header_logo

Содержание / 2013 / Оружие и охота №12


Кто зайца добыл?

Охота

Кто зайца добил

Вечерело. Тихо падал снег на прозябшую землю. Первый снег в этом году. Он весело похрустывал под ногами. Вот бы завтра по первой пороше на русачков!..

Мы шли в свой охотничий клуб, торопились. А как же иначе? Ведь молодые охотники! Начинающие. На днях только вступили в охотничье общество.

Несли мы с собою ружье: купили одно на двоих, пока... Там, в клубе, покажем нашему общему знакомому старому охотнику Сергею Ивановичу Пулькину. Пусть оценит, хорошо ли.

В клубе никого. Один лишь усатый дядя в очках сидел, уткнувшись в журнал. На наше «здравствуйте» он и усом не повел. Мы сели и с любопытством стали разглядывать чучела птиц, белок, лисиц ... и, что особо нас поразило, чучело зайца-русака.

Заяц сидел растопырив огромные лапы, каждая по блюдцу, и смотрел на нас. Мех приятно лоснился на нем. И где раскопали такого, точно живой!

Мы как завороженные смотрели на русака, не в силах оторвать глаз.

— Что, хорош зайчина? — услышали мы хриплый голос усатого дяди. Сдвинув на лоб очки, и пошевеливая усами, он так и сиял любезностью.

— Это я ухлопал его по первопутку,— продолжал он.— Хитер был, зверюга. Долго гонялся за ним! Но собака моя перехитрила его. «Трубач! — говорю я.— След!» И Трубач пошел по следу, а я за Трубачом. Настигли все-таки. Теперь русак гордость нашего клуба! Так-то, друзья мои... Вы еще юнцы в этом деле. Но ничего, втянетесь. Охотниками будете!..

Пошевелив усами, рассказчик умолк. А мы все еще с восхищением глядели на зайца. Повезло же усатому!

Вскоре дверь открылась и вошли еще двое — охотники средних лет: один — высокого роста, широкоплечий, с большою шапкою черных волос — направился к усатому; другой — маленький, щуплый и лысый — подошел к нам. Он поздоровался и начал трясти и жать нам руки, как старым, закадычным друзьям, которых вечность не видел, и с такой силой, что мы никак не ожидали.

— Хорош заяц! — заговорили мы, стараясь прервать крепкие, ощутимые рукопожатия.

— Что и говорить! — ответил лысый. — А знаете, кто убил его? Я!

— Ну?! — с удивлением воскликнули мы.

— Вот вам и ну! Хотите расскажу, как?

— Сделайте одолжение...

Года два назад встал я ни свет ни заря. Морозище был лютый! Оделся потеплее — и в лес. Иду и вижу: вроде уши заячьи из сугроба торчат. Я ружье с плеч долой. Знаете, какое у меня ружье? Безотказное! А тут подвело. Да... Прицелился, нажал крючок. Тцыых! — осечка. Я — другой. Такая же оказия. А заяц ка-ак прыгнет в сторону, и дал бог ноги... Словно одержимый по лесу понесся. Ничего, думаю, где-нибудь остановишься. Перезарядил я ружье, и айда по следу. Долго шел. И вдруг вижу, впереди беловатый комок маячит. Тут-то я его и настиг! — бодро закончил свой рассказ лысый охотник и быстро направился к двери. И тотчас к нам подошел его высокий друг.

— Что вам, орлы, Осечкин говорил? — пробасил он.— Наверное, рассказал, как я убил вот этого зайца?

— Нет,— отвечаем.— Расскажите, пожалуйста. Интересно...

— Интересно?.. Так вот, поднял я его, и собаку свою по следу послал. А сам подобрал местечко поудобней и жду себе. У зайца привычка такая есть: откуда сгонишь его, обязательно вернется на старое место. Подождал я с часок, слышу, собака лает. Гонит, значит. Вижу, и заяц несется... Когда подбежал поближе, я вскинул ружье: р-р-раз! И уложил. Тяжелый, шельма, попался! Три килограмма триста пятьдесят граммов одного мяса было. Так-то, орлы, дело вышло,— мужчина достал папиросу и вышел следом за своим другом.

Вот и наш знакомый Сергей Иванович пришел.

— Вы уж здесь! — направляясь к нам и приглаживая рукой редкие волосы, сказал он.— И ружье принесли? Посмотрим!..

— Замечательное ружье! — хвалил Сергей Иванович, то вскидывая к плечу, то засматривая в стволы.

— Рады слышать, что ружье хорошее.

— А ты, Сергей Иванович, расскажи-ка лучше нам, как вон того зайца убил? — сказал один из нас и показал на чучело.

— Откуда вы знаете, что я? Кто-нибудь сказал?..

— Нет, просто так думаем, что ты его ухлопал.

— Как белке в глаз вы, ребята, смотрели. Ведь точно, я русачка убил! Года три назад было это. Ох и помаялся я с ним! Но догнал все-таки. Здоров оказался зверина: длина восемьдесят два сантиметра. Мяса около четырех килограммов нажарил, да сала килограмма два натопил...

Из клуба мы вышли поздно: один нес ружье, другой патронташ. Навстречу нам попался товарищ по работе.

— Да вы никак с охоты!? — воскликнул он, завидев нас.

— Охотились, точно! — весело поддакнули мы.

— Убили кого?

— Конечно! Зайца-русака. А заяц-то, ты бы видел! Длина — во: восемьдесят пять сантиметров. Одного мяса килограммов пять, да сала больше двух...

— Хоть шкуру показали бы. Хороша, знать, шкурка?

— А ты зайди в клуб охотников, там и увидишь. Из нашего русака чучело сделали!

— Что ж, зайду, пожалуй! — согласился товарищ и направился в клуб, а мы пошли домой, особенно удовлетворенные успехом.