header_logo

Содержание / 2017 / Оружие и охота №11


Правильный выстрел

Школа мастерства

Некоторые положения классического «Наставления по стрелковому делу», какими они были составлены полвека назад, в наши дни нуждаются в корректировке и уточнении. В числе прочих это касается и такого понятия как дальность прямого выстрела или прямой выстрел. Под этим термином понимается определенное расстояние, на котором траектория пули не поднимается над линией прицеливания более высоты цели, на всем своем протяжении.

В наставлении, по которому обучались целые поколения советских стрелков, подразумевалась высота цели человека, то есть применительно к боевому оружию. Поэтому хрестоматийная дистанция прямого выстрела из винтовки обр. 1891/30 гг. сначала была оптимизирована для стрельбы по кавалеристу — 570 м и пехотинцу — 320 м.

Оптимальная высота цели при стрельбе из охотничьего оружия стала рассматриваться лишь в 1960 гг. в связи с проводившимися работами по созданию карабинов «Лось», «Медведь», «Барс». Тогда за высоту цели был принят рост отстреливаемого животного в холке. Поэтому и дистанции стрельбы для охотничьих патронов 5,6х39, 7,62х51, 7,62х53, 9х53 были оптимистически отмеряны до 300 м — по примеру боевого оружия. Превышение траектории пули этих патронов над линией прицеливания на дистанции 200-300 м уже значительно превышало оптимальную высоту цели (см. Таб. 1).

И это притом, что открытые прицелы были отградуированы для стрельбы до 500 м! Также методика подсчета расстояния «до некоторых отстреливаемых животных» с помощью разрыва между горизонтальными нитями оптического прицела включает такие мало реалистические для охоты дистанции, как 300-500 м.

На практике же дальность эффективного прямого выстрела уже тогда была реалистически ограничена 150 м. Критерием служил поперечник рассеивания пуль (см. Таб. 2). Для карабинов «Барс», «Лось» или «Медведь» хорошим показателем считался поперечник рассеивания, равный 100 мм на дальности 100 м.

С распадом СССР постсоветская школа прикладной баллистики получила превосходную возможность обновить и пополнить багаж знаний. К сожалению, это происходит куда медленнее, чем хотелось бы. Мы ленивы, нелюбопытны и при этом «всезнающи». Следствием стали бесконечные коллизии со спешной «украинизацией» русскоязычной терминологии. Куда разумней было бы поступить, как, например, при первом переводе учебника баллистики на русский язык с немецкого в царствование Государя Императора Александра Николаевича…

По меткому замечанию доктора Beath Kneubuhl — одного из ведущих европейских баллистиков, работающих в области боеприпасов к стрелковому оружию — «Баллистика — не есть точная наука». При том количестве допущений, закладываемых в уравнения, баллистику смело можно излагать в стихах. Почему в статье и не приводятся никакие «уравнения траектории в безвоздушной среде» — понятности ради.