header_logo

Содержание / 2011 / Оружие и охота №4


Лебединая песня



Владимир УРСУЛ

Дни межсезонья каждый охотник проводит по своему, но многие нюансы этого времени у всех схожи.

Чиним снаряжение, выполняем технический уход за своим оружием и готовим боеприпасы к предстоящему сезону. Он манит нас надеждой на интересные встречи и сулит возможность добычи удачного трофея. Но, занимаясь работами, являющимися предвестниками будущих выходов в поле, я невольно возвращаюсь мыслями к самым ярким моментам охот минувшего года. При этом я стараюсь проанализировать неудачи и еще раз порадоваться успехам. Да что тут говорить, подобные экскурсы в прошлое всегда греют сердце истинного ценителя активного отдыха, который проводится в непосредственном контакте с нашей матушкой природой и ее дикими обитателями.

Вот так и всплыл в моей памяти штрих, который не могла не оставить охота минувшего сезона, состоявшаяся четвертого декабря в угодьях Барановского лесоохотничьего хозяйства, что на северо-западе Житомирской области. По погоде этот субботний день выдался просто замечательным. Свежевыпавший неглубокий снег ровным слоем лежал на лесной подстилке. Еще не успевший огрубеть и накопить на своей поверхности избыток информации, он давал возможность легко прочитать свежий след зверя, сразу бросавшийся в глаза. Практическое отсутствие ветра помогало услышать в тишине леса отдаленный звук. Редкие полупрозрачные, плывущие высоко облака не омрачали праздничной синевы неба. Солнце, как всегда при наличии снега, пыталось слепить глаза. Но деревья, создававшие в лесу тень, рассеивали солнечные лучи и позволяли взгляду без напряжения наблюдать окружающее пространство. А редкий лиственный подлесок, лишь кое-где прерываемый непролазной чащею, давал возможность просматривать глубину леса местами даже до трехсот метров.

Все это предвещало неплохую охоту, а какая-то внутренняя уверенность подсказывала, что именно мне должно повезти. В конце концов, так и получилось, правда, скажу откровенно, только на половину. Но все по порядку.

Время близилось к полудню. Я стоял на своем номере, вслушивался в голоса загонщиков, и старался услышать совсем другие звуки, так знакомые каждому охотнику. Они должны возвестить, что зверь стронут с места и движется в направлении линии стрелков. Оставаясь неподвижным на своей позиции, я пытался определить место предстоящего выхода зверя, предполагал направление его пути к номерам, растянувшимся вдоль просеки с наезженной тракторной колеей.

> <p>Неожиданно мое внимание привлек шелест крыльев, рассекающих воздух. Первоначально показалось, что виною этому долгожитель наших лесов ворон, по каким-то своим нуждам пролетающий над самыми верхушками сосен. Но, прислушавшись внимательнее, я понял, что звук доносится со значительно большей высоты, а, главное, он заметно отличается от привычных звуков, издаваемых крыльями ворона. К тому же слышались еще и протяжные, какие-то шипящие звуки. Все это несколько необычно воспринималось на слух.</p><p> Подняв голову, я с любопытством выискивал в глубине небосвода причину этого явления. Несколько секунд спустя я увидел в прорехах крон линейку больших крупных птиц.</p><p> — Гуси, — ударила в голову первая, но ошибочная мысль, так как тут же бросились в глаза их длинные вытянутые в полете шеи. — Лебеди! Да! Да!</p><p> Это лебеди шипуны на высоте от сорока до пятидесяти метров двигались на фоне голубой выси параллельно линии номеров, направляясь к востоку. Я порадовался за своих приятелей, которые тоже должны наблюдать этих птиц.</p><p> Не совсем обычным по времени года было появление этих благородных птиц над декабрьским лесом, когда земля укрыта уже белоснежным покрывалом, словно лебединым пухом, над которым властвует небольшой морозец. Лебеди в пронзительно прозрачном воздухе на аквамариновом фоне контрастно высвечивались солнцем. Незабываемая картина!</p><p> Судя по направлению полета, они явно стремились к главной водной артерии — Днепру. Именно там проходит основная магистраль, или как говорят охотники — труба, по которой многие водоплавающие отходят к югу на зимние квартиры.</p><p> Проводив их взглядом, я еще некоторое время прислушивался к удаляющимся звукам. До самого вечера у меня в душе оставалась песня их полета, исполненная, как это и положено шипунам, шепотом. У каждого своя музыка.</p><p> А чуть позже, как и предсказывала интуиция, на мой номер вышла небольшая семейка кабанов. Матка, проведя подсвинков сквозь довольно густой подлесок, в сорока метрах от меня пересекала линию номеров. Пропустив их за линию стрелков, я вывел мушкой третьего подсвинка и отдал ружью команду, нажав спусковой крючок...</p><p> Я был настолько уверен в успехе, что не поспешил со вторым выстрелом.</p><p> Но моя пуля пощадила подсвинка. Такая досада! Так подпортил друзьям охоту! Правда, скажу вам, что с годами ценности меняются, охота становится не только целенаправленной добычей трофея. Основному процессу сопутствует много интересного. И после встречи с лебедями, этот промах для меня казался уже не такой уж трагедией.</p><p> Когда собрались вместе после этого курьезного загона, поддерживая меня морально и реабилитируя перед друзьями, охотовед Лободзинский Александр Адольфович сказал:

Во время вечернего обсуждения уже состоявшейся охоты как это бывает в тесном теплом кругу соратников по увлечению, вспомнили лебедей, и посмеялись над моим досадным промахом, но как-то постепенно перешли к делам насущным. Говорили о происходящем в охотничьей отрасли в наше время. О том, как общественные охотничьи организации УООР, ОВОР и "Динамо", объединяющие в своих рядах любителей этого увлечения, утрачивают не только свои позиции в руководстве охотниками, но и теряют лучшие свои угодья, ранее доступные любому. Целые охотхозяйства переходят из общественной собственности в руки частных владельцев или закрытых охотничьих клубов, созданных для определенного круга лиц. На эти территории доступ ограничен, да и ценовая политика по оказанию услуг позволяет там охотиться далеко не каждому.

И сейчас в межсезонье я мысленно тоже касаюсь этих изменений. И тут есть о чем подумать. Уже нет государственного Комитета лесного хозяйства Украины, его функции переданы государственному Агентству лесных ресурсов. Это самая низкая градация ведомства. В стадии реорганизационных изменений и Главохота. Раньше она была структурным подразделением Комитета лесного хозяйства и контролировала и регламентировала ведение охотничьего хозяйства нашей державы. Время перемен — это время частичного хаоса и беспорядка. Как долго оно продлится? Какие изменения при таких начинаниях грядут впереди?

У меня несколько странное впечатление, мне кажется, что во время той декабрьской встречи эти птицы пропели мне "лебединую песню" нашей народной охоте в Украине.