header_logo

Содержание / 2020 / Оружие и охота №1


На севере

История охоты

По книге: В.М. СДОБНИКОВ «По арктической тундре». Гос. издат. географической литературы, Москва, 1953 г. Публикацию подготовил Владимир Алексеев

Животный мир

В любой местности это не просто арифметическая сумма видов и особей, т.к. все животные, так или иначе, связаны между собой и взаимозависимы. В одних случаях эта зависимость очевидна, как, например, между хищником и жертвой; в других — эта связь выражена не так явно.

Огромное количество обитателей тундры связано с северными оленями (дикими и домашними). Почти исключительно за счет северных оленей существует тундровый волк. Кроме волков, на оленей, главным образом телят и больных особей, нападают бурые медведи, росомахи, песцы, лисицы, вороны, орланы. То же самое можно сказать и о насекомых: оводе, слепнях, комарах, мошках, червях-паразитах. Павшими оленями кормятся чайки, поморники, ворон, серая и черная вороны, сороки, кукша, личинки мух. В желудке оленя постоянно обитает много простейших организмов, которые помогают расщеплять и переваривать грубую клетчатку съеденных оленем растений.

Бурый медведь не часто встречается с тундровыми оленями. Осенью, когда стада оленей приходят в лес на зимовку, медведь уже спит в берлоге или готовится залечь в нее. Весной же оленьи стада уходят в тундру раньше, чем медведь просыпается от зимнего сна. Сталкиваются с медведем лишь те стада, которые весной задерживаются в лесотундре. Голодные медведи тогда охотятся на новорожденных телят. Бывали случаи, когда за одно посещение стада медведь убивал до двадцати телят и несколько важенок. Не съев сразу свою добычу, медведь укрывает ее травой, валежником, ветками деревьев. Взрослый медведь часто уносит добытого оленя далеко от места нападения. Похоже, что не у всех медведей вырабатывается привычка нападать на оленей. Ненцы (жители тундр от полуострова Канин до Таймыра) рассказывали мне о случаях, когда медведь заходил даже в середину пасущегося стада и уходил, не причиняя никакого вреда.

Ворон держится около оленьих стад круглый год; у каждого более или менее крупного стада всегда есть полтора-два десятка воронов. Особенно их вниманием пользуются домашние олени, часто летом страдающие от болезни копыт. Больные олени отстают от стада, теряются и погибают, становясь в первую очередь добычей воронов.

С раннего утра вороны группами или в одиночку начинают летать над стадом и зорко осматривать пастбища. Каждый олень, находящийся вдали от стада, привлекает их внимание. Если это здоровый олень, то вороны летят дальше. Если же он тяжело больной или павший, то сразу же вокруг него собирается группа птиц. Добычей воронов становятся и здоровые олени, попавшие в трясину. Весной, во время отела важенок, вороны неотступно следуют за стадом; их добычу тогда составляют не только павшие олени, но и новорожденные телята, не научившиеся еще бегать. Вороны нападают на слабых оленят-пыжиков, больных или покинутых матерью. Но и здоровый пыжик, даже в присутствии матери, не застрахован от нападения. Сначала ворон пугает важенку, внезапно и с шумом вылетая из ближайших кустов, или прыгая вблизи нее с распростертыми крыльями. Для некоторых пугливых важенок этого вполне достаточно, они отбегают, и тогда олененок становится добычей ворона. Однако большинство важенок ворона не боятся, и смело отгоняют его прочь. Однажды я видел, как ворон бросился с воздуха на лежащего пыжика, одним ударом своего клюва разорвал ему грудную клетку и вырвал сердце с легкими. Ворон очень осторожен и не подпускает на выстрел. Издали завидев человека, он или отлетает на почтительное расстояние и садится на возвышенном месте или же улетает совсем. Человека с ружьем ворон облетает далеко стороной, а безоружного не боится и может пролететь очень близко. Мне иногда удавалось вводить этих птиц в заблуждение. Завидев вдали летящих воронов, я на короткое время показывался и скрывался в ближайших кустах. Не будучи в состоянии на большом расстоянии отличить человека от оленя, вороны сворачивали в мою сторону и кружили над кустами, представляя удобную мишень для стрельбы. В лесу иногда удавалось подманивать ворона, подражая его крику, но обнаружив ошибку, второй раз ворон уже больше не подлетает.