header_logo

Содержание / 2019 / Оружие и охота №1


Уникальный и неповторимый Отто Бок - новая встреча

История оружия

Данная публикация продолжает знакомить читателей с шедеврами из коллекции охотничьего оружия Вячеслава Богуслаева, Президента АО «Мотор Сич», находящейся в Музее техники в г. Запорожье, Украина

Статья посвящена великолепному изделию выдающегося оружейного мастера из Берлина,придворного королевского поставщика Отто Бока (Otto Bock Kenigl. Hoflieferant Berlin

«Совершенство — это не когда нечего добавить,

а когда нечего убрать»...

Антуан Де Сент-Экзюпери

Встреча с очередным ружьем, просматриваемом для коллекции, на первый взгляд, не обещала сюрприза — судя по всему, «немец», система запирания — рычаг, «одетый» в роговую накладку (что, впрочем, не самая большая редкость…) конструкции Лефоше под неотъемным цевьем, соединенным с колодкой и удерживаемым выдвижной шпилькой в проушине переднего клина, что очень походило на систему Георга Тешнера в позднем исполнении, коих в коллекции несколько наличествует; при этом бескурковочка; основательная пистолетная ложа с выступом под щеку на прикладе, спусковая скоба — снова кость (не эксклюзив, но приятно!); характерный флажок «бабочка» предохранителя на верхнем хвостовике; местами, там, где меньше консерванта, хорошо контрастный под пальцами дамаск, похоже, гвоздевой…

А вот «общение» с прицельной планкой после снятия некоторого количества непонятной субстанции (либо воска, либо пушечной смазки), давно нанесенного в качестве защитного покрытия, заставило сердце сначала провалиться, чтобы потом забиться сильней — на планке появилась врезанная серебром вполне еще различимая надпись, свидетельствующая о том, что к ружью этому имеет самое непосредственное отношение именно он, король берлин-ских оружейников — непревзойденный мастер и инженер Отто Бок!

О мастере и его эксклюзивном изделии — комбинированной вертикалке со стволами верхним винтовочным и «качающимся» нижним, дробовым, так уж получилось, автор нынешнего материала писал совсем недавно и, Бог свидетель, в мыслях не было, что встреча с очередным его раритетом случится так скоро, посему о самом оружейнике-изготовителе вновь рассказывать смысла не вижу и попробую максимально подробно остановиться на нынешней, большой удаче.

Изготавливая это охотничье ружье, мастер Отто Бок «колеса не изобретал», но пошел по пути многочисленных на то время оружейных фирм, малых и больших мастерских и работающих там как признанных мэтров своего дела, так и кустарей-оружейников, совершенствовавших или просто копировавших ранее изобретенное — за основу своего изделия им была взята система Тешнера с ее уникальным и долговечным механизмом, появившаяся в середине 1860-х годов и оказавшаяся необычайно удачной.

Мастер-оружейник Георг Тешнер (Georg Teschner), как утверждают историки-оружиеведы, был отличным стрелком и толковым оружейным разработчиком-изобретателем. Свою фирму по производству оружия и патронов он основал в 1838г во Франкфурте-на-Одере («G. Teschner & Со Frankfurt a Oder»), 25 апреля 1871 г. Георг Тешнер и оружейник Карл Вильгельм Теодор Коллат, работавший с мастером с 1859 г. (Carl Wilhelm Theodor Collath) стали партнерами (см. фото 15). Позднее, после смерти мастера, в 1875 г., Вильгельм Коллат (существует версия, что Вильгельм был женат на дочери Тешнера), стал ее владельцем.

Во время поисков нужной информации в специализированной литературе автор статьи неоднократно наталкивался на версию о том, что эксцентриковое запирание стволов было разработано не Тешнером — первой была система с эксцентриковым запиранием и механизмом бескуркового ружья, принадлежавшая Николаусу фон Дрейзе, а Тешнер приспособил под эту систему патрон центрального боя. Так это или нет, обсуждать не будем, есть кому в спорах «ломать копья», пусть это останется за рамками настоящего материала и вернемся к нашему «предмету».

Ружье мастера Отто Бока, поставщика королевского двора, г. Берлин (Otto Bock KGL Hoflieferant Berlin), о чем наличествует соответствующая надпись на прицельной планке (см. фото 14), имеет переломную конструкцию с известным механизмом запирания, которое осуществляется ригелем (см. фото 11), находящемся в том месте, где в ружьях других конструкций находятся подствольные крюки; ригель ощутимо выступает за казенный срез стволов, а при закрытии ружья входит в гнездо, расположенное в нижней части колодки (см. фото 3), обеспечивая при этом надежное сцепление узлов ружья.

Стволы, выполненные из гвоздевого дамаска (см. фото 1), имеют возможность перемещаться в передне-заднем направлении на расстояние, достаточное для того, чтобы ригель вышел из гнезда (при открывании) или вошел в него (при закрывании ружья). За движение стволов отвечает эксцентрик, расположенный на колодке, который приводится в действие поворотом рычага запирания, находящимся под цевьем (см. фото 2). Эксцентрик воздействует на стволы, находясь при этом в упорном пазу, изготовленном в одной плоскости с запирающим ригелем. Соединение ствола с цевьем подвижное, осуществляется с помощью подствольной проушины, которая длинной своей прорезью движется по шпильке цевья (см. фото 10.1 и 10.2).

Плотное прилегание стволов к цевью обеспечивается клином (выполняющим функцию переднего крюка), находящимся в передней части проушины. Этот же клин ограничивает поднимание стволов выше необходимой высоты (см. фото 19).

Для открывания этого ружья необходимо повернуть рычаг запирания влево (что является принципиальной разницей с оригинальными «лефошками», у коих этот рычаг отводится вправо), который, в свою очередь, вращает эксцентрик, отодвигающий стволы от колодки. При этом ригель выходит из гнезда колодки, и ружье «переламывается» казенной частью стволов вверх. Во время движения стволов вперед экстрактор (см. фото 12), расположенный между стволами, задерживается на месте штифтом, смонтированным на колодке, прямо над серийным номером ружья. Соответственно, гильзы (патроны) остаются на месте, при открытых стволах они выступают из патронников на несколько миллиметров, чего вполне достаточно, чтобы извлечь их рукой (см. фото 17).

По мнению автора, говоря откровенно, конструкция закрывания этого ружья — не самая привычная и удобная, тут нужно, чтобы эксцентрик и попал в упорный паз, и чтобы стволы опустились вниз до упора и с помощью запирающего рычага сдвинулись назад. Выполняя эти манипуляции, необходимо достаточно плотно прижимать столы, которые постоянно норовят раскрыться.

Несомненным достоинством же описываемой системы запирания есть то, что она обладает чрезвычайной прочностью и очень живуча. Затвор ружья ни при каких обстоятельствах не раскрывается при выстреле и в нем просто НЕЧЕМУ РАСШАТЫВАТЬСЯ! Со временем в этом ружье может образоваться небольшой продольный люфт из-за контакта эксцентрика и упорного паза. Для устранения этой небольшой проблемы на дорогих ружьях устанавливались сменные ремонтные регулировочные вкладыши, на ружьях же разбора среднего люфт устранялся незатейливо — напайкой латунью (см. фото 5).

Данное ружье интересно, помимо всего еще и тем, что оно изготовлено в бескурковом варианте. Пожалуй, этот механизм в то время был по-настоящему практичным, живучим и безотказным. Курки ружья массивные, боевые пружины длинные и очень сильные, что практически исключало осечки. В ружье предусмотрена регулировка усилия пружин специальным винтом, эти пружины воздействуют на курки снизу посредством так называемых обратных цепочек. При открытии затвора во время поворота рычага запирания, из задней части колодки выдвигается ползун-взводитель, который упирается в курки и взводит их. При обратном повороте рычага ползун отходит от курков и не мешает им быть спущенными, однако, если рычаг запирания был закрыт не полностью, то ползун-взводитель от курков отходил не до конца, и если курки случайно спускались, они просто ударялись о ползун и не могли никоим образом достать до ударников. Такая конструкция уже сама по себе давала абсолютную безопасность при обращении с заряженным ружьем. Ползун-взводитель, вернувшись в заднее положение, упирается снизу в массивные и длинные брандтрубки, в которых находятся утолщенные ударники.

Кроме того, ружье мастера оснащено простым и максимально надежным предохранителем, запирающим курки (см. фото 16). Предохранитель поворотного типа расположен на отъемном верхнем хвостовике колодки и приводится в действие флажком в форме бабочки. Когда «бабочка» поставлена «вдоль» ружья, нижний гребень предохранителя повернут «поперек» хода курков, что исключает их спуск. В означенном положении предохранитель возвышается над прицельной линией и закрывает ее. При повороте «бабочки» поперек ружья гребень поворачивается вдоль хода курков и освобождает их. Верхний разрез «бабочки» открывает визуальный доступ к прицельной линии.

Набор клейм, наличествующих на местах, где им быть положено, а это подушка стволов и цевье (кроме колодки — на ней в конкретном ружье места клеймам, увы, не нашлось, да и понятно, при такой форме колодки их просто ставить-то некуда!), говорит о том, что выпущено оно в самом начале ХХв.

Один из стволов имеет чоковую, второй — цилиндрическую сверловки, калибр оружия 16-й, кроме обозначения калибра, присутствуют цифры, записанные в виде дроби, где верху — 16, внизу — 1, а это означает: канал ствола — переходный от 16-го к 15-му, что давало возможность использовать различные патроны. Также присутствует клеймо, свидетельствующее о том, что ружье повторно испытано в собранном виде при давлении не менее 750 атм. Эта проба предусматривала наличие для 16-го калибра двойного заряда пороха и свинцовый заряд, увеличенный на 1/3, что составляло 9,8 г пороха и 37,7 г свинца. Видимо, позже оружие было перепроверено бездымным порохом, о чем свидетельствует надпись «Nitro» и наличие короны, но без привычной буквы «N» и указания навесок дроби и свинца в пробе.

Присутствие костяных элементов (рычаг запирания, спусковая скоба, да та же розетка пистолетной рукоятки) говорит о явно заказном варианте исполнения ружья, в серийных ружьях, как правило, использовался металл.

Состояние стволов свидетельствует о том, что в «прежней жизни» ружье ну никак не «украшало ковер на стене», создавая декор, а активно «трудилось» и уход за ружьем был максимально надлежащим.

Колодка ружья, ее боковые и нижняя часть, верхний хвостовик (см. фото 13), крылья, часть нижнего рычага запирания (см. фото 18) и даже наконечник цевья с отверстием для подствольной шпильки покрыты крупной, глубокой и контрастной резьбой, выполненной в растительном орнаменте, напоминающем лиану, особенно хороши глубоко прорезанные крупные листья на выступающих плечах колодки (см. фото 4). И только на боковых частях колодки, в обрамлении листьев, нашлось место охотничьей тематике, где на левой боковине на фоне леса лиса охотится на зайца, а на правой присутствует прекрасная, хорошо детализированная гравировка охотничьей собаки на фоне луга (фото 8 и 9 — гравировки на боковых частях колодки ружья).

Деревянная часть ружья выполнена из сортового ореха, конечно, имеют место и небольшие сколы и царапины, однако, учитывая более чем достойный возраст нашей «жемчужины», это вполне нормально. На левой щеке приклада наличествует удлиненный, но при этом аккуратный, даже элегантный, я бы сказал, по форме выступ. Затылок приклада прикрыт роговой накладкой, из такого же материала выполнена и розетка хорошо очерченной пистолетной рукоятки. Жаль, однако, что в какой-то момент деревянный набор ружья подвергся не самой аккуратной реставрации, и лак «наследил» на отдельных металлических деталях, что, впрочем, никоим образом общего впечатления от самого ружья испортить не смогло…

***

Немецкие мастера-оружейники по праву имеют заслуженную славу, их изделия пользуются огромной популярностью не только в странах Европы, производящих собственное конкурентное охотничье оружие, это оружие признано и у охотников Америки, где есть специализированные клубы любителей немецкой продукции, у шведских же охотников оно занимает доминирующие позиции.

Старинное немецкое охотничье оружие, произведенное как выдающимися мастерами, так и малоизвестными кустарями и мастерскими, является подлинным украшением практически каждой коллекции охотничьего оружия, и музейной и, тем более, частной.

Описанное же выше уникальное творение «короля» берлинских оружейников Отто Бока — одна из изюминок коллекции Вячеслава Богуслаева.

***

Автор выражает сердечную признательность Светлане Назаренко, Татьяне Деркаченко и Юлии Борисенко за неоценимую помощь в создании настоящего материала.