинжал хорош для того, у кого он есть. И плох тому, у кого его не окажется в нужное время. Абдулла (Цитата из к/ф "Белое солнце пустыни"

В недавней статье Андрея Карпова "Суета вокруг законов, или о чем молчат некоторые заинтересованные лица" (журнал "Оружие и Охота", № 8, 2010 г.), автор (далее по тексту — Автор) упоминает выражение — сколько людей, столько мнений.

Не надо скромничать, наши люди выражаются и покрепче — у двух украинцев три гетмана. Но если в вопросах высокой державной политики рядовые украинцы дома, на кухне или сидя у телевизора, разбираются лучше любого дипломированного политолога, то в вопросах, требующих элементарного выбора — быть или не быть, своего мнения зачастую не имеют, хоть и никогда в этом не признаются.

И дело тут вовсе не в пресловутом украинском менталитете, о котором к месту и не к месту говорит упомянутый автор.

Народ, наученный горьким жизненным опытом, прекрасно знает об иезуитской (коварство; изощренная жестокость) способности власти и чиновников исказить любое умное начинание. Исказить таким образом, что, разводя руками, остается констатировать — хотели как лучше, а получилось — как всегда. И или, перефразируя известного политика, "маємо те, що маємо".

В указанной публикации автор довольно долго мучил читателей своими философскими рассуждениями о менталитете среднестатистического украинца, однако так и не поведал читателям "О ЧЕМ И ПОЧЕМУ МОЛЧАТ ЗАИНТЕРЕСОВАННЫЕ ЛИЦА, И КТО ОНИ ТАКИЕ"...

Это довольно избитый прием — вставить несколько иноязычных слов позаковырестей и, напустив на читателя тумана, рассуждать на тему, в которой не то, чтобы не смыслят, а просто не имеют личного мнения, основанного на осознанном убеждении.

Жизненная позиция, так сказать, — и я не я, и хата не моя, и писал ни о чем, и спросить с меня не за что.

Однако позиция Автора, тем не менее, прослеживается очень четко — чиновники, а дословно бюрократия, вот тот последний оплот зашиты рядовых украинских граждан от всего мирового зла и человеческой глупости.

Ну что же, позиция не нова.

С завидной уверенностью наставника Автор поучает читателей, что некорректно ссылаться в своих рассуждениях на…

И валит в одну кучу грешное с праведным — "среднестатистический" менталитет (менталитет — образ мыслей, ум, мировосприятие, присущее отдельной личности или социальной группе, психология нации), "мирную и счастливую" историю украинского народа, справедливую диктатуру пролетариата с ее "аксессуарами" в виде революционного "маузера", теорию христианского смирения и непротивления злу насилием, а заодно и степень выполнения силовыми ведомствами своих функций по защите граждан от преступных посягательств и диких животных. И ничтоже сумняшеся утверждает: вся наша история, мировой опыт и статистика — это не корректно!

Так рассуждать нельзя — НЕ СМЕТЬ!

В духе макиавеллизма (в переносном смысле — изощренное коварство, вероломство. Видимо, Автор увлечен книгой Николо Макиавелли "Искусство управления государством") Автор подменяет понятие владения оружием в понимании физического им обладания, владением оружием в плане наличия у граждан навыков пользования им и ненавязчиво подсказывает неискушенного читателю — рассуждать нужно именно следующим образом — оружие очень опасно, и, прежде всего, для его владельца.

Хочешь владеть оружием — купи за свои кровные и храни в тире (и плати за хранение и охрану). Хочешь пострелять из "своего" оружия — проедь через весь город, заплати за пользование тиром и патроны с наценкой — пользуйся в свое удовольствие. Охотники со стажем должны помнить, что в конце 80-х, после неудачного покушения на М. С. Горбачева, в соответствии с приказом тогдашнего министра внутренних дел, уже существовала подобная практика пользования охотничьим оружием, которое должно было централизовано храниться в охраняемом помещении охотколлектива и выдаваться исключительно на время охоты. Данный приказ утратил силу с развалом СССР. Зато никаких случайностей дома — если к вам вломятся грабители или пристанут пьяные отморозки, то, слава Богу, вы не сможете применить собственное оружие для самозащиты и нарушить пункт закона о допустимой самообороне.

Но почему именно чиновник, чернильная душа, должен за нас решать, что предпочтительнее — живой нарушитель закона или медленно остывающий законопослушный гражданин?

В соседней России по этому поводу, с принятием закона об оружии, благоразумно внесли соответствующие изменения в уголовный кодекс в полном соответствии с мировым опытом, т.е. полностью исключили статью, предусматривающую наказание за превышение мер необходимой обороны, предоставив своим гражданам право самостоятельно защищать свои конституционные права всеми доступными средствами. Закона и вооруженного отпора должен бояться преступник, а не законопослушный гражданин. Конституционные права у них, несомненно, равны, однако их социальная ценность для общества существенно различается.

Несмотря на некоторые различия в оружейном законодательстве стран Евросоюза, куда так настойчиво стремится Украина, нарезное короткоствольное оружие разрешено практически везде. Определенные различия касаются в основном некоторых ограничений на использование автоматического оружия, емкости оружейных магазинов и типов применяемых патронов (кстати, факт к размышлению относительно гуманизма — экспансивные патроны, запрещенные международной конвенцией к армейскому использованию, практически везде применяются в полицейском оружии). Впрочем, в той же Швейцарии, боевое автоматическое оружие хранится у резервистов дома, в одном шкафу с армейской формой. То же самое можно сказать и об Израиле, где граждане имеют право на владение автоматическим оружием.

В Билле о правах, во второй поправке к Конституции США, записано следующее — поскольку хорошо организованное народное ополчение необходимо для безопасности свободного государства, право народа хранить и носить оружие не должно нарушаться (ратифицировано 15 декабря 1791 г.)

По-американски очень лаконичен, но более поучителен комментарий сути данной поправки, данный Президентом США Томасом Джеферсоном — самая главная причина для граждан владеть оружием и носить его, есть, в конечном счете, необходимость защищаться от тирании правительства.

Вспомните высказывание В.И. Ленина — государство есть не что иное, как аппарат насилия над обществом. В бесклассовом обществе диктатуры пролетариата (любая оппозиция "пролетарской" власти искоренялась как класс — дворянство, чиновники, предприниматели, кадровые военные и казачество, или ставились на службу "пролетариата") оружие, вопреки утверждению Автора, никогда не являлось аксессуаром. Оружие — не галстук, не бант и не звездочка в петлице. Оружие являлось именно орудием насилия партработников, красных директоров и органов ВЧК-ГПУ-НКВД-МГБ. Даже в тяжелое военное лихолетье советским правительством оружие гражданскому населению избирательно доверялось лишь на оккупированной врагом территории и немедленно изымалось при прохождении линии фронта войсками НКВД.

Таким образом, именно по степени доверия государства (правительства) к своим гражданам в вопросе обеспечения их естественного права на самозащиту вполне можно судить об уровне демократии в этой стране.

Более подробно об этом можно прочесть в превосходно обоснованной реальными фактами статье Вадима Большакова и Юрия Голуба "К вопросу о необходимой обороне" (журнал "Оружие и Охота" № 2, 2010 г.) и статье Александра Линиченко "Зри в корень" (журнал "Оружие и Охота" № 4, 2007 г.)

Я полностью разделяю их выводы, что никакие запретительные законодательные меры в отношении оборота оружия не могут положительным образом повлиять на безопасность законопослушных граждан, поскольку преступный элемент в любом случае найдет способ овладения оружием, причем самостоятельное его изготовление окажется последним в списке способов его приобретения.

Создается впечатление, что под давлением определенных западных "неправительственных" организаций, наше государство на законодательном уровне более озадачено правами домашних и