header_logo

Содержание / 2010 / Оружие и охота №11


А гражданам России дадут парабеллум



А гражданам России дадут "парабеллум"?

По материалам зарубежном прессы

России снова муссируются предложения причислить боевые пистолеты к гражданскому оружию, то есть разрешить всем без исключения гражданам России хранение, ношение и использование короткоствольного огнестрельного оружия в качестве средства самозащиты.

Наиболее ортодоксальные средства массовой информации утверждают, что легализация боевого короткоствольного оружия как средства самообороны, является одной из тех ключевых тем, о которых власти Федерации предпочитают не вспоминать, но к которым периодически приходится возвращаться, когда в очередной раз один из политических деятелей по тем или иным причинам начинает призывать разрешить гражданам владение (боевыми) пистолетами и револьверами в качестве средства самообороны.

Традиционное содержание такого рода призывов — распространить на короткоствольное огнестрельное оружие, в настоящее время не разрешенное к ношению и владению гражданскими лицами, за исключением наградных, правила (легализовать его), которые сейчас применяются к травматическому и гладкоствольному оружию.

Так, по их мнению, разрешение на покупку оружия могли бы получить граждане Российской федерации, не имеющие судимости и не состоящие на учете в наркологическом диспансере, при одновременном введении на законодательном уровне обязанности владельцев оружия каждый год отчитываться в органах МВД о местонахождении этого оружия и ужесточении уголовной ответственности за утрату оружия, в качестве наказания предусмотрев лишение свободы на тот или иной срок.

Причем одновременно с предложениями о разрешении короткоствольного огнестрельного оружия, раздаются предложения запретить так называемое травматическое оружие, мотивируя это тем, что травматическое оружие, в отличие от боевого, не дисциплинирует его владельца, а, скорее, располагает к безответственности, поскольку владеющий им не всегда отдает себе отчет в том, что с его помощью человеку может быть нанесен серьезный вред. Если верить имеющейся в распоряжении некоторых лиц статистке, с ростом продаж травматических пистолетов в России в течение последних нескольких лет значительно возросло количество уличных и дорожных стычек с тяжелыми и даже летальными последствиями вследствие применения травматического оружия.

Некоторые специалисты, так или иначе имеющие дело с короткоствольным огнестрельным оружием, такого рода предложения комментируют следующим образом.

Поддерживая легализацию короткоствольного огнестрельного оружия, они утверждают, что травматическое оружие "расслабляет" его владельца, не вполне отчетливо представляющего себе поражающие возможности травматического оружия, часто предполагающего, что у него в руках скорее игрушка, чем в той или иной степени опасное средство самозащиты.

С другой стороны, потенциального преступника наличие у потенциальной жертвы пистолета, скорее всего, в настоящее время не остановит, опять-таки, поскольку он будет предполатать, что это "всего лишь" "резинострел" и наличие пистолета у потенциальной жертвы проигнорирует.

В то же время настоящее огнестрельное оружие в качстве средства самозащиты вызывет совершенно другое отношение и у владельца и у преступника. У одного будет совершенно другое, более вдумчивое отношение к оценке возожности его применения, у второго — более высокая необходимость опасаться его наличия у потенциальной жертвы.

В то же время реальность принятия такого решения специалисты оценивают как весьма низкую, поскольку противодействие ряда кругов легализации огнестрельного оружия в России остается очень сильным.

Специалистами отмечается также еще один аспект такого рода легализации — необходимость правильной оценки количества людей, которые готовы приобрести короткоствольное огнестрельное оружие и которое составляет в настоящее время не более пяти процентов трудоспособного населения, все остальные просто не готовы иметь оружие в чисто психологическом плане.

Основным противником легализации короткоствольного оружия в России некоторые средства массовой информации считают МВД России — основного регулятора оборота оружия в стране — со ссылкой на неоднократные высказывания должностных лиц, занимающих высшие посты в этом ведомстве, которые предполагают существенное увеличение преступлений, совершенных с использованием этого оружия в случае его легализации.

Российский сюжет с узакониванием огнестрельного (короткоствольного) оружия чем дальше, тем больше приобретает политическую окраску, которую, в достаточной степени условно, но можно разложить на две составляющие — "левую" и "правую". Некоторые интеллектуалы считают даже, что существует ярко выраженная дивергенция позиций по вопросу о гражданском боевом оружии в зависисоти от политических убеждений. Так, они полагают, что за вооружение населения традиционно выступают правые, а за разоружение всех и вся, кроме сотрудников силовых ведомств, левые.

Специалисты также с сожалением говорят о том, что российские стрелковые сообщества пока и близко не могут соревноваться по влиятельности со своими заокеанскими коллегами и поэтому не могут оказать серьезного влияния на окончательное решение вопроса об огнестрельном оружии.

В то же время в США Национальная стрелковая ассоциация (NRA, National Rifle Association) представляет собой разветвленную структуру, по мощности не уступающую крупнейшим профсоюзам, а ее рекомендации на политическом поле играют весьма высокую роль.

Именно благодаря протекции NRA на президентских выборах 2008 г. на пост вице-президента от Республиканской партии претендовала страстная охотница губернатор Аляски Сара Пэйлин и по сей день остающаяся популярным политиком.

Российские специалисты приводят также "классовую" статистику отношения к короткоствольному огнестрельному оружию, отталкиваясь от определения так называемого среднего класса, который, по их мнению, и является той группой граждан России, которая является наиболее заинтересованной в легализации оружия в силу того, что, с одной стороны, имеет достаточно средств, чтобы его приобрести и представлять собой "лакомый кусочек" для грабителя, с другой стороны, их доход все же недостаточен для того, чтобы нанять себе охрану.

Тот же уровень доходов, который имеет подавляющее большинство граждан России, делает для них вопрос законодательной возможности приобретения огнестрельного оружия чисто умозрительным в силу отсутствия финансовой возможности.

В то же время эксперты отмечают наличие значительного количества оружия, находящегося в неузаконенном владении у населения сельских районов некоторых регионов федерации, причем там не декларирут каких-то особых "правых" или "левых" убеждений, а оружие является в основном гладкоствольным охотничьим оружием старого образца или оружием, оставшимся после локальных вооруженных конфликтов, которые особо и не "заморачиваются" его легализацией.

На основании вышесказанного можно сделать следующие выводы.

1. Вопрос легализации короткоствольного огнестрельного оружия в качестве средства самозащиты излишне политизирован как по сути, так и по тем целям, которые ставятся эксплуатирующими эту тему политиками, которые будут в значительной степени разочарованы тем, что положительное решение, которого они добиваются, не принесет им ожидаемых политических дивидентов, а, скорее, вред в политическом плане.

2. Прогнозируемый объем рынка продаж такого рода оружия экспертами значительно завышается. После того, как ажиотажный спрос, после принятия соответствующего закона будет удовлетворен, среднестатистический объем реализации остановится на том уровне, который сейчас характерен для "резинки".

3. Политическое лобби, продвигающее легализацию корткостволного огнестрельного оружия, видит свою цель в "перевооружении" граждан, имеющих уже резинку, боевым огнестрельным оружием с тем, чтобы увеличить уровень дохода торгующих организаций. Говорить в этом контексте о развитии производственного и конструкторского потенциала и появлении новых моделей вряд ли приходится. На рынок поступят известные модели, в изобилии хранящиеся на складах министерства обороны.

4. Серьезного снижения цен также не произойдет, потому что в этом не заинтересованы реализующие эту продукцию предприятия и фирмы. Другим фактором, определяющим противодействие снижению цены является стремление ограничить владение огнестрельным оружием кругом лиц, относящихся к категории "благополучных".

5. Серьезно значимого (свыше 15-20% от имеющегося уровня) роста уровня преступности не произойдет.

6. В основе вопроса лежит "всего лишь" коммерческий интерес определенных кругов, имеющих отношение не столько к разработке новых моделей, сколько к реализации уже имеющихся на складах.