header_logo

Содержание / 2012 / Оружие и охота №1


О настильности выстрелов ружья образца 1886 года



Известны преимущества, которые представляет ружье образца 1886 года, сравнительно с ружьем обр. 1874 года, в отношении отлогости траектории, дальности, меткости, силе проникания пуль, веса патрона и свойств пороха.

Одним из таких преимуществ является настильность, которая, не затмевая собою других преимуществ этого ружья, отодвигает их на второй план, и быстрое и неожиданное развитие которой дает место всевозможным преувеличениям.

Вот как характеризует это ружье г. Маргэн: "Я присутствовал на опытах над ружьем малого калибра, и, на мой взгляд, это оружие — чудо; для меня, старого солдата, эта горизонтальная траектория представляет идеал, особенно, когда я подумаю, что все, что будет находиться под нею, на расстоянии более 2000 м от фронта войск, будет скошено".

Некоторые военные писатели точно также впадают в крайность; один из них, отмечая научное открытие, долженствующее произвести переворот в тактике, выражается следующим образом:

"Прежде всего — это усовершенствование огня артиллерии до такой степени, чтобы сила этого рода оружия удвоилась, и сфера действия артиллерии на поле сражения значительно бы расширилась, благодаря бесчисленному множеству пуль и осколков, которые она будет бросать перед собой".

"Затем — малокалиберное ружье, дающее настолько отлогую траекторию, что она, при одном и том же прицеле — на 500 м — поражает все пространство, от того пункта, с которого производится стрельба, и до 600 или 700 м, причем коллективная стрельба, при прицеле на 700 м, дает зону поражений, глубиною более километра".

Помещаемая ниже таблица, вполне ясно указывающая на преувеличенность только что приведенных отзывов, тем не менее, доказывает значительное превосходство ружья обр. 1886 года над ружьем обр. 1874 года, с точки зрения отлогости траектории.

Из рассмотрения этой таблицы оказывается, что успехи, достигнутые новым ружьем, в среднем выражаются тем, что отлогость траектории увеличилась вдвое и что на местности, параллельной линии прицеливания, настильности ружей образца 1886 года и образца 1874 года относятся одна к другой, как 1 к 2. Но это отношение не сохраняется на местности неровной: оно уменьшается или увеличивается, сообразно с очертанием земной поверхности. Сначала, мы займемся исследованием таких обстоятельств, которые оказывают неблагоприятное влияние на настильность новых ружей.

Глубина

поражаемого пространства

Опыт доказал тот замечательный факт, что на местности, параллельной линии прицеливания, глубина пространства, на котором ложатся все пули падающие на землю прямым полетом (протяжение его по направлению дальности), когда стреляют при одной и той же высоте прицела и целят в одну и ту же точку или в один и тот же фронт, остается неизменною, на какое бы расстояние не стреляли. Для ружья обр. 1874 года глубина этой зоны составляет около 300 м, если из 100 выстрелов брать в расчет только 90, исключая самые дальние падения; при этом существует центральная поверхность действительных поражений, на которой точки падения пуль распределяются почти равномерно. Этот центральный пояс, заключающий в себе лучшую половину поражений, имеет глубину от 100 до 150 м, при посредственных стрелках. Из сказанного сейчас следует, что выстрелы, производимые при одной и той же высоте прицела, достаточно густо покроют пулями центральную зону, глубиною от 100 до 1500 м.

Общее протяжение поражаемого пространства получится, если к этой зоне, заключающей в себе точки падения пуль, прибавить с одной стороны ширину зоны настильных поражений, а с другой — действие рикошетов, и понятно, что, действительность стрельбы, будет тем больше, а поверхность, на которую распространяется ее действие, тем глубже, чем меньше расстояние до цели на местности, параллельной линии прицеливания.

При одинаковой меткости, глубина зоны поражений для различных образцов ружей, стреляющих на одно и то же расстояние, пропорциональна отлогости их траекторий; а мы доказали выше, что ружье образца 1886 г. даст траекторию, отлогость которой вдвое больше отлогости траектории ружья 1874 г.; отсюда следует, что для новых малокалиберных ружей рассматриваемое пространство будет иметь в глубину от 200 до 300 м.

Итак, отлогость траектории представляет двойную выгоду.

1) Она облегчает установку прицела и допускает более грубую ошибку в определении расстояний, без опасения, что пули перестанут достигать цели.

2) Она увеличивает глубину зоны поражений, а, следовательно, и вероятность попадания в войска, расположенные позади тех, в которые направлены выстрелы.

При нынешней тактике, основанной на разделении сил в глубину на эшелоны и на придвигание поддержек и резервов к цепи, глубина зоны поражений неизбежно оказывает важное влияние на исход битвы. А на местности, параллельной линии прицеливания, новое ружье, на всяком расстоянии, удваивает глубину зон поражений; такой результат превосходит все ожидания и делает величайшую честь полковнику Лебелю, его сотрудникам в нормальной школе стрельбы и г. Виеллю, изобретателю бездымного пороха.

Но размеры зон, на которых пули распределяются равномерно, уменьшаются в чрезвычайной пропорции, когда стрелки не находятся в одной плоскости с поражаемою поверхностью.

Доказать, что необдуманное употребление огня пехоты, в особенности при новом ружье, лишило бы нас этой, столь выхваляемой настильности, на которую возлагают столь большие надежды, — вот главная цель нашего исследования.

Вполне сознавая, как мало привлекательности представляет собою труд, содержащий в себе неудобные для чтения вычисления и цифры, мы, тем не менее, не можем вполне избежать их. То изумление, которое вызывают некоторые теоретические указания, требует, чтобы их верность не могла быть подвержена сомнению.

Все что мы можем сделать, — это прибегать лишь к самым простым доказательствам, основанным на подобии треугольников и на тех изменениях, которые претерпевает дробь, при увеличении или уменьшении одного из ее членов; это, ведь, не очень мудрено. Но, будучи вполне просты, расчеты эти будут, также, достаточно верны и, в конце концов, будут наглядно подтверждены опытом стрельбы.

Вступая на этот путь, мы сталкиваемся со всеми теми, которые, вслед за другими, продолжают повторять, "что тактика не есть задача стрельбы", что нельзя правила сражения включать в уравнение", и с другими подобного же рода выражениями, которые возражали бы несомненную истину, если бы в них не слышалось заявление о бесполезности задач стрельбы. Мы увидим, к какому гибельному лжеучению склонны те, которые отвергают их в этом случае.

Определение

потерь настильности

Обозначим через "ТОМ" (фиг. 1) траекторию ружейной пули, выстрелянной на какое-нибудь расстояние "D". Когда стрелок "Т" и цель находятся в одной и той же плоскости "РР", эта траектория дает, относительно стоящего пехотинца "FB", ростом в 1,6 м, поражаемое пространство "FM", которое мы обозначим через "z".

Если бы стрелок был помещен в "Т’", на высоте ТТ’ = Н, то для траектории "Т’О’M’" получилась бы зона поражений "F’M", которая менее зоны поражений "FM" на величину "FF’", которую мы обозначим через "р" и назовем потерею настильности.

Из подобия двух треугольников АВВ’ и AFM, заключаем, что ВВ’/АВ = FM/AF, или же р/АВ = z/AF.

Так как AI = BF, то, следовательно, АБ = IF; обозначая через "h" превышение IF линии прицеливания над точкою F, получим р/h = z/(h+1,6 м), откуда р = zh/(h+1,6 м) = h/(h+1,6 м)z.

Если, для примера, положим, что "h" = 0,2 м, то потеря настильности р = 0,2/(0,2+1,6)z = 0,2/1,8z = 0,11 z; а следовательно, она составляет 11/100 поражаемого пространства, соответствующего данному расстоянию до цели.

Таблица потерь настильности. Таблица заключаk