header_logo

Содержание / 2011 / Оружие и охота №7


Другого решения не было



Игорь ЧУТКО. Репринт публикации в журнале "Техника-Молодежи", 1978 г., №10

Письмо в Редакцию журнала "Техника-Молодежи"

"В Ленинградском артиллерийском музее я обратил внимание на один из экспонатов — легкий ручной пулемет "Христо Николов", опытный образец 1939 года. Рядом фотография: 1966 год, город Самоков в Болгарин, вручение полковнику запаса Христе Николову Спасову наград от правительства СССР, от Министерства обороны СССР... Перед войной этот образец был испытан в одной из наших войсковых частей, а в 1960 году прислан оттуда без каких-либо описаний. Все добытые сведения о нем уместились на табличке под стеклом стенда.

Сведения очень краткие, до неясности. На вооружении Красной Армии "Христо Николов" не состоял, в Великой Отечественной войне и вообще ни в каких войнах не применялся, за что же тогда наградили полковника? Возможно, помешать применению пулемета могла разница в стандартных калибрах: у нас 7,62 мм, в Болгарии 7,9 мм, но ведь по какой-то причине он к нам попал, в чем-то пригодился...

Возможно, я бы посетовал на плохую информацию и забыл бы об этом случае, если бы по роду занятий не сталкивался с нашими друзьями из Болгарии. Как-то между делом спросил их, кто такой этот Христо Николов. Никто не знал. Ну и ладно. Но болгарские знакомые отнеслись к моему вопросу с вниманием, и через полгода я получил от них сразу два письма. В одном из них было написано, что Христо Николов — выдающийся оружейный мастер, еще в двадцатых годах ставший генералом.

Во втором, что он был приговорен в 1943 году царским правительством Болгарии к расстрелу, от которого его спасли советские войска. Он ли это, авторы письма уверенно утверждать не могли. Одно другому не противоречит, но судьба этого человека — вероятно, необычная и героическая — как-то осталась в тени. Где можно узнать..."

А. Иванов

Письмо инженера А. Иванова заинтересовало меня. Я занялся поисками сведений о Христо Николове и нашел пусть не исчерпывающие, но все-таки достаточно подробные свидетельства о нем.

В первую очередь узнал внешнюю сторону событий.

Чуть подробнее, чем А. Иванов в Ленинграде, но по-прежнему без отчетливых причинных связей, с явными упущениями, к тому же с середины.

> <p>А именно, что в конце сентября или в начале октября 1927 года комиссия военного министерства Болгарин изучила ручной пулемет, сконструированный и изготовленный по личной инициативе пехотным капитаном Христо Николовым Спасовым из 22-го Фракийского полка. Комиссия была уже не первая, но на этот раз настолько высокая (созвал ее сам министр!), что, забракуй она пулемет, жаловаться капитану было бы уже некому. Вошли в нее инспектора по вооружению и артиллерии и почти все члены Артиллерийского комитета. Настроились генералы и полковники недоброжелательно, скрывать свое отношение к изобретателю и его творению не считали нужным, пока один из инспекторов — по вооружению — не заявил, что в такой обстановке он работать отказывается.</p><p> Только тогда приступили к обсуждению существа дела. И все же предварительно прощупали вопросами капитана:</p><p> — Долго, ли вы над этим трудились?</p><p> — С 1919 года, девять лет.</p><p> — А Кольту, Максиму, Льюису сколько лет понадобилось на решение аналогичных задач?</p><p> — Не менее, чем по пятнадцати, а Мадсену — сорок.</p>