header_logo

Содержание / 2019 / Оружие и охота №6


В горных долинах

История охоты

По книге: Сергей Алфераки, «Кульджа и Тянь-Шань.

Путевые заметки».

Зап. ИРГО, т. ХХ111, Санкт-Петербург, 1891 г.

Публикацию подготовил

Владимир АЛЕКСЕЕВ

…Пройдя около двух верст ущельем вверх по быстрой речке Талкинке, мы поставили наши юрты. Отсюда на лошадях отправились к перевалу. По откосам гор, на небольших лужайках, всюду сидели сурки и, неуклюже переваливаясь, бежали к своим норам при нашем приближении. Много попадалось следов медведей. Издали видели лису. Наш охотник Яковлев пустил в нее несколько пуль из берданки, беря для прицела 800, а потом 900 шагов. Пули ударялись о скалы очень близко от лисицы, но она благополучно скрылась за скалой. С перевала мы увидели почти круглое озеро, имеющее верст 80 в окружности. Около часу дня спустились к нему. Вдали от берега на воде кое-где плавали утки; в бинокль я смог различить крякв и гоголей. Вскоре после того, как мы спустились к озеру, сильно похолодало. Белые барашки облаков всё сгущались и закрывали солнце, а северный ветер всё усиливался. Всё живое попряталось и нам ничего не оставалось, как сесть на лошадей и побыстрее возвратиться на стан.

На следующее утро при ясной и уже теплой погоде я занялся ловом бабочек для коллекций. Охотники Яковлев и Манджа отправились на поиски кабанов и медведей в одну сторону по ущелью, а мой товарищ Скараманга — в другую. Мне же, несмотря на всю страсть к охоте, нужно было заниматься сборами насекомых и птиц, заполнять журнал, снабжать добытое этикетками и т.п., так что зверовой охоте я мог предаваться только урывками. С охоты наши вернулись без добычи, они лишь видели кабана и улара. Перед вечером к нам пришло несколько киргизов из соседнего аула и принесли тетерева-косача, пойманного их охотничьим ястребом-тетеревятником. По словам киргизов, хороший ястреб в своих ловчих качествах не уступает соколу…

Возвратившись в город, мы стали готовиться к длительному походу в горы. Наконец, нам удалось купить десять хороших верблюдов. Они были молодые, здоровые, некрупные, крепкого телосложения, и обошлись по 55 руб. за каждого; еще мы приобрели десять превосходных лошадей по 25 руб. Через неделю, поднявшись долиной р. Или, мы уже были около устья ее левого притока — реки Текес. Он вытекает из ледников и снежников северных склонов громадного горного массива, служащего подножием высочайшей горы Тянь-Шаня — Хан-Тенгри, высотой в 24 тыс. футов над уровнем моря (7010 м по современным данным). Вырвавшись из тесного ущелья в долину, приток дробится на несколько русел. Потом они вновь соединяются, и дальше Текес сливается с р. Кунгесом, образуя реку Или. Переправившись, не без трудностей и приключений, на правый берег Текеса, мы попали в глинистую степь, где и поставили свои палатки. Желая осмотреть место слияния двух рек, отправились туда, но дойти не смогли из-за густых тростников, смешанных с древесными зарослями. Искусанные донельзя комарами и слепнями, мы бежали из этих джунглей, в которых живут тигры и кабаны, а из лесов окружающих гор заходят иногда ирбисы (снежные барсы)…

На переходе в степи нам встречались зайцы-толаи и лисицы; попадались большие стаи дроф, но птицы были до того сторожки, что ближе пяти-шести сотен шагов не подпускали. Пули из наших винтовок ударяли среди птиц, что было видно по вздымаемой пыли, но мы так и не добыли ни одной дрофы. Через 15 верст началась болотистая местность с тростниками. В этих зарослях водится много фазанов и разных болотных птиц. Под вечер мы остановились у подножия отрогов гор, местами покрытых еловым лесом. Множество разных цветов покрывали эти предгорья и ласкали глаза после однообразной растительности речной долины. Перед заходом солнца я отправился верхом к реке через широкую площадь высоких зарослей чия (злак полупустынь). Здесь разновременно выскочило несколько косуль, но мне с движущейся лошади не удалось ни разу хорошо прицелиться и выстрелить по ним.

На следующий день мы достигли места, где должны были переправиться через р. Кунгес. Брод был неглубок, и мы вскоре уже подымались правым берегом, и дошли до густого леса, где и остановились. Леса, окаймляющие реку с обеих сторон, тянутся с небольшими перерывами почти до самых ее истоков, вернее, до пределов лесного пояса гор, из которых Кунгес берет свое начало. В его нижнем течении в этих лесах изобилуют дикий абрикос (урюк) и дикие яблони двух-трех разновидностей. Тут оседло обитает олень-марал — ценное промысловое животное.