header_logo

Содержание / 2019 / Оружие и охота №2


В приречных тростниках

Литературные страницы

По книге:

Сергей Алфераки «Кульджа и Тянь-Шань. Путевые заметки».

Зап. ИРГО, т. ХХ111, Санкт-Петербург, 1891 г.

Публикацию подготовил Владимир Алексеев

…Чуть свет мы встали и услыхали по всем направлениям голоса фазанов. Походив по окрестностям, подымали их немало и нескольких застрелили. Вертикальный взлет фазана-петуха из зарослей, при ярком солнечном освещении, производит великолепное зрелище; воистину, сказочная жар-птица. Много видели еще пустынников (рябков), прилетавших из песков к водопою на соседнюю речку. Кроме фазанов мы добыли прекрасный экземпляр крупного серого гуся. Более богатую добычу для орнитологических коллекций местные киргизы нам сулили около устьев речки Хоргоса, и решено было поскорее перебираться туда.

Чем особенно изобиловала здешняя местность, так это зайцами. Местные зайцы-толаи некрупные, однотонной песчано-серой окраски, длинноухие и без черных кончиков ушей, в отличие от наших европейских зайцев-русаков. Количество толаев, в удобных для них местах, огромно по всей долине. Против города Кульджи, по левому берегу реки Или, зимою зайцы держаться в громадном количестве преимущественно по зарослям барбариса и питаются здесь корою этого кустарника. На правом берегу реки, вниз по течению, мы их встречали всюду множество. А в зарослях по речке Джарсу толаев было больше, чем где-либо, и здесь они, к моему удивлению, вели дневной образ жизни. Туземцы на этих зверьков мало обращают внимания, и только изредка верховые киргизы, заметив сидячего «косого», пускают в него свои коротенькие палочки и убивают зайца без промаха. В бросании этих палочек киргизы очень ловки; не редко таким образом они бьют и фазанов, даже на бегу.

Навьючив наши вещи на нанятых верблюдов, мы отправились к устью р. Джарсу. Пройдя 25 верст, в дороге ничего особенного не встретили. Только изредка на низеньких карагачах видели коршунов, да в небе иногда парили орланы-белохвосты. Переночевав, на следующий день рано утром мы направились дальше через пески к речке Хоргосу, где были уже к вечеру. После осмотра местности, выбрали место для стоянки на левом берегу, в верстах двух от впадения Хоргоса в реку Или. Тут мы отпустили верблюдов, щедро расплатившись с проводниками. Русло соседней речки раздваивалось, образуя густо заросший деревьями и кустарниками остров; в саженях четырехстах ниже нашей стоянки оба русла снова соединялись. Левое русло было сухим и служило нам в дальнейшем удобным путем для совершения окрестных вылазок. Небольшая группа корявых ильмов и верб росла в нескольких шагах от наших палаток. К этим деревьям мы привязали наших лошадей на ночь. Здесь, в необитаемой местности, мы уже не боялись конокрадов-людей, но нужно было, по словам проводников-киргизов, стеречь лошадей от врагов четвероногих. Пока мы обустроились, вычистили оружие, разложили вещи, стемнело, и скоро среди нашего стана запылал яркий, большой костер. В казане варился суп из добытых нами за день четырех зайцев-толаев, двух сизых голубей, чернобрюхого рябка и кречетки. В казан мы добавили еще рис, лук, перец и соль. Суп вышел весьма сносный, хотя оказалось, что в кулинарии мы все новички.

На следующее утро, первым делом нужно было ознакомиться с окрестностями. Я, мой товарищ С. Скараманга (взявший на себя половину расходов по экспедиции) и Николай, наш стрелок-охотник, пошли вверх по речке очень густыми зарослями, по которым местами было весьма затруднительно пробираться. В этих зарослях издали мы видели несколько диких коз (косуль) и спугнули с десяток фазанов, из которых сбили четверых. Вскоре мы наткнулись на свежие тигровые следы. Пройдя несколько верст, свернули вправо, и вышли к песчаной возвышенности, по которой и вернулись почти к самым нашим палаткам.