header_logo

Содержание / 2001 / Оружие и охота №4


Охота на серну



День подходил к концу, когда мы достигли вершины горы. Насладиться восхитительным видом не удалось — разразившаяся гроза заставила нас поискать убежища. Через полчаса мы добрались до постоялого двора "Гримзель", где хороший ужин помог нам снять усталость. Из разговора с хозяином узнали, что его сын превосходно охотится на серну и нам захотелось побывать на такой охоте.

На следующее утро мы отправились в горы и на рассвете добрались до вершины одной из заснеженных гор, окружающих узкую долину. Перед нашими глазами предстало прекрасное зрелище. Белый сияющий свет озарял серебристые вершины самых высоких гор, вершины других вспыхивали красноватым блеском, в то время, как более низкие были еще окутаны густыми сумерками. Поднялось солнце. Все вокруг заблестело в ярком свете, лишь в глубине долин еще лежал густой туман.

Серны, обитательницы горных хребтов, внешне похожи на нашу козу, живут стадами, насчитывающими от двадцати до тридцати особей. Это дикое и боязливое животное. Серна скрывается от преследования людей и хищников в недоступных местах, пасется на лужайках, окруженных крутыми скалами. Спускаясь туда перед рассветом, она с восходом солнца поднимается наверх. Для зимовки серна выбирает самые густые леса, где находит убежище от снежных лавин и необходимую пищу.

В каждом стаде есть свой вожак — ведущая серна. Когда животные пасутся, она стоит на страже невдалеке и, заметив что-либо подозрительное, оповещает стадо об опасности громким свистом.

Еще до восхода солнца охотнику необходимо осмотреть высокий горный хребет и определить направление ветра с тем, чтобы при подъеме на гору его не учуяли серны. Он должен уметь часами ждать в укрытии возвращения стада с пастбища. Нередко случается, что охотник оказывается в таком месте, где уже не может двинуться ни вперед, ни назад, и ему приходится взбираться на отвесную скалу, или спускаться вниз, а то и прыгать, подвергая себя риску. Обо всех этих особенностях охоты на серну поведал наш проводник пока мы поднимались к горному хребту. Рассказал он нам и несколько историй, произошедших на охоте с ним и его друзьями. Мне особенно запомнилась одна из них.

Во время охоты, его напарник, подкрадываясь к серне, упал в ледниковую пропасть глубиной в несколько саженей и полностью заполненную водой. Вынырнув, он инстинктивно схватился за выступающий ледяной "зубец" и подтянулся на нем, он сумел вытащить карманный нож и стал делать с его помощью небольшие надрезы во льду. По ним он, как по ступеням, поднялся наверх и избежал смертельной опасности.

Мы шли уже часа два по пустынной местности, как вдруг наш проводник беспокойно осмотрелся. Я понял, что поблизости, возможно, находится стадо серн, и тут мы услышали свист вожака. Андреас — так звали охотника — тихо сказал: "Настройтесь на серну!", лег на землю и дал нам знак сделать то же самое. Последовав его примеру мы ползли до тех пор, пока не услышали свист во второй раз. Андреас тихо спросил: "Господа, вы готовы?", —"Да, да!" — ответили мы,—"Ну, тогда поднимайтесь!", после чего направил ствол своего длинного карабина на вершину скалы, где в кустах вереска паслись серны. Мы все сразу вскочили и начали стрелять. В кустарнике послышалось блеяние раненой серны, а остальные стали быстро разбегаться. Серна была убита, но определить, кто из нас сделал меткий выстрел, мы не смогли.

Вскоре мы обнаружили еще одно стадо и снова начали отстрел, но безуспешно.

Под вечер, уже сильно устав, мы набрели на одиноко стоящую хижину, в которой жил старик с двумя сыновьями и дочерью. Нас любезно приняли и сразу же подали на стол все, что смогли предложить. Когда мы сели ужинать, к нам подошла красивая собака редкой породы. Она была немного похожа на сенбернара, но более поджарая, с крупной головой и вытянутым туловищем. Длинная черная шерсть местами уже начала седеть. Обнюхав нашу добычу, собака, виляя хвостом, подошла к нам и начала выпрашивать куски. Я спросил хозяина, как зовут собаку. "Святой Франциск", — прозвучал ответ. —"Как? — удивился я. — У вас, что, принято давать собакам имена святых?" —"Нет, это имя связано с тем днем, когда произошло событие, за помощь во время которого ни я, ни моя семья никогда не сможем отблагодарить "Святого Франциска" в должной мере", — ответил старик торжественным тоном. Собака, которая, казалось, поняла эти слова, подошла к нему и облизала его руки. "Да, — продолжил старик и повернулся к собаке, — прошло уже восемь лет, а тогда ему было всего два года. Однажды я пошел в соседние горы охотиться на серн. Был день Святого Франциска. Отправился я один, ведь собака на такой охоте не нужна, поскольку может спугнуть серну. Повесив на плечо охотничье ружье, обул сапоги с острыми гвоздями на подошве, чтобы уверенней передвигаться по льду, взял длинную, подбитую железом, трость и двинулся в путь. Снег был очень глубок, и дорогу приходилось прокладывать с помощью трости. В снегу я несколько раз обнаруживал места, которые взрыхлили серны в поисках корма, но не встретил ни одной. В конце концов я решил подождать в расщелине, где обязательно должно было пройти стадо, и, действительно, ближе к вечеру услышал как скрипит снег. Взведя курок, я затаил дыхание и через несколько минут увидел приближающееся стадо. Впереди шли две большие серны. Прикинув на глаз, что стадо находится на расстоянии ружейного выстрела, я нажал на курок. Когда дым рассеялся, я увидел, к своему большому удивлению, что стадо исчезло, и ни один зверь не был убит. Однако, заметив капли крови на снегу, снова зарядил ружье и пошел по следу. Вскоре я увидел, что стадо поднимается по склону горы. Один из самых крупных зверей отставал и прихрамывал.

Я начал преследование, забыв об осторожности. На мгновение остановился, прицелился, выстрелил, и серна упала; но, Всемогущий Боже, я почувствовал, что все глубже погружаюсь в снег! Хотел удержаться, ухватившись за ветки ели, росшей на краю пропасти, но они обломились.

Наверное, холод привел меня в чувство. Сомнений не было: я упал в расщелину и нет никакой надежды на спасение. Попробовал еще раз зарядить свое ружье, чтобы выстрелом привлечь кого-либо на помощь, но порох отсырел. Представьте мою радость, когда я услышал голос моей верной собаки, которая по моему следу привела к пропасти моих сыновей.