header_logo

Содержание / 2001 / Оружие и охота №4


Охота на зайца



Многими охотниками охота на зайца воспринимается как несерьезное развлечение, — пустая трата времени и денег. То ли дело, охота на кабана! Гора мяса, азарт!!! А клыки! А если еще и секач!? И идут воспоминания об удачных выездах на охоту на крупного зверя.

Может быть, это и так. И если охота на зайца в материальном отношении большой выгоды не приносит, то развлечения, азарта доставляет порою больше, чем любой другой вид охоты, да и проводиться она может в любом месте, где есть поля и небольшие перелески.

Однако охота на зайца требует от охотника выносливости, настойчивости, умения тропить зайца по чернотропу и снегу, мгновенно оценивать обстановку, тонко чувствовать, где в данный момент находятся твои напарники, стрелять по поднявшемуся зайцу навскидку, без всякой предварительной подготовки. В среднем, за охоту проходишь 25–40 км и, чаще всего, возвращаешься домой без трофея, но с массой впечатлений: то не успел выстрелить, то заяц поднялся не там где ждали, то он, "пропустив" охотников мимо себя, поднялся далеко сзади и так далее.

Мне на зайца посчастливилось охотиться в Днепропетровской области в охотхозяйстве "Степное", расположенном между поселками Вольное и Губиниха, неподалеку от трассы Днепропетровск-Харьков.

Было огромное желание взять зайца, но не хватало опыта и умения. Подводил чрезмерный азарт, отсутствие выдержки, неумение стрелять по быстро перемещающейся цели. Расстрелял я тогда почти полный патронташ на 24 патрона, прошел по пашням и "рели", то есть крупной вспашке, по лугам и оврагам десятка три километров, а заяц не давался, как заколдованный. Уже ребята начали надо мною подтрунивать, сомневаясь в моем охотничьем умении. На очередную охоту я поехал с соседским сыном, парнишкой лет восемнадцати, которого только начинала интересовать охотничья жизнь. Часа четыре мы ходили без особого успеха. Зайцы поднимались далеко на пашне за пределами выстрела и уходили вдаль. Пару раз я стрелял вслед на предельной дистанции и все без результата. На привале мы познакомились со старым охотником.

— Петрович, — представился он. Перекусили и легли передохнуть под деревом.

— Вы неправильно ходите, — говорит Петрович.

— Вот он без ружья, — Петрович показывает на Юрку, — должен нагонять на тебя зайца, а вы ходите вместе и мешаете друг другу. Отдохнем, и я покажу вам, как это делается.

Оставшись с Петровичем в крестообразно расположенной балке, мы отправили Юрку поднимать зайца. В это время года, зайчик предпочитает лежать на крупной вспашке, где ему легче спрятаться. Юрка двинулся по полю, а мы по краю балки на расстоянии метров ста друг от друга. Очередной заяц поднялся на пашне и, неспеша описывая полукруг, побежал в направлении балки между мною и Петровичем. Мы присели и молча следили за ним. В последний момент зайчик заметил Петровича и решил дать стрекача через балку, резко увеличив скорость. Но меткий выстрел Петровича метров с тридцати положил его. Русак был заматеревший с широкой спиной и мощными лапами.

— Матерый, — констатировал Петрович, — все, отбегался. Сейчас мы его упакуем. Он взял русака за передние ноги, аккуратно ладонью сдавил с него мочу. Голову русака он обернул куском холстины, а сверху надел на него полиэтиленовый пакет.

— Это чтобы кровью не пачкал, — объяснил Петрович, снял с ружья ремень, приторочил к нему русака и перебросил через голову. Заяц повис головой вниз за спиною. — Вот теперь все в порядке, не будет мешать при ходьбе и руки будут свободны. Сейчас очередь за тобой, Паша.

Примерно через полчаса, обследуя очередное ответвление крестообразной балки, я, буквально, чуть ли не наступил на зайца. Видно, спал косой крепко и проснулся в последний момент, заверещал с перепугу и рванул наутек. В первое мгновение я опешил от неожиданности, а затем выстрелил, практически не целясь, метров с 5–7. Промах?! Ружье держу у плеча, ловя зайца на мушку.

— Спокойно, — командую себе.

— Упреждение! Беру русака на прицел и увожу ствол немного вперед. Выстрел. Заяц спотыкается и летит кувырком. Бегу к нему. Заяц лежит на земле, подергивая задними лапами.

— Есть!!!, — ору я. Подошли Петрович с Юркой.

— Молодец! — сказал Петрович, — но не спеши стрелять. Отпусти метров на 30 и стреляй. Наверняка попадешь. А, вообще-то, с полем тебя. А теперь для Юрки возьмем зайчика.

И опять началось хождение по полям. Только через час, когда уже начали гаснуть краски дня и на небо начали наплывать сумерки, судьба послала нам третьего русака. Поднялся он в бурьяне почти у самой трассы, когда мы все трое сошлись вместе. Уже пора было зачехлять ружья и идти на остановку автобуса. И тут он поднялся, возник, как бы из ничего, ниоткуда. Не было его, а вот он уже улепетывает со всех ног, только земля летит из-под задних лап. Мозг еще только осознает, что появилась дичь, а руки привычно бросают ружье к плечу и глаз ловит цель на мушку. "Ба-ба-бах!" — раздались наши выстрелы. Русака перевернуло в воздухе через голову и понесло по земле на несколько метров в сторону. — Бери, — сказал Петрович Юрке, — твой трофей. Ты его сегодня заслужил. Каково же было его удивление, когда я переломил свое ружье и тоже достал стрелянные, еще дымящиеся гильзы.

— Когда успел, я твоих выстрелов не слышал, — спросил Петрович.

— А я ваших тоже не слышал, но зато видел, — ответил я. Я стоял во время стрельбы несколько в стороне от Петровича и немного позади его.

— То-то зайца так бросало по сторонам в момент стрельбы, — резюмировал Петрович. — Не важно, кто стрелял и кто попал, важен результат! Домой мы с Юркой возвращались бодрые, с гордым сознанием того, что по-настоящему поохотились на зайца.