header_logo

Содержание / 2016 / Оружие и охота №2


Пуля князя Ширинского-Шихматова. На чем остановить выбор?

Мир охоты

Новое — хорошо забытое старое. Именно так гласит народная мудрость. В полной мере это можно сказать о пуле Ширинского-Шихматова, которая, как и пуля Яканиса, почти семьдесят лет оставалась в забвении у широко круга любителей охоты. Только те, кто в силу увлечения интересовался развитием боеприпасов для охотничьих гладкоствольных ружей, знали о ней из печатных изданий прошлых лет. Но теперь наши охотники могут не только познакомиться с ней на страницах периодических изданий, но и приобрести ее в торговой сети специализированных охотничьих магазинов.

Но начать разговор о ней предлагаю с самого начала.

Вторая половина ХІХ — начало ХХ веков были знаменательным этапом в истории оружейного дела и совершенствования охотничьего огнестрельного оружия, гладкоствольного в том числе. Основой этого процесса явился бурный скачек развития науки и техники в этот период, а внедрение перспективных научных открытий в промышленное производство, позволило создавать новые виды изделий, применяя для этого передовые новаторские технологии. Не осталось в стороне от этого прогресса и древнейшее занятие человека, которое в седую старину помогало ему выживать и уверенно продвигаться вперед по пути своей эволюции. Автор имеет в виду охоту и культуру добычи диких животных, с которыми неразрывно связаны те или иные виды оружия, как необходимый и непременный инструмент, применяемый для этого.

Появление у стволов гладкоствольных охотничьих ружей дульных сужений, значительно повысивших качество дробового выстрела, заставило охотников серьезно задуматься над созданием новых моделей пуль, способных при стрельбе из стволов с такой геометрией своих каналов, как можно точнее приходить в цель. При этом конструкция самой пули должна обеспечивать надежное поражение зверя, что очень важно в охотах на крупных представителей нашей фауны, таких как кабан, лось, медведь. Но вместе с тем выстрел пулей из стволов с дульными сужениями должен быть безопасным для оружия и стрелка. Разработать пулю с такими свойствами пытались солидные фирмы, выпускающие боеприпасы, к этому приложили руку и заинтересованные одиночки, увлеченные охотой. Многие изделия — итоги попыток решения этого вопроса, оказались неперспективными, и затерялись, как и имена их авторов, в переулочках и тупичках истории оружейного дела. Но имена некоторых удачливых разработчиков, объединивших в своих творениях понимание вопроса, эрудицию и интуицию, не зря потративших время на создание таких пуль, нам хорошо известны и сейчас. Мы вспоминаем их с благодарностью, с успехом пользуясь в своей практической охоте и спортивной стрельбе моделями пуль, которые они создали.

Скажите, кто из современных поклонников Дианы не знает таких имен, как Вицлебен, Штейденбах, Бреннеке, Яканис? А ведь эти имена известны с тех пор, когда более ста лет назад охотники широко начали использовать модели пуль, этих разработчиков. К плеяде таких разработчиков необходимо отнести и князя Андрея Александровича Ширинского-Шихматова, подарившего нам в самом конце ХІХ века довольно удачную и интересно решенную конструктивно гладкоствольную пулю. Всю жизнь параллельно со своей основной деятельностью князь Ширинский-Шихматов оставался страстным приверженцем охоты. Но из всех ее различных направлений он более всего выделял добычу крупного и такого опасного животного, как медведь. О своем увлечении Андрей Александрович сказал так: «Питая страсть ко всякой охоте, я, однако, отдаю предпочтение охоте, по моему мнению, истинно царской — охоте на медведя». На протяжении своей жизни, которая не дотянула совсем немного до 60 лет, Ширинский-Шихматов успел добыть 212 медведей. При этом около 80% процентов своих трофеев он взял с помощью древнейшего оружия охотников — рогатины. Разбираясь во всех тонкостях этого вида охоты, он прекрасно понимал, какие требования выдвигаются к оружию и боеприпасам, применяемым в разных способах добычи медведя. И хотя только четвертая часть его трофеев добыта огнестрельным оружием, он сумел оставить заметный след на пути развития пулевого боеприпаса для него, создав довольно удачную модель пули, которую называл «пулей-жеребий».