header_logo

Содержание / 2011 / Оружие и охота №1


На воде и у воды...



На воде и у воды... В разные погоды

Владимир САРАТОВ, фото автора

Окончание.

Начало см. журнал "Оружие и Охота", №10 и 11 за 2010 г.

Среда.

Поднялся затемно. На дворе студено. Колючий восточный ветер гонит на берег волну за волной с белой пеной. На лодке не выплыть. Над краем берега летит орлан. На развороте показал белый хвост, значит птице уже больше четырех лет (у молодых хвост темный). Уток не видно — пуст залив. Из прибрежных тростников поднялась стайка усатых синиц и пошла вверх с мелодичным "тип-тип-тип". К стайке присоединяется еще одна птица, но синички вдруг бросаются вниз, в заросли. Подлетевшая птица оказалась охотящимся серым сорокопутом. Ни с чем он возвращается в лозовый куст.

Около десяти часов ветер стал понемногу стихать. На охотбазе охотники — отец с сыном — грузят на открытый прицеп свою плоскодонку: повезут ее во двор на зимовку. Егерь Василий Иванович только вернулся на моторке с охоты. В садке у него три подсадных кряквы — нарядный селезень и две темно-пестрых утки. Сетует, что трех верных крыжней упустил — сильное волнение и ветер.

К вечеру ветер унялся, и я отчаливаю от берега. На протоке вне выстрела поднялся уже "знакомый" красноголовый нырок, а перед последним плесом переплыла протоку тоже "знакомая" лысуха. Проплыл вдоль зарослей — пусто, повернул обратно. Серо и пустынно в холодных просторах. В затончике спугнул утку. По ней отстрелялся, а тут поднимается с шумом еще десяток. С незаряженным ружьем, раскрыв рот, только и успел полюбоваться их оперением. Борясь с ветром, гребу дальше. Сворачиваю в узкую протоку между островками со старыми ветлами. Только миновал половину протоки, захлопали слева в рогозе крылья. Хватаю ружье, бросив весла. Пестрая стайка уток набирает высоту. У одной утке к лапке прицепился длинный стебель рогоза. Утка испуганно крякает. Веду стволы за ярким селезнем. Бах! Летит. Еще вперед, бах! И он грузно валится в заросли, бьет там по воде крыльями. Перевожу дух, перезаряжаю ружье. Сквозь негустые стебли видно белое брюшко и оранжевые лапки сбитого кяркаша. За тугое крыло поднимаю из воды трофей. Ух, и хорош! Как литой — ноябрьский селезень. Хоть и впопыхах стреляя, но получилось.