header_logo

Содержание / 2013 / Оружие и охота №2


В канун Нового года. Каневские зарисовки



В предновогоднюю охоту, состоявшуюся в субботу 30 декабря 2012 г., ничего заслуживающего внимания вроде бы не произошло. Этот день был днем закрытия сезона охоты на копытных. Но осуществить мечту и порадовать родственников изысканным блюдом из дичи, поданным в новогоднюю ночь на праздничный стол, не удалось. Наше поле оказалось пустым, и, думалось, оно ничем мне не запомнится. Совсем пустым, правда, его назвать нельзя. Ведь не только трофеи мы уносим с охоты, но и впечатления, которые получаем от общения с природой и коллегами по увлечению. В одном из загонов на номера вышли косули, но коллектив, который нас пригласил для участия в охоте, имел лицензию на кабана, поэтому другие звери в этот день были вне наших интересов. Вернее сказать, другие звери не входили в цель нашей охоты, но кто же их охотников без интереса будет наблюдать вышедшего на него из загона зверя. Такое кратковременное рандеву, непредусмотренное регламентом дня наших диких собратьев, всегда будоражит душу и надолго остается в памяти.

В канун Нового года. Каневские зарисовки

День, как это обычно бывает, начинался многообещающе. Рассвет разгорался отблесками лучей восходящего солнца, отраженными краями разорванных туч.

Но восхода солнца мы так и не увидели, из-за горизонта оно выплыло, отгородившись от нас плотным занавесом низкой сплошной облачности. Пока мы ждали сбора всех участников охоты в традиционном месте у Т-образного перекрестка дорог на окарине села Черныши, мороз заставил себя почувствовать, напоминая, что зима в разгаре. Снег, поскрипывавший под ногами на обочине дороги, даже не давал намека, на то, каким трудным окажется сегодняшнее поле для нас. Несколько ранее выпавшие обильные снегопады укрыли землю неожиданно толстым снежным одеялом, на поверхности которого после незначительной оттепели образовалась корочка наста. Все это необходимо было бы учесть еще до выезда на охоту.

В канун Нового года. Каневские зарисовки

Один из местных охотников — Олег Кравченко — единственный, кто предвидел предстоящие особенности сегодняшней охоты, внесенные снеговым покровом, и предусмотрительно пришел на охоту на лыжах. Машинам проехать в такой ситуации по полевым дорогам не представлялось возможным, поэтому от загона к загону весь день мы передвигались пешком, а Олег со своими лыжами в этом отношении оказался в лучшем положении. Местами снеговые наметы по глубине достигали колена, наст не всегда выдерживал человека и проламывался то под правой, то под левой ногой, а иногда приходилось метров двадцать двигаться, проламывая его. По пахоте на возвышенных местах, где снеговой покров был неглубокий, потому что не успевший слежаться снег снесло ветром, идти было тоже нелегко. Поверхность снега была идеально ровной, и предугадать, что скрыто под ней было невозможно, нога то утопала в борозде, то оказывалась на вершине гребня отвала. Поэтому такая ходьба сильно утомляла, тем более, когда тебе уже за шестьдесят. Верным помощникам охотников, собакам, тоже хорошо досталось в этот день. Их лапы резались настом, и на собачьем следу оставались алые точечки. А в перерывах между загонами собаки сразу же ложились на снег и облизывали свои лапы. Но охотничья страсть, доставшаяся им от далеких предков, заставляла их, не обращая внимания на травмы, без сомнений окунаться в интригу следующего загона.

Как известно, копытные в таких условиях стараются передвигаться как можно меньше, чтобы не резать шкуру на ногах настом, и пережидают это время, спрятавшись в самых укромных уголках, чутко прислушиваясь к происходящему вокруг, чтобы вовремя принять правильное решение об отходе, избегая опасности. Загонщикам, прочесывая по глубокому снегу яры, заросшие посаженным лет сорок назад лесом, приходилось трудно. А звук их шагов, усиленный проламывающимся настом, далеко разносился в тишине зимнего безветренного дня. Это помогало чуткому зверю хорошо их слышать, понимать ситуацию, предугадывать направление движения загона, и принимать правильные решения, координируя свои действия, — затаившись оставаться на месте, или тихонько, не создавая шума и не привлекая внимания, перемещаться в более тихое и безопасное место.

В канун Нового года. Каневские зарисовки

А с кабаном в эту зиму в окрестностях села Черныши, где проходили действия нашей охоты, ситуация сложилась не в пользу охотников. В разных местах, в километрах двадцати от села на фермерских полях остались неубранными на зиму кукуруза и подсолнечник. Удаляться кабанам от таких лакомых кормовых мест, где, словно специально в столь суровое и голодное время года, для них накрыты богатой едой столы, нет смысла. Тем более, там же прекрасно проводить время отдыха, не показываясь на глаза человеку. А на любое движение посторонних по кукурузе и подсолнечнику сразу звучно реагируют их сухие стебли. Что же еще нужно осторожному зверю? Здесь и корм и безопасность.

Но не только трудным полем и отсутствием трофея запечатлелась в моей памяти эта охота. В первом загоне удалось сделать интересный для меня снимок. Стрелковые номера в этом загоне выстроились у заросшего лесом яра — с одной стороны вдоль полевой дороги, протянувшейся на расстоянии сто — сто пятьдесят метров от него, а с другой — почти по его краю. От дороги подходить к краю яра и прятаться на его опушке не решились, яр не широкий, а шаги подходящих к нему по полю охотников только демаскируют стрелковую линию, на которую зверь уже не выйдет. На соседнем номере слева от меня спрятался за кустом, растущим на обочине дороги, Александр Журба. Загонщики с собаками двигались по яру снизу вверх вдоль стрелковых линий.

В канун Нового года. Каневские зарисовки

Пока мы выдвигались к месту первого загона, утренний мороз отступил, заметно потеплело, но в безветренном воздухе повисла дымка, скрывшая в дали линию горизонта. Ближайшие опушки посадок потеряли четкие линии деревьев, а их черный контрастный цвет подернулся сероватым оттенком. В тишине безветренного дня, ожидая удачи, мы простояли минут сорок. Но вот звуки загона, долетающие из яра, поравнялись с моим номером, громыхание шагов по насту и голоса, казалось, звучат совсем рядом. Вдруг из яра слева вдалеке от меня выкатилась темная точка. Я подумал о странном поведении собаки, решившей выйти к номерам через поле. Точка направилась в сторону номера Александра, который находился от меня метрах в ста двадцати. Решив запечатлеть момент их встречи, я спешно подготовил свой фотоаппарат, поставил объектив на максимальную кратность увеличения, и сделал пару снимков. Как оказалось, это была не собака, а заяц, который не видел спрятавшегося за кустом человека, и побежал по дороге, приближаясь к Александру. Получилось так, что я запечатлел зверька в трех метрах от спокойно стоящего с ружьем в руках охотника. Правда, снимок по качеству далек до совершенства, я не профессиональный фотограф. Отсутствие необходимого опыта и дымка отразились на его качестве. Но все же такие моменты редко попадают в объектив.

Охоты, не приносящие трофея, все же делает свое благотворное дело, обеспечивая нас — охотников — опытом и незабываемыми впечатлениями. А эта последняя в сезоне охота не обделила меня новогодним подарком, к которому я отношу описанный выше снимок.