header_logo

Содержание / 2018 / Оружие и охота №2


Непревзойденный Дарн

История оружия

Данная публикация продолжает знакомить читателей с эксклюзивными экспонатами коллекции охотничьего оружия Вячеслава Богуслаева, находящейся в Музее техники, г. Запорожье, Украина

Статья посвящена творениям выдающегося оружейного мастера из Франции, создателя «вечных ружей», Режи Дарна (Regis Darne, St. Etienne)

Очередным этапом развития история огнестрельного оружия была обязана швейцарцу Жану Самуэлю Паули (Jean Samuel Pauly), который вместе с Франсуа Прела (Francois Prelat) создал в 1808 г. первую в мире модель унитарного патрона, а затем её улучшил и 26 сентября 1812 г. запатентовал фактически унитарный патрон центрального боя, опередив развитие стрелкового оружия на полвека, и создав, кроме того, под данный патрон казнозарядное ружьё и запатентовав его 29 сентября того же года. Несмотря на преимущества данного патрона, это изобретение осталось незамеченным. Дальнейшее же развитие унитарного патрона было связано с именами фон Дрейзе (Johann Nicolaus von Dreyse), Казимира Лефоше (Casimir Lefaucheux), до этого работавших в мастерской Паули, а также полковника английской армии Эдварда Боксёра (Edward Mounier Boxer) и французского изобретателя Климента Паттэ (Clement Pottet).

В 1827 г. Иоганн Николаус Дрейзе (тогда еще не «фон») предложил патрон, который состоял из свинцовой пули яйцевидной формы, вложенной в выемку папкового цилиндра (шпигеля), на противоположной стороне которого была впрессована лепешка ударного состава. Шпигель с пулей помещался в переднем конце бумажной гильзы, в которую первоначально всыпался порох. Для производства выстрела внутри затвора ружья находилось особое приспособление, называемое ударником, с тонкой и длинной иглой, которое в момент выстрела силою сжатой спиральной пружины быстро двигалось вперед внутри затвора, при этом игла прокалывала патрон и концом своим воспламеняла ударный состав. При движении по каналу ствола пуля получала вращение от папкового шпигеля, который врезался в нарезы.

В 1836 г. Казимир Лефоше предложил шпилечный патрон с картонной гильзой и медным донцем, на боковой поверхности гильзы (у её дна) шпилечного патрона устанавливалась специальная деталь в виде маленького металлического и острого с одного конца стержня (шпильки), причём острый конец располагался внутри гильзы перед ударным составом. Другая сторона шпильки выходила наружу гильзы. Для воспламенения состава и производства выстрела необходимо было произвести удар по наружному концу шпильки, при этом острый конец шпильки ударял по капсюлю, инициируя воспламенение пороха внутри гильзы. Однако, вскоре шпилечные патроны, имея существенные недостатки, стали вытесняться патронами кругового воспламенения, а затем — унитарными патронами.

Уже в 1829 г. Климент Потте получил патент №3930 на гильзу с бумажным корпусом и отъемным основанием, в центре которого имелось отверстие для помещения капсюльного состава. Вслед за Потте различные гильзы центрального воспламенения разработали Огастус Демондион (Augustus Demondion, Англия, 1831), Абрахам Мозер (Abraham Moser, Англия, 1831), Лепаж (Lepage, Франция, 1832), Восс (Voss, Дания, 1834), Холье (Houllier, Франция, 1846). В 1852 г. англичанин Чарльз Ланкастер (Charles Lancaster) изобрел гильзу центрального воспламенения с цельнотянутым медным корпусом.

В 1855 г. Паттэ получил французский патент №12746 на гильзу улучшенной конструкции, состоящую из картонного корпуса, металлического основания и картонной прокладки для усиления донной части гильзы. В усовершенствовании патронов улучшенной капсюльной системы принял участие и Боксёр, который из Вулвичского Арсенала получает у себя на родине патент №167 на составную гильзу с оригинальной конструкцией капсюльного гнезда.

Соответственно, под все эти патроны создавались образцы охотничьего оружия, что, в конце концов, и привело к созданию общеупотребительной системы охотничьего оружия центрального боя — переломной двустволки (горизонталки с откидными стволами). Эйфория от новой системы прошла довольно скоро — в процессе эксплуатации оружия проявились очевидные недостатки, самым серьезным из которых было возникновение зазора между стволами и колодкой, крюками и осью, а по-простому — шата, как не подгоняй стволы к колодке, какую бы сталь не применяй при этом!

Сравнительно тяжелые, «садочные» ружья, с очень качественной подгонкой деталей затвора, изготовленные на заказ мастерами-штучниками высшей квалификации, проявляли этот недостаток не сразу, много позже, нежели значительно более легкие ружья рядового разбора. Проблема устранения возникновения шата занимала изощренные умы ведущих оружейников на протяжении многих последних десятилетий, было опробовано множество вариантов запирающих устройств и собственно шарниров, но рано или поздно люфт все же проявлялся.

В последние годы поиск решения стал не таким интенсивным — все уже практически изобретено, все варианты имели место быть, и вывод просто напрашивался сам собою — отказаться от переломной системы. Ведь в этом случае все казалось простым — когда ствол будет неподвижен, то и расшатываться станет нечему.

Многие оружейники брались за заманчивую идею воплотить в жизнь конструкцию непереламывающихся двустволок, попытки следовали за попытками, но эту идею в достаточно простой и изящной форме удалось реализовать французу Режи Дарну (Regis Darne).

Потомственный оружейник Режи Дарн основал свое дело в 1881 г., открыв в Сент-Этьенне «Фабрику охотничьего оружия с фиксированными стволами Дарна». Видимо, идея ружья была у него задумана давно, так как вместо традиционных «переломок» он уже через два года выпустил ружье с неподвижными стволами, систему которого можно с натяжкой отнести к крановой системе затвора. Эта модель имела название «С», и выпускалась в трех градациях исполнения: С2, С3 и С4. В этих моделях колодка ружья, заключающая в себе курковый ударно-спусковой механизм, поворачивалась на 90° на мощной горизонтальной оси, лежащей под стволами и параллельной им. Щитки колодки отходили вбок, открывая казенный срез стволов для заряжания или замены патронов. На этой модели еще не было эжекторов, что вызывало определенные неудобства при стрельбе. Патроны, естественно, были уже центрального огня, вполне современного вида, впрочем, тогда чаще всего применялись, особенно во Франции, патроны, разработанные для ружей Лефоше. Однако успеха эта модель, ввиду неудобства обращения с ней и из-за странного вида, не имела. Но Дарн не предал своей идеи, и следующей его моделью стало ружье, уже более похожее на ставшую традиционной, двустволку с отъезжающей назад по направляющим колодкой с курковым ударным механизмом. Было выпущено 14 тысяч штук таких ружей. И вот подошел звездный час Дарна — была сконструирована бескурковая модель. После нескольких лет доработок, на Всемирной выставке в Париже в 1901 г., она была награждена золотой медалью. Последние изменения в ее конструкцию были внесены в 1904 г., и с тех пор, с небольшим перерывом, она выпускается уже более ста лет.

Кстати, на той же выставке, в 1901 г., экспонировались и другие модели с неподвижными стволами. Одна из них, на основе кранового затвора типа Ремингтона (роллинг-блок), в другой был применен подвижный в вертикальной плоскости затвор по типу Шарпа. Однако эти ружья не прижились, а система Дарна быстро завоевала популярность и неплохо продавалась. Ведь его ружья не отличались по форме от привычной бескурковки, не имели выступающих деталей, были еще более элегантны, хорошо сбалансированы, просты в обслуживании, обладали великолепным резким боем, рекордно малым весом и не расшатывались даже при усиленных зарядах. Эти ружья совместно с ружьями «Идеал», «Робюст», «Бретон» являются представителями типично французского стиля оружия, выделяясь на фоне классического европейского своим дизайном и совокупностью технических решений.

В легко отделяемом компактном затворе, в верхней (стилистически) части колодки двуствольного ружья, однако без традиционного ключа запирания, находятся ударники (работающие от сильных спиральных пружин), шептала и запирающий рычаг, управляемый дополнительным рычагом, который в закрытом положении прячется в паз сверху затвора. Затвор (или затворная коробка, каретка) движется по Т-образным направляющим, вдоль оси каналов стволов. При открывании затвора и отодвигании его где-то на 80 мм можно вставить патроны в патронники, после чего затвор за рычаг-рукоятку ладонью подается вперед, при этом задний конец рычага, дойдя до соответствующей впадины на корпусе, опускается, рычаг-рукоятка складывается вперед, а зеркало затвора прижимается к казенному обрезу стволов. Передний конец рычага опирается на цилиндрическую поверхность затвора, таким образом, распирая затвор и коробку. Но при этом еще действует и дополнительное крепление в виде круглого штыря около 7 мм в диаметре (находящегося в прицельной планке). Этот штырь при закрывании входит в углубление затвора. Ударники замков взводятся специальной тягой, связанной с этой системой рычагов и действуют при открывании затвора. При недозакрытом затворе выстрела не будет, так как ударник остановится, ударившись в отросток этой тяги. Шептала очень простые и маленькие. В затворе устроен и механизм автоматического извлечения стреляных гильз. Нестреляный патрон выдвигается на 5-6 мм обычным экстрактором, а стреляная гильза на всю длину.

На шептала воздействуют спусковые рычаги, передающие усилие от спусковых крюков. В более дорогих ружьях используются и перехватыватели этих рычагов. Также в дорогих образцах имеются еще так называемые конвергентные диски, установленные точно по месту расположения шляпок гильз, выступая на миллиметр из зеркала затвора. Так как стволы спаиваются с некоторым углом схождения, то донышки гильз в принципе не параллельны между собой и полностью не прилегают к зеркалу затвора. При выстреле они, теоретически, должны деформироваться. Для устранения этого диски устанавливаются под соответствующим углом. Кстати, в обычных «переломках» такую компенсацию устроить невозможно (кроме ружей Дрейзе и Тешнера-Коллата, которые сейчас не производятся).

Т-образный паз, по которому ходит затвор, находится на длинной фрезерованной колодке, на которую также устанавливаются стволы и которая несет на себе спусковую скобу. Стволы устанавливаются при помощи двух крюков движением вперед и фиксируются коромыслом, задний конец которого утапливается задним концом запирающего рычага при закрывании затвора. Так что ружье просто разбирается на три части. Стволы отделяются при нажатии пальцем на рифленую поверхность рычага-коромысла при открытом затворе, а затвор обычно упирается в специальный упор. Но этот упор можно убрать, нажав на выступ снизу затвора при его открывании.

На ружье имеется предохранитель, причем в дешевых ружьях он размещен прямо на затворе, имеет форму довольно неудобного рычажка. Выходит он на левую сторону затвора. В более дорогих моделях это сдвигаемый назад рычажок, расположенный на корпусе колодки прямо над спусками. Имеется также вариант совсем неудобного предохранителя — снизу, рядом со спусковыми крючками, которые он и запирает.

Особо следует сказать о ложе ружья. Цевье крепится двумя винтами и никакой другой, кроме функции удобства удержания, не несет. Приклад обычно винтовочного или полупистолетного типа, крепится посредством толстого, диаметром в сантиметр, шурупа, проходящего сквозь всю шейку ружья и ее дополнительного укрепляющего. Так что, несмотря на изящество и элегантность, эта часть ружья, как и все остальное, очень крепкая.

Стволы изготовлены по новейшей в то время технологии, заимствованной у Пипера, — впрессовкой ствольных трубок в короткую ствольную унитарную муфту, изготовленную как одно целое с задним подствольным крюком и спаяны только на верхнюю прицельную планку. Этот способ соединения позволил добиться безукоризненной прямизны стволов, которая при обычном демиблочном их соединении (спайке по всей длине) встречается довольно редко. Прицельная планка — как обычная, так и вогнутая, на ружьях модели V часто встречается планка «Rationelle». Ставилась и планка «Идеала» — полностью утопленная, которая и именуется французской. Ствольная сталь могла быть разной в зависимости от цены ружья.

Длина стволов изготавливалась по требованию заказчика, от 600 до 760 мм. Правый ствол, как правило, бывает получоком, а левый — полным чоком, обеспечивающим кучность дробовой осыпи не менее 72%. Однако по желанию заказчика правый ствол может быть высверлен как строгий цилиндр.

Ложи всех моделей выполняются из ореховой древесины длиной 365-370 мм с полупистолетными и прямыми (английскими) шейками. При беглом взгляде на ружье создается впечатление, что ложа и цевье сделаны из одного куска древесины. На самом же деле они разделены очень тонкой фасонной перемычкой, являющейся частью колодки.

Как уже указывалось, ружья системы Режи Дарна превосходно сбалансированы, центр тяжести ружья находится всего в 5 см от основания первого спускового крючка, и значительно легче большинства «переломок». Следует обратить внимание на то, что низкий вес ружей достигается разумной конструкцией, а не применением легких сплавов. Наряду с этим «Дарны» проходят и через значительно более жесткие испытания, чем ружья других французских фирм-производителей. Испытания уже готовых образцов выполняются при номинальном давлении газов в 1370 кгс/кг/см2.

Масса стандартных моделей в среднем бывает: для 12 калибра — 2,8 кг; для 16 калибра — 2,65 кг; для 20 калибра — 2,55 кг. Однако по специальному заказу ружья могут быть изготовлены легче или тяжелее на 100-150 г. Для стендовой стрельбы «Дарны» изготавливают массой 3,3-3,6 кг.

В большом разнообразии моделей и градаций исполнения ружей Дарна порой бывает очень трудно разобраться. Однако клеймение позволяет достаточно просто определить, с каким ружьем вы имеете дело. Так, все ружья Дарна, как и иные французские, имеют на подушках стволов клейма качества в виде букв «РМ», и определенное, согласно модели, количество клейм (оттисков) мастера. Прибавив к их количеству число 10, можно получить градацию данной модели. Обычным клеймом также является испытательное — в виде двух скрещенных пальмовых ветвей с рядом стоящей надписью «Сент-Этьенн» («St. Etienne»). Количество переплетенных ветвей колеблется иногда от одной до четырех. Это означает, что ружья испытаны при различных давлениях различными зарядами пороха. Так, одна пара скрещенных ветвей означала испытание стволов при давлении 790 кг/см2, две пары — 1130 кг/см2, три пары — 1440 кг/см2, четыре пары — 1720 кг/см2. После окончательного испытания стволов на ружье ставят дополнительные клейма «РТ» и «Е» (увенчанные короной). Первое клеймо-испытание дымным порохом, второе — бездымным при давлении 960 кг/см2. Если на ружье стоят клейма «РТ» и «S»(увенчанные двумя коронами), значит, стволы окончательно испытаны, как и в предыдущем случае дымным и бездымным порохом, но при давлении 1370 кг/см2.

Наиболее простая и дешевая градация ружей «Галифакс» выпускается в трех градациях исполнения: тип (№) 3, тип (№) 4 и тип (№) 5, отличающиеся незначительными конструктивными особенностями и внешним оформлением. Так, ложа может изготовляться из единого кус-ка дерева или из двух, усиленных внутренней винтовой стяжкой (это зависит от года выпуска ружья). На подушках стволов ружья типа 3 можно увидеть одну пальмовую ветвь, типов (№№) 4 или 5 — две.

Также выпускается более высокая по конструктивным особенностям и художественному исполнению серия ружей модели «R» («R10»— «R17»). Ружья этой серии имеют, кроме основного запирающего элемента, дополнительную вертикальную задвижку, входящую в цилиндрический выступ казенника, и снабжаются конвергентными дисками (см. выше).

Конвергентные диски устанавливают, начиная с модели «R13». С модели «R15» на цевье ставится роговая пластина. Испытательные клейма: две пары скрещенных пальмовых ветвей — от «R10» до «R12», три пары — от «R13» до «R17». Открывание ружья осуществляется двумя движениями: рычаг поднимается вверх, осуществляя расцепление затвора со стволами, затем затворная коробка перемещается в заднее положение. Предохранитель на этих моделях — рычажковый, расположенный на левой стороне каретки, простой, можно сказать, достаточно примитивной конструкции, и при этой простоте надежно запирающий шептала.

Ружья модели «Р» производятся только в высших градациях Р17 и Р18 (клейма из 7 и 8 круглых оттисков). Они практически ничем не отличаются от предыдущих моделей «R», только затвор в них открывается и скользит назад с помощью одного движения руки, а также имеется предохранитель в виде кнопки-шибера, расположенный на левой стороне несущей плиты. Испытательные клейма — только три пары скрещенных пальмовых ветвей.

Серия ружей «V» имеет четыре градации — от «V19» до «V22» (клейма: от 9 до 12 круглых оттисков). Ружья практически повторяют две предыдущие модели, а главным отличием является регулируемое натяжение спусковых крючков. Открывание ружья осуществляется одним движением. Испытательные клейма: три пары скрещенных пальмовых ветвей — от «V19» до «V21», четыре пары — на модель «V22».

Серия ружей модели «А» очень похожа на серию ружей модели «R». Однако, открытие затвора в них происходит как в уже упоминавшейся самой первой модели Дарна — «С». Серия производится в градациях «А8», «А8b» и «А9», причем клейма ставятся: одно «РМ» на первые две модели, и два «РМ» на последней.

Компания производит также серию ружей на базе ружья с вертикальным расположением стволов модели «S». Ружья выпускают в трех градациях: «S1», «S2» и «S3».

Несмотря на многочисленные положительные моменты в конструкции ружей Дарна, необходимо отметить и имеющиеся недостатки — длинная, относительно тонкая корпус-колодка, которая в момент выстрела принимает очень большие нагрузки, подвергаясь упругой деформации, что создает зазор между щитком затвора и казенным срезом стволов, приводящий к деформации закраины гильзы.

***

Режи Дарн умер в 1939 г. Фирма закрылась в 1969 г. уже при новом управляющем, но Поль Бюше, один из сотрудников фирмы, сумел выкупить остаток производства и с 1981 г. производит в своей мастерской ограниченное количество современных ружей Дарн, работая практически на заказ. Всего в активе фирмы насчитывается, по данным различных источников, от 750 тысяч до 1 миллиона ружей такой системы, не считая ружей, которые выпускались по патенту Дарна по крайней мере семью различными французскими и бельгийскими крупными и средними производителями.

Имя Дарн стало известно и привычно охотникам и спортсменам всего мира наравне с именами оружейников Лефоше, Перде, а практика применения этих ружей показала, что их владельцы предпочитают не возвращаться к системам с переломными, откидывающимися стволами и полуавтоматическому оружию.

***

Коллекция охотничьих ружей, принадлежащих Вячеславу Богуслаеву, продолжает пополняться все новыми и новыми раритетами. Мы не прекращаем поиски других моделей Режи Дарна, не нашедших отображения в данной публикации и открыты для сотрудничества со всеми, кто знает, ценит и любит охотничье оружие, его историю.

Надеемся, что знакомство с этими ружьями, истинными памятниками ружейной истории и искусства, вызовет стойкий интерес читателей к истории охотничьего оружия.

Автор выражает глубокую благодарность Светлане Назаренко и Татьяне Деркаченко за помощь в подготовке этой статьи.