header_logo

Содержание / 2018 / Оружие и охота №1


За лисицей

Мир охоты

Погода менялась не по дням, а по часам в эти первые дни декабря уходящего года: вчера на улице была слякоть, с плюсовой температурой воздуха, а сегодня с ночи потянуло прохладным ветерком с севера. Утром на землю лег иней.

Легкий морозец бодрит, а проступающий призрачной синевой над линией горизонта рассвет зовет в поля — пора!

Сегодня решаю сделать охотничью вылазку в одиночку: пусть верный напарник — дратхаар Дар — отдохнет после вчерашних блужданий по раскисшей пахоте. Тем более, что накануне он вполне отвел душу на охоте, заслуженным результатом которой стал матерый русак, поднятый им с лежки в пожухлой, влажной траве и ставший в итоге нашим трофеем.

Воскресенье. Лисицын день. На поиски лисы я и отправился спозаранку. Попутный автобус с немногочисленными пассажирами все дальше увозил меня от дома в места, манившие таинственными далями и возможностью вероятной встречи со зверем.

Охота, как будто обещая удачу, сегодня с самого утра складывалась: первым на улице встретился охотник-сосед, а не говорливые сельчанки, а тут еще и вовсе улыбнулась судьба: недалеко от дороги, метрах в семидесяти, сквозь стекло автобуса возле опушки леса из тумана проступили величавые очертания крупного зверя: неужели лось!? Да, это был именно он — могучий зверь, отнюдь не опасаясь оживленного шоссе, замер посредине проселочной дороги, отчетливо выделяясь на ее подмерзшем, белесом фоне. Вот это встреча! Давненько я не видел лосей в наших местах — с десяток лет наверняка сплыло с тех пор. Даже мелькнула мысль сойти с автобуса и полюбоваться исполином звериного царства вблизи, но планы поездки менять не хотелось.

А они у меня были...

Лисицы в этом году постоянно крутились возле огромного кукурузного поля, периодически выходя из него помышковать на перепаханные техникой поля и дальше — в заброшенный совхозный сад, где, очевидно, устраивали себе дневки. В местах поблизости мне также были известны несколько лисиных выводковых нор. А уж случайных встреч с лисьим племенем при охоте с дратхааром на утку — всех уже и не упомню. Я встречал здесь рыжих бестий через раз: ранним утром, возвращавшихся с охоты в кукурузу, и днем, в открытую промышлявших мышей вблизи зарослей, куда они поспешно шмыгали, едва завидев нас с собакой.

С хорошим настроением, да еще и подкрепленным позитивными эмоциями после встречи с лосем, высаживаюсь возле небольшого населенного пункта с названием Розовка — в котором из всех домов только в двоих, сегодня, еще теплится жизнь.

Охотничий маршрут заранее продуман до мелочей, местность известна до последнего куста краснотала на ней — пора в путь! Заряжаю верное ружье патронами с дробью двойкой — правый ствол и, на случай дальнего выстрела, «нулевкой» левый.

Пара-тройка контрольных вскидок ИЖ-54: влево, вправо, по центру, с целью проверить удобство вкладывания оружия в плечо, подтягивание лямок видавшего виды и притертого вещмешка: все, можно двигаться!

Мысленно который уже раз настраиваю себя на возможную встречу со зверем: не спешить, отпускать его, в случае близкого подъема, тщательно выцеливать и только потом — стрелять. Ведь далеко не новичок в охоте, а вот нет же — азарт, умноженный на спешку, постоянно мешают процессу добычи дичи, которая волнует, даже пугает иногда своим внезапным появлением, словно вижу ее впервые. Хотя немало уже и добыто трофеев за эти годы, а вот поди ж ты...

Неспешно прохожу, зорко их осматривая, первые две перспективные болотянки — пусто. Непривычно как-то поначалу без собаки охотиться в одиночку, ведь приходится полагаться во всем и рассчитывать в любой ситуации только на себя. Тем и привлекают меня одиночные выходы на охоту — до предела обостряются все чувства, когда один во всей Вселенной — тогда громче слышится писк большой синицы, свистящий шум крыльев ворона в морозном воздухе, ярче проявляются скромные краски зимы вокруг, а обостренный взор четче фиксирует любое движение на полевых просторах.

Хотя фокусироваться, пока, на объектах животного мира приходиться мало: только желтоватые овсянки перепархивают на поникших стеблях бурьяна, да воробьи, иногда, шумнут внезапным взлетом дружной стаи, и обсыпят своими телами низкие придорожные кусты при виде воровато пролетевшего вдали, с частыми взмахами коротких крыльев и последующим планированием, серого перепелятника. Тишина.

Поочередно под ногами то старая пахота, то придавленные изморозью высокие травы полевых неугодий — долин, как их у нас называют, то безграничные поля озимых. Плывешь как фрегат по ним, умозрительно отстраняясь от осознания того, что это передвигаешься именно ты и наблюдая за сменой местности, словно с борта корабля. Давно заметил за собой эту особенность при преодолении больших дистанций — иллюзия, безусловно, но, ведь, действительно — если не зацикливаться над пройденным расстоянием и воспринимать все происходящее как бы со стороны, то и любой протяженности маршрут по плечу, словно кино увлекательное смотришь! А ноги сами по себе меряют километры по бездорожью, унося охотника все дальше и дальше...

Вдали замаячил конечный пункт сегодняшнего путешествия — массив кукурузного поля, которому и конца края не видать. Вот здесь уже спешить ни к чему, намного важнее просто понаблюдать за окрестностями и первым заметить зверя, что всегда залог успешной охоты! Огромную помощь в таком случае оказывает всевозможная оптика, главный критерий которой, независимо от вида используемого прибора, это удобство пользования и четкость картинки. Величина ее кратности вторична и особого значения не имеет.

На подходе к кукурузе, среди озимого поля, обозначились две небольшие, еще не распаханные неуемными латифундистами болотянки с несколькими жиденькими березками да редкими кустами верболоза, оставить которые без внимания я, естественно, не мог.

Осторожно, из-под ветра, начинаю их обход — самые заячьи места! Хотя стрелять их, в воскресенье, я вовсе и не собирался — запрет — однако отказать в удовольствии шугануть шустрого русака прямо из-под ног — кто себе откажет? Да и лисица, придремавшая на лежке в куртинке сухого камыша, иногда встречается в таких местах. А вдруг? Упускать такой, даже призрачный шанс, было бы просто глупо.