header_logo

Содержание / 2018 / Оружие и охота №6


Охота на Эспаньоле в XVII веке

История охоты

По книге:

А.О. Эксквемелин «Пираты Америки», изд-во «Мысль», Москва, 1968 г.

Эспаньолой первоначально именовался остров Гаити — второй по величине среди Антильских островов; его площадь свыше 70 тыс. кв. км. В конце XV века на Эспаньолу испанцы завезли коров, лошадей, свиней; в XVI веке, одичав, они расплодились во внутренних областях острова, став промысловой базой для охотников-буканьеров, снабжавших мясом и шкурами жителей поселений, плантаторов и пиратов.

…Остров Эспаньола вытянут с запада на восток на 120 миль, а в ширину достигает 50 миль, суживаясь к восточной оконечности. На нем есть большие равнины — от пяти до шести миль в окружности и горы (наивысшая 3175 м). Остров богат и славен множеством дикорастущих плодовых деревьев и прекрасными землями, на которых растет все, что ни посеешь; он изобилует и четвероногими.

Дикие лошади

Лошади, которые развелись на острове, невелики. Туловище у них короткое, голова крупная, шея длинная, ляжки толстые. Они пасутся стадами по две или три сотни голов. Если кого-нибудь завидят, то вожак, который всегда держится впереди стада, словно истинный капитан; подпускает на шагов пятьдесят-шестьдесят, фыркает и пускается на утек, а за ним устремляется все стадо. Этих лошадей довольно легко приручают. Добывают лошадей, натягивая веревки с петлями на тропинках, по которым обычно ходят их стада. Охотники ловят и стреляют диких лошадей ради шкур, которые сбывают потом на побережье. Некоторых пойманных лошадей оставляют в живых, чтобы приручить, и буквально дней через восемь они уже ходят в упряжке не хуже крестьянских лошадей, словно никогда не делали ничего другого.

О диких быках

Не меньше на острове диких быков и коров на пастбищах в центральной части острова, но стада их постепенно редеют, потому что на каждом шагу их поджидают опасности. Быков истребляют любым способом и поселенцы и «буканьеры» (охотники), а так же одичавшие собаки, которые пожирают телят. Дикие быки животные довольно крупные и злые, когда их преследуют или причиняют им боль. При встрече с врагом они, прежде всего, стремятся спастись бегством. Их шкуры достигают одиннадцати-тринадцати футов в длину (до 4 м).

О диких свиньях

Для меня загадка, почему дикие быки и свиньи еще сохранились на острове Эспаньола, особенно свиньи. Ведь с 1580-х годов ежедневно истребляется по полторы тысячи диких свиней. И, тем не менее, свиней все равно на диво много. Они очень крупные и чаще всего черного цвета, хотя встречаются и другие расцветки. Обычно дикие свиньи пасутся стадами голов по пятьдесят-шестьдесят и, завидев людей, убегают. При этом поросята устремляются вслед за матерями, не отставая от них ни на шаг. Если на них нападают собаки, каждый спасается, как может. Диких свиней вполне можно приручить. Я это видел собственными глазами. Однажды мы нашли в кустах несколько маленьких поросят и решили вырастить их на мясо. Когда поросята подросли, они стали бегать за нами, как щенята. Встречая диких свиней, они сперва перехрюкивались с ними, а затем бросались на них, словно собаки.

Дикие собаки

Когда испанцы прибыли на остров Эспаньолу, там жило множество индейцев. Испанцы истребили их после восстания, натравливая своих собак на прячущихся в зарослях индейцев, и бросая зарубленных индейцев собакам на съедение. Когда индейцы полностью исчезли, испанцы своих собак бросили, и они довольно скоро одичали. Так, собственно, там и появились дикие собаки, ибо до этого на острове не было ни одной. Эти собаки беспощадно уничтожают разных животных и птиц. Стоит только телятам и жеребятам отбиться от стада, как собаки набрасываются на них и, если кто-либо (из пастухов) не придет на помощь, то тут же пожирают свою добычу. Бегают они стаями, в которых бывает по пятьдесят или шестьдесят собак, отваживаясь нападать даже на стада диких свиней, выхватывая по две или три свиньи из стада.

Как-то раз один буканьер, которому я никак не желал поверить на слово, решил показать мне нечто очень интересное. Мы отправились с ним на охоту и услышали топот диких собак, окружавших стадо свиней. Мы тут же приказали слуге отвести наших собак подальше, а сами пошли вперед, держа ружья наизготовку. Подобравшись поближе, мы залезли на дерево и оттуда отчетливо увидели, как дикие собаки окружили одну из свиней, бросившуюся к дереву. Дикая свинья села на задние ноги, прижалась к стволу и отбивалась от собак клыками, причем те собаки, которым довелось пострадать от ее клыков, больше уже в драку не лезли. Битва продолжалась, по крайней мере, час. Наконец свинья решила дать деру, но тут одна из собак изловчилась, подобралась сзади и укусила ее. В то же мгновение остальные впились свинье в горло и загрызли. Как только свинья перестала шевелиться, все собаки отскочили и залегли вокруг туши. Но стоило появиться собаке-наводчице (вожаку) и вонзить зубы в тушу, как все собаки бросились на тушу и сожрали ее за каких-нибудь полчаса.

Нужно сказать, что у животных существуют довольно строгие законы, подобно человеческим: они, например, оказывают некоторым особям из своей среды знаки рабского почтения, и именно так поступили собаки в случае с этой дикой свиньей. Охотник, который сопровождал меня, рассказал, что ему частенько приходилось наблюдать, что в любой стае есть собака, которая всегда выбегает вперед, принюхивается, и коли почует добычу, то лает раз пять-шесть. Если никто не появляется, она принимается за «работу» сама. То же самое я замечал и у прирученных собак.

Когда губернатор соседнего с Эспаньолой острова Тортуги дознался, что дикие собаки приносят неисчислимые беды, нападая на стада диких свиней, и охотникам становится все труднее снабжать жителей плантаций мясом, он немало потрудился, чтобы найти средство избавления от этой напасти. В конце концов, в 1668 году он выписал из Франции яд. Положили отравленное лошадиное мясо, но за полгода собак на острове меньше не стало.

Выяснилось, что диких собак можно приручать. Бывали случаи, что охотники находили собачьи выводки, забирали щенят домой и воспитывали их. Подросших щенков затем брали на охоту.