header_logo

Содержание / 2000 / Оружие и охота №9


Сэмюэль Кольт. Великий уравниватель



Однозарядность укороченного варианта ружья, превратившегося в эпоху Возрождения в пистолет, со временем стало его главным недостатком. Многочисленные попытки сделать личное огнестрельное оружие многозарядным увенчались успехом лишь с появлением в 1836 г. первого боевого револьвера, что произвело подлинную революцию в военном деле. Неизвестный объект Волею судеб нарицательным именем этого оружия стало имя Сэмюэла Кольта. Еще семнадцатилетним юношей он, плавая юнгой на торговой шхуне, в свободные часы мастерил деревянные модели пистолетов. Эта страсть к конструированию оружия впоследствии стала той силой, которая сделала Кольта основателем целой оружейной империи.

Сэм Кольт, или "доктор Кольт", — пример типичного американского "публичного ученого", когорты которых путешествовали по Соединенным Штатам с чтением лекций, зачастую балансируя на грани шарлатанства. Его лекции по химии, после которых простодушной публике предлагалось испытать на себе действие "веселящего газа" — закиси азота, проходили на "ура".Сколотив себе на этом поприще приличное состояние, "доктор" занялся производством оружия, запатентовав в 1834 г. оригинальные револьвер и магазинный пистолет, которые разработал Джон Пирсон, продавший свои изобретения по причине бедности.

Модель "Нэви", 1851 г., калибр .36

В 1835 г. в Патерсоне (штат Нью- Джерси) заложили оружейную мануфактуру, позднее выпустившую первый кольтовский револьвер, названный в честь города. Кольт "Патерсон" представлял собой длинноствольный (203 мм) капсюльный револьвер, оснащенный пятизарядным барабаном с расположенным в корпусе храповиком и заряжавшийся коническими пулями .36 калибра (9 мм). Трубки для надевания капсюлей (брандтрубки) располагались параллельно оси барабана, что продлевало срок их службы и было очень удобно для чистки. На других моделях того времени брандтрубки располагали под углом. Это приводило к частым поломкам самих трубок, а удаление нагара было возможно лишь при помощи кривой иглы.

"Патерсон" не был оснащен рычагом-запыживателем, поэтому барабан сначала отделяли от револьвера, а затем снаряжали. При нажатии на защелку он легко выходил из рамы. После досылания пуль и установки капсюлей каморы барабана спереди запечатывали китовым или медвежьим жиром, чтобы при стрельбе не допустить воспламенения зарядов в соседних каморах.

Модель "Патерсон Техас", 1836 г., калибр .36

Револьвер комплектовали запасным барабаном, пороховницей и пулелейкой со специальным резаком, удалявшим излишек свинца с готовой пули. Все детали оружия были оксидированы.

Ход подвижных частей револьвера в процессе их взаимодействия отличался плавностью и легкостью. Ударно-спусковой механизм одинарного действия требовал взведения курка для производства каждого выстрела, спусковой крючок складывался, а спусковая скоба отсутствовала вообще.

Удобная ореховая рукоятка, расширенная книзу, стала одной из характерных особенностей всех кольтов. Все пять зарядов можно было выпустить за пять секунд. 9-граммовая коническая пуля при массе пороха около 2 г на расстоянии 20 ярдов пробивала три сосновых доски дюймовой толщины каждая. Стоил револьвер чуть больше 20 долларов.

Появление нового оружия с такими выдающимися по тем временам характеристиками не произвело на военное министерство США никакого впечатления. Однако "Патерсоном" заинтересовались техасские рейнджеры Джек Хейз и Сэм Уокер, постоянно сражавшиеся с наиболее воинственными индейскими племенами. Конные отряды каманчей, вооруженные луками и стрелами с кремниевыми и железными наконечниками, прекрасно стреляли на ходу. Потребность в многозарядном оружии была огромной именно потому, что "бросить" стрелу на тетиву, натянуть лук, прицелится и отправить стрелу в цель на полном скаку было куда быстрее и удобнее, чем перезарядить капсюльные ружья и пистолеты техасцев.

"Джентльменский" набор: кольт "Нэви" в кобуре с запасным барабаном, пулелейкой и пороховницей

Джек Хейз вооружил своих людей револьверами, и в сражении у реки Педернейлз его рейнджеры, спешившись, подпустили большую группу индейцев на расстояние выстрела, произвели по ним залп, повергший каманчей в состояние шока. Затем рейнджеры, вскочив на лошадей, бросились преследовать индейцев, приблизившись к ним настолько близко, что пламя выстрелов обжигало краснокожих. Победа была полной. Техасцы, не понеся потерь, полностью разгромили каманчей. После этой и еще нескольких столь же громких побед кольтовский револьвер получил гордое имя "Техас". Оружие стали украшать изображениями индейцев и рейнджеров.

И все же поступление заказов на револьверы "Техас" не смогло удержать завод Кольта от банкротства. В 1842 г. он закрывает свое предприятие и распродает оборудование, выручив чуть более двух тысяч долларов.

Следующие несколько лет Кольт занимался разработкой морских мин. Пламенная речь Кольта в Конгрессе Соединенных Штатов, приуроченная к началу войны с Мексикой, позволила ему получить от правительства двадцать тысяч долларов для организации минных заграждений на побережье. Львиная доля этой солидной суммы ушла на восстановление производства револьверов.

В 1846 г. в отбитом у мексиканцев Техасе уже знакомый нам Джек Хейз сформировал полк рейнджеров, официально заказав для них через Вашингтон тысячу револьверов — по два на каждого солдата. Другой техасец Сэм Уокер в срочном порядке разыскал Кольта в Новой Англии и предложил ему внести некоторые изменения в конструкцию револьвера. Новый кольт "Уокер" лишь отдаленно напоминал револьвер Дж. Пирсона: калибр был увеличен до .44 (11 мм), барабан вмещал шесть зарядов вместо пяти и заряжался уже с помощью рычага, находившегося под стволом. Спусковой крючок был выполнен постоянным, не складывающимся, защищенным латунной спусковой скобой. Оружие стало намного массивней, но при этом повысились боевые качества нового револьвера.

Модель "Драгун", 1848 г., калибр .44

Модель "Уокер", 1847 г., калибр .44

Доводил "до ума" сырую модель выдающийся механик и слесарь Элиша Рут, на протяжение многих лет бывший правой рукой С. Кольта. Именно ему, а не Пирсону, револьверы Кольта обязаны своим совершенством. Учитывая допущенные ранее ошибки и срочность выполнения заказов, Кольт разместил производство новых револьверов на фабрике промышленника Эли Уитни, где 1 января 1847 г. начался выпуск той самой первой тысячи револьверов, предназначенных для Хейза и его солдат.

Во время похода американской армии на Вера-Круз кадровые офицеры-янки были настолько поражены результатом действий кавалеристов-рейнджеров, вооруженных парой кольтов, что револьвер уже в следующем году оказался в перечне государственных военных заказов. Это был триумф, которого Сэмюэл Кольт ожидал долгих двенадцать лет, раз за разом пытаясь вдохнуть жизнь в проект, казавшийся порой совершенно бесперспективным. И вот в 1848 г. Кольт основывает в Хартфорде (штат Коннектикут) собственную фабрику, действующую и поныне.

В том же году вслед за двух-килограммовым "Уокером" появилась более компактная модель револьвера "Драгун".

Слава кольта распространилась далеко за пределы Америки: фирма экспортировала его в больших количествах в Европу и Южную Америку. Благодарственные письма основатель компании получал как от коронованных особ, так и от знаменитых революционеров, в частности, от Джузеппе Гарибальди. Англичане, уже имея на вооружении самовзводный револьвер Адамса, заказали на заводе Кольта двадцать три с половиной тысячи единиц револьверов модели "Нэви" для действующей в Крыму армии, — здесь соображения национального престижа уступили необходимости оснащения колониальных войск современным эффективным оружием.

Кольтовские револьверы охотно копировали десятки американских и европейских фирм, зачастую дорабатывая их в той или иной степени. Некоторые фирмы выполняли раму цельной, а ударно-спусковой механизм самовзводным. Но по большей части пиратские подделки изготавливали с латунными рамками и круглыми стволами. При внешней схожести с оригиналом механизм подделок быстро расшатывался и изнашивался, они быстро теряли в качестве боя, а подлинные хартфорд-ские револьверы служили в отдельных случаях по 50–75 лет, оставаясь вполне пригодными к применению. Такие фантастические качество изготовления и долговечность впоследствии сыграли злую шутку с фирмой "Кольт".

Модель "Арми", 1860 г., калибр .44

В 1860 г. накануне гражданской войны фабрика в Хартфорде освоила выпуск новой модели "Арми" калибром .44, по габаритам занимающей промежуточное положение между огромным "Уокером" и компактным "Нэви".

Кольт "Арми" при меньших габаритах допускал использование заряда черного пороха массой до 3,5 г. Такой заряд разгонял двенадцатиграммовую пулю до 250–300 м/с — по энергетическим показателям "Арми" вполне можно сравнивать с пистолетом Макарова. Не пренебрегал Кольт и выпуском небольших револьверов для самообороны. Одна из таких моделей напоминала первый кольт "Патерсон" со складным спусковым крючком и пятизарядным барабаном, но в отличие от него снабжалась подствольным рычагом заряжания.

Начавшаяся в 1861 г. война с Югом потребовала огромного количества оружия, обеспечить которым на начальном этапе ведения военных действий не были способны американские фирмы. В Америку хлынул поток импортного оружия — револьверов и пистолетов. По качеству изготовления большинство из них не способно было составить конкуренцию американским. Однако среди них оказались довольно совершенные образцы, например, с цельной, а не составной, рамкой и ударно-спусковым механизмом двойного действия. В самих Штатах, особенно в Конфедерации Южных Штатов множество мелких фирм развернули производство револьверов, изготовленных на основе того же кольта. Из-за нехватки высококачественной стали, конфедераты использовали латунь не только для изготовления не основных деталей вроде спусковой скобы, но латунной была и сама основа револьвера — рама. Конечно, "латунный" револьвер не мог служить полсотни лет, как оригинальный кольт, но на производство несколько сот выстрелов его хватало, что вполне устраивало мятежников.

В начале войны успех боевых действий был не на стороне янки, армия которых была устроена по типу французской. Летучие отряды рейнджеров, с которыми северяне когда-то шли на Вера-Круз, беспощадно терзали обозы и походные колонны бывших союзников своими молниеносными наскоками с ураганной пальбой из револьверов и обрезов двустволок.

Так, в апреле 1863 г. семьдесят рейнджеров, под предводительством Джона Синглтона Мосби столкнулись со 150 всадниками, возглавляемыми капитаном Флинтом. Расстреляв заряды своих револьверов, северяне бросились в атаку с саблями наголо. Рейнджеры Мосби, вооруженные четырьмя–шестью револьверами каждый, встретили противника стрельбой в упор из кольтов в обеих руках, зажав поводья в зубах. Флинт и большинство его кавалеристов погибли в этой схватке, а сотня лошадей и револьверы достались повстанцам как трофеи. После этого боя Джон Мосби скажет: "Думаю, я был первым командиром кавалерии, выбросившим саблю, как ненужную вещь". Подобного мнения всегда придерживался и знаменитый генерал Натан Бедфорд Форрест, основатель "Ку-клукс-клана", считавший лучшим оружием для своих "вампиров" короткий дробовик с зарядом картечи и револьвер.

Однако виртуозное владение кольтом и беспримерная храбрость южан не принесли им победу. Объявленная в 1863 г. всеобщая воинская повинность и привлечение в ряды армии Союза бывших чернокожих рабов склонила чашу весов на сторону северян. Теперь уже мобильные отряды кавалеристов-янки подавляли немногочисленные группы рейнджеров мощью своих многозарядных "Генри" и "Спенсеров". А затем стрелковые полки снайперов с дальнобойными "Шарпсами" и "Уитвортами" решали исход сражения в пешем строю. Конфедерация пала...

Фирма Кольта за всю войну произвела и поставила в армию одних только револьверов более 277 тыс. штук. Второй по выпуску кольтов, но в оригинальной версии Д. Билза, оказалась фабрика "Ремингтон", ставшая после войны настоящим гигантом по выпуску оружия.

Сэмюэл Кольт умер в 1862 г. в возрасте сорока восьми лет. Наверное, очень трудным был его путь от разъездного лектора до "человека, который всех уравнял". Его фирма пережила успехи и неудачи, в конце концов став одним из крупнейших производителей оружия. Но первые кольты "Патерсон", "Уокер", "Арми" живы до сих пор в многочисленных репликах-новоделах, радующих поклонников стиля "вестерн" своим раскатистым голосом, с неизменным снопом пламени и облаком густого дыма.