header_logo

Содержание / 2012 / Оружие и охота №10


На плёсах в тростниках



На плёсах в тростниках

Владимир САРАТОВ Фото автора

"...ликует ясный день. Над головой необъятная васильковая синева неба, высоко клубятся светлые облака... Облачные панорамы и снежные комья чаек причудливо отражаются на зеркальной глади широкого плеса". "Времена года", Дмитрий Зуев

На плёсах в тростниках

Только в сентябре бывают такие удивительные лучезарные дни. Солнце еще щедро согревает землю, а ночи уже холодные и быстро начинают остывать воды. От этого днем в воздухе появляется прозрачная пленка, заполняющая дали. Какая чистота и мягкие переливы красок! Над водой взгляд свободно скользит в глубину пространства и ликует, очарованный красотой. Пришли голубые дни, осыпанные листовым золотом прибрежных тополей. Белый речной песок, светлая вода, небо с белым веером перистых облаков, ласкающее солнце и... тишина.

В один из таких дней плыл я с отцом под плеск весел по широким плесам, где сливаются вместе задумчивая Припять и величавый Днепр.

Какое огромное удовольствие, никуда не спеша, плыть на веслах по тихой воде. Лодка легко скользит, послушная рукам. Так плыл бы и плыл весь день в бесконечном океане света, наслаждаясь простором воды и неба.

Бывает, конечно, дует встречный ветер, и удовольствие становится меньше, быстро появляется усталость. Немного удовольствия и при дожде. Но для дождя у охотника приготовлен плащ, а против ветра — смекалка и выдержка. Поэтому на воде — на рыбалке и охоте — всегда с удовольствием берусь за весла.

Конечно, наивным может казаться приверженец весел, обгоняемый катером под многосильным мотором. Но у каждой координатной системы свои мерки. В более быстро движущейся системе "измерительная линейка" короче. Таков закон относительности.

Иными словами, при малой скорости природа оказывается много ближе, она всегда рядом и никуда не убегает...

Взмах за взмахом весла движут наши лодки. Заросли тростника застыли недвижимо, обласканные осенним солнцем, загляделись своим отражением в тихом плесе. Воздух чист, не надышишься, пахнет свежестью осенних трав, воды и опадающих листьев.

Под днищем лодки заскрипел песок — причаливаем к берегу, выходим осмотреться. Рядом растут пышные кусты краснотала, дальше тянется луг до самых камышей. За ними расплылись по плесам островки и потянулись протоки в даль, где соединяются голубые вода и небо. В небесной вышине, распластавшись, медленно кружит канюк. Вокруг него океан мягкого сияния света и, наверно, он тоже по-своему наслаждается сейчас своим полетом. На лужке розовеет запоздалый цветок клевера, осенняя бабочка, луговая желтушка, присаживается на него в поисках нектара. Повсюду неброские краски начала осени провожают лето.

На другом берегу протоки, у воды, на сочных травах пасутся кони. Их вороные крупы блестят на солнце, переливаясь и играя красотой силы и совершенства. Хорошо им здесь на вольном просторе! Рядом с лошадьми суетится стайка шумных скворцов. Время от времени птицы взлетают пестрым облачком и тут же опускаются россыпью на зеленый ковер луга.

— Славное место, — оглядевшись, сказал отец, — давай ты тут порыбачим.

За блесной к самому берегу устремляется юркий полосатый окунек... И растерянно останавливается, когда блесна выскальзывает из воды. Так повторяется несколько раз. Может, это были разные окуньки. При очередной проводке, на середине протоки, вдруг упруго сгибается удилище, и рукам передается рывок поклевки. Рыба бойко ходит на леске, у поверхности мелькает то темной спинкой, то светлым брюшком, и вскоре пестрая скользкая щучка извивается уже на песке...

Плывем по протоке дальше. Вдоль берегов пышно разросся зеленый манник и, склонившись к воде, распластал по поверхности свои длинные узкие листья. Впереди открывается большой плес. Берега его ушли в сторону, открыв широкое водное зеркало. Над плесом в голубом небе движется облачком утиная стая. То растягиваясь, то сгущаясь, она все дальше уносится к югу. Далеко на зеркале плеса виднеется рыбацкая лодка, будто легкое утиное перышко, едва касающееся воды.

Гребок за гребком — медленно пересекаем плес. Вдруг резко застучало удилище о кормовую скамейку, задергался его кончик... На блесну попалась по дороге щучка-травянка. На другой стороне плеса хорошие места для ловли — водоросли и заросли кувшинок чередуются с чистыми участками воды. Вода прозрачная и видно, как блесну-вертушку хватает красноперый окунь, метнувшийся из-под плавающих листьев лилий. Пока вываживаю окуня, отец уже водит порядочную щуку. Его удилище согнуто дугой, а лодка начинает скользить по воде вслед за сильными потяжками рыбы. Щука несколько раз бьет хвостом по поверхности, а подтянутая к лодке, бросается под днище, норовя зацепить леску за борт. Но отец ловко переводит удилище на другую сторону, заблаговременно убрав весла. Рыба заметно уже утомилась. Ее голова все чаще показывается над водой при подъеме удилища. Наглотавшись воздуха, щука все быстрее слабеет, и вскоре послушно уже ходит на леске. Тут ее и вытаскивает в лодку отец. Подплываю посмотреть на подарок плеса. Приятно увидеть аршинную рыбу с оливково-коричневый толстой спиной и крапчатым золотисто-зеленым боком. Батя улыбается, я тоже. Сажаем щуку на кукан — будет домой подарок маме.

Сверкает вода под лучами яркого солнца. Небесная лазурь струится по золотым стеблям застывшего тростника. Время уже за полдень. Становится очень тепло и приятно даже позагорать, сняв рубашку.

Гладкие, зеленые листья кувшинок распластались на зеркальной поверхности воды. Среди них кое-где еще красуются чисто-белые цветы, сверкает сердцевина золотых тычинок. Плавающие листья облюбовали светло-зеленые лягушата. Словно фаянсовые, они застыли, приподняв мордочки, греются на солнце. Синие и красные стрекозы присаживаются на выступающие из воды стебли стрелолиста, некоторые быстро проносятся мимо, делая виртуозные повороты, перевороты, "горки", а иногда даже бросаются к вытащенной из воды блесне. Ее они наверно принимают за соперницу, или просто из любопытства. Густыми прядями уходят в глубину стебли курчавого рдеста — "щучьей травы".

Вот блесна падает возле этих зарослей, тут же следует резкий удар. Есть! Щука сопротивляется, и вдруг выпрыгивает из воды, трясет раскрытой пастью, мелькают ее розовые жабры. Но блесна засела крепко, и вот уже щука извивается на дне лодки.

На плёсах в тростниках

Солнце, снижаясь по небесной дуге, приближается к закату. Клев прекратился. Наши лодки, скользя по тихой воде, пересекают заросший водяными травами залив. Среди темно-зеленых островков узколистого ежеголовника, плавает несколько лысух. Справа от нас подымается кряква, и, посвистывая крыльями, уносится в голубые дали...

Мягко шуршит осока под носом причалившей к островку лодки как раз проти