header_logo

Содержание / 2020 / Оружие и охота №3


Джозеф Ланг - символ охотничьего оружия высшего класса

История оружия

Стремитесь к совершенству во всем, что вы делаете. Берите лучшее из того, что существует, и сделайте лучше. Если лучшего не существует, создайте его...

Фредерик Генри Ройс

Данная публикация продолжает знакомить читателей с эксклюзивами из коллекции охотничьего оружия Вячеслава Богуслаева, Президента АО «Мотор Сич», находящейся в Музее техники, в г. Запорожье, Украина

Английское, а точнее, британское охотничье оружие за многие столетия своего существования обрело непререкаемый авторитет, мировую популярность и непревзойденное признание, создав своеобразную «зону комфорта» как для самих изготовителей этого шедеврального оружия, с любовью и великим тщанием создававших свои творения, так и для его собственников и счастливых обладателей — охотников, коллекционеров. Даже мастера-ремонтники, коих посчитать — хватит пальцев на одной руке, отваживающиеся брать в работу, а тем паче, на реставрацию, британское «сокровище», не скрывают своего восторга от качества того, что держат в своих талантливых руках, как бы ни «убито» было ружье…

Таким прочным положение британского оружия в плотной толпе европейских производителей было не всегда, эту широчайшую нишу пришлось «завоевывать», но скажу, что британское оружейное производство было просто обречено на успех — слишком велик вклад британских мастеров-оружейников, конструкторов, изобретателей, чей внушительный список достоин всяческого уважения. Еще несколько веков тому «владычество» оружейников Италии, Франции, Испании было очевидным, мастера этих стран были буквально монополистами во всем, что касалось технического конструктива, конфигурации, декора (например, Испания массово поставляла свои стволы, считавшиеся в то время лучшими). Количество импортируемого в страну оружия было внушительным, и не все, увы, оружие было качественным, одними из самых проблемных узлов были кремневые замки, долгое время лишенные предохранительного взвода, некачественное сырье приводило к разрыву стволов и травмированию стрелков. Ни XVII, ни XVIII века к признанию британскому оружию не привели. И только с развитием в XIX в. промышленности, расширением колониального пространства, активного использования их для своих экономических планов и задач, произошли судьбоносные, кардинальные изменения в этом устоявшемся раскладе сил — потребность в оружии, причем самой широкой направленности, резко возросла в преддверии и во время наполеоновских событий, производство оружия стало очень прибыльным делом и британские оружейники своего не упустили…

Для прочного «места под солнцем» требовалось немного — его величество качество. Стремление улучшить и довести свой «предмет» до совершенства постепенно оттачивало технологии, останавливая внимание только на эксклюзиве, чем-то выдающемся, повышая качество общедоступного и отметая малозначительное или сомнительное. Всему описанному способствовала существующая на тот момент система патентования изобретений, дающая автору монополию на использование своей «придумки» только ограниченное время, по истечении которого всяк желающий (читай — с нетерпением ждущий окончания срока чужого патента) мог, не особо мучаясь угрызениями совести, внедрять его в свое изделие. Как пример, приведу факт изобретения оружейниками Джоном Дили (John Deeley) и Уильямом Энсоном (William Anson), работающими у Вестли Ричардса (Westley Richards), своего гениального замка, так называемого бокслока (boxlock), или замка, расположенного внутри колодки (английский патент № 1756 от 11 мая 1875 г.). Этот замок впоследствии сам же Вестли Ричардс и усовершенствовал, создав еще более гениальное изобретение — замок «hand-detachable lock» (замок, вынимаемый руками).

С появлением на европейском и мировом рынке относительно недорогого, а поэтому массово доступного оружия машинного производства из Бельгии, США, Германии, большая часть оружейных компаний Британии продолжила «ставить» на выпуск оружия штучного изготовления и ручной же сборки, с соблюдением всех и всяческих традиций качества, если хотите, аристократизма и уникальности в каждой детали. Выживали не сильнейшие, выживали лучшие!

К таким вот, заслужившим себе имя качеством продукции, приверженности к традициям, оружейным компаниям Англии, с полным правом относится лондонская оружейная фирма «Джозеф Ланг» (Joseph Lang), великолепному изделию которой и посвящен настоящий материал.

Вся история этой авторитетной, одной из самых уважаемых в Лондоне оружейной фирмы, как русло горной реки, изобилует резкими поворотами и чередованиями водопадов и спокойных участков с коварными водоворотами — одних только смен названий, участников-партнеров в ее истории наберется с добрый десяток! К чести фирмы, что бы ни происходило, кто бы ни становился частью истории фирмы, чтобы позже покинуть ее, в названии всегда присутствовала, словно заколдованная, застрахованная от потерь и забытья, фамилия «Ланг».

Увлекательная повесть под названием «Жизнь и удивительные приключения оружейной фирмы «Джозеф Ланг» (Joseph Lang)» началась в далеком 1797 г. в небольшом графстве Хэмпшир на юге Англии (Hampshire), когда на свет появился фермерский сын Джозеф Ланг (Joseph Lang), будущий наиболее авторитетный лондонский оружейник, ставший впоследствии иконой безукоризненного профессионализма. Так уж вышло, что специального образования оружейного мастера будущему таланту получить не пришлось, азы таинства превращения дерева и железа в прекрасное оружие он постигал c 1808г. по 1825г., работая и обучаясь в торговой компании Вильяма Вильсона (Wilson Gun & Pistil Warehouse). Окончание обучения ознаменовалось удачной сделкой в 1825 г., когда молодому предпринимателю (пока далеко еще не оружейному мастеру!) удался выкуп части доли капитала Вильсона, что дало возможность открыть торговлю под собственным именем. С 1821 г. Ланг был внесен в справочник фирм и газетные объявления того времени как человек, у которого был «склад», что означало, что он был в первую очередь именно оружейным торговцем. Практика показала, что Джозеф Ланг — старший (как позже было принято называть основателя фирмы «Джозеф Ланг»), был действительно скорее удачным и очень хорошим продавцом, чем собственно оружейником, он умудрился получить практически все, что осталось у разорившегося в 1826 г. Джозефа Ментона (Joseph Manton), находящегося по адресу Хаймаркет 7, Лондон (Haymarket 7, London). Кроме продукции Ментона, Джозеф Ланг изловчился «подобрать под себя» торговлю подержанным оружием Джеймса Перде (James Purdey), предваряя продажу наведением лоска (полную предпродажную подготовку и, при необходимости, реставрацию). Разнообразная реклама того времени повествует, что в ассортименте магазина были шомпольные ружья и дуэльные пистолеты от Ментона, охотничьи одно— и двуствольные ружья от Перде и других производителей, таких, как Форсайт, Смит, Мур, Нок и др. (А. Forsyth, W. Smith, William Moore), причем все первичные производители делегировали Лангу гарантийные обязательства, не говоря уже о щадящих, умеренных ценах, что особо подчеркивалось в рекламе, Все эти факты ярко свидетельствовали о высоком доверии и рейтинге молодого торговца среди коллег и партнеров! Отдельную роль в дальнейшей судьбе всего бизнеса Джозефа Ланга сыграл …25-метровый стрелковый тир, расположенный при магазине, где потенциальные клиенты, «не отходя от кассы», могли опробовать выбранный товар перед сделкой. Именно в этом помещении и произошло знакомство Ланга и Перде, ставшее не просто толчком, но небольшим землетрясением в судьбе Ланга. В результате судьбоносной встречи, кроме подержанных, Джозефу Лангу было доверено торговать и новыми ружьями «от Перде». В книгах регистрации есть запись, что, например, в 1826 г. Перде продал новые ружья ударного воспламенения Лангу за 40 фунтов стерлингов, в отличие от розничной цены на них, в размере 52 фунта стерлингов. Ланг, в свою очередь, получил прекрасную прибыль, а Перде увеличил объем продаж собственного оружия, все еще сохраняя достаточный размер чистой прибыли. В это же время, 1827-1828 гг., Джозеф Ланг в рекламных и учетных документах именует себя не иначе как gunmaker, т.е. производитель оружия.

В этом процветающем бизнесе произошел совершенно новый поворот, когда Джозефа Ланга угораздило влюбиться во вторую дочь Джеймса Перди, Элизу (Elisa Purdey), родившуюся в 1811 г. Пара сочеталась браком в церкви св. Георгия, Ганновер — сквер (Hanover Square), 12 января 1828 г. В регистрации бракосочетания было указано: «Джозеф Ланг, холостяк прихода Сент-Мартина-ин-зе-Филдс, и Элиза Перде, незамужняя и несовершеннолетняя этого прихода поженились в этой церкви согласно официальному разрешению и согласию Джеймса Перде, настоящего и законного отца со слов несовершеннолетней, двенадцатого января 1828г, с моей, приходского священника, Джеймса Глена, помощью в присутствии Джеймса Перде и Элизабет Перде». До замужества Элиза жила на Оксфорд-стрит, 3141/2, после замужества переехала в дом мужа-оружейника, на Хаймаркет,7. В 1929 г. в жизни молодой семьи случилось знаменательное событие — родился сын, крещенный 17 мая, и названный в честь отца, Джозефом — младшим. Когда молодой Джозеф — младший достиг учебного возраста, его дедушка, Джеймс Перде, взял его к себе в качестве подмастерья. В документе «Регистрация обязательств подмастерьев, 1745-1902 гг.» записан этот факт 28 июня 1845 г.: «Джозеф Ланг Младший, сын Джозефа Ланга из Хаймаркета прихода Сент-Мартина-ин-зе-Филдс в графстве Мидлсекс, оружейник, был отдан на обучение к Джеймсу Перде, горожанину и оружейнику Лондона на семь лет согласно договору, датированному этим днем. Без вознаграждения. Обязательство во внесудебном порядке по приказу мастера». К слову, Джозеф Ланг — младший обучался оружейному искусству одновременно с пятым ребенком великого Джеймса Перде — старшего, его младшим сыном, Джеймсом Перде — младшим, родившимся 3 августа 1928 г. и отданным в обучение двумя годами раньше — 14 июля 1843 г.

Последующее десятилетие относительно спокойной работы особых потрясений не принесло, фирма «Джозеф Ланг» занималась в небольшом объеме производством классического охотничьего оружия под собственным именем, очень изящного и качественного, не отвлекаясь на слухи и сплетни недобросовестных конкурентов о том, что, по большей части, оружие собирается из заготовок знаменитого тестя. «Собаки лают, а караван идет»…

В 1851 г. фирма «Джозеф Ланг» предложила своим преданным почитателям несколько образцов револьверов с 4-мя и 6-ю стволами.

В этом же, 1851 г., состоялась Великая выставка промышленных работ всех народов (англ. The Great Exhibition of the Works of Industry of All Nations) — международная выставка, проходившая в лондонском Гайд-парке с 1 мая по 15 октября. Из-за участия многих стран вскоре её прозвали всемирной. На этой первой мировой выставке были представлены промышленные товары и различные изделия ремесла (в том числе камнерезное искусство), машины, производственные методы, а также полезные ископаемые и работы изобразительного искусства.

Инициатива по проведению выставки принадлежала британскому союзу ремесленников (Society of Arts). Когда проект в 1849 г. был представлен общественности, то резонанс среди британских промышленников и бизнесменов был положительным. Они видели в выставке идеальную платформу для поддержки всемирной свободной торговли. При покровительстве принца Альберта организацией и руководством занимался Сэр Генри Коул (Henry Cole, английский изобретатель, предприниматель и общественный деятель, автор идеи отправления поздравительных открыток на Рождество, представившего первую в мире коммерческую рождественскую открытку в 1843 г.) и комитет из 24 членов, называемый «королевской комиссией» (Royal Commission). Его состав утверждался лично королевой, что придало проекту государственный авторитет. Финансирование проекта взяли на себя организаторы, даже работа полицейских, которые охраняли павильоны, оплачивалась ими. Для проведения выставки был возведён Хрустальный дворец (уничтожен пожаром в 1936 году). Для привлечения публики демонстрировались разные диковинки — например, знаменитый алмаз Кохинур. Также, были выставлены богатые охотничьи трофеи известного шотландского охотника и исследователя Южной Африки Роэлина Гордона-Камминга (Roualeyn George Gordon-Cumming). Это была подлинная витрина Британской империи.

Эта выставка произвела истинную революцию в производстве охотничьего оружия, и случилось это благодаря французскому оружейнику Казимиру Лефоше (K. Lefaucheux), представившему на широкий суд охотников и спортсменов казнозарядные курковые ружья под шпилечный его же работы патрон. Сенсационным был сам принцип заряжания с казны.

Всего лишь через несколько месяцев после этого эпохального события фирма «Джозеф Ланг» запустила в производство дробовое ружье со стволами, заряжавшимися с казенной части. Данная модель имела нижний поворотный рычаг запирания и один вырез на подствольном крюке, позже нижний поворотный рычаг был заменен Лангом на рычаг системы Джорджа Генри Дау (George Henry Daw), открывающийся вперед.

Эта инициатива стала стартом всеобщей гонки, в которой приняли участие остальные мастера — оружейники, хотя производимое дульнозарядное оружие, благодаря своим исключительным баллистическим характеристикам еще очень и очень долго не сдавало свои лидирующие позиции. Одновременно с этим, Джозеф Ланг — старший занимался разработкой и совершенствованием отдельных узлов и деталей, которые, в конечном итоге, составляли классическое лондонское ружье, впрочем, так и не получив заметное количество патентов на свое имя. С фирмой связано несколько конструкций бескурковых ружей, сменивших курковые, в основном это оружие было с дамасковыми стволами в 12-м калибре. Самая, пожалуй, удачная модель этого периода имела замки на боковых пластинах со спиральной боевой пружиной.

В 1852 г. фирма в очередной раз изменила адрес и переехала на 10, Пэлл-Мэлл-стрит (10 Pall Mall St), получив в то же время титул официального поставщика Голландского Королевского двора.

В 1853 г. фирма меняет адрес, заняв новое помещение по адресу 22 Кокспур-стрит (22 Cockspur Street), и находилась там вплоть до 1898 г. Этот адрес имеется на многих предметах, произведенных фирмой, что позволяет их относительно точно датировать. В семейном бизнесе Ланга в разное время активное участие принимали сыновья мастера-основателя — Джозеф-младший, и Джеймс, информации о сроках обучения которого найти не удалось. После смерти Джозефа Ланга — старшего в 1869 г. и до 1872 г. фирма называлась «Джозеф Ланг и сын» (Joseph Lang & Son). В связи с участием в деле обоих сыновей фирма изменила свое название на «Джозеф Ланг и сыновья» (Joseph Lang & Sons), после присоединения в 1872 г. к семейному делу Джеймса, часть произведенного в первой половине 1870-х гг. оружия имеет именно такую надпись на прицельной планке.

Задолго до описываемых событий, 10 июня 1841 г., в 19 Толлингтон Парк, Хорнси Роуд, Ислингтон (19 Tollington Park, Hornsey Road, Islington) родился третий сын мастера — Эдвард Ланг (Edward Lang). Как и Джеймс, он стал оружейником, и к концу 1870-х гг. имел собственный бизнес сначала на 88, затем на 89 Вигмор-стрит (Wigmore Street) в лондонском Вэст-Энде (West End). Он жил в Сурее (Surrey), затем в Ньюбери (Newbury), и ушел из жизни относительно молодым от рака кишечника в 1905 г., в возрасте 64 лет. Известно, что в период с конца 1870 гг. до самой смерти он продавал свое оружие в Лондоне. Впрочем, есть версия, требующая дополнительного изучения, что в 1975 г. он присоединился к работе отцовской фирмы.

В период участия в семейном бизнесе сыновей, фирма стала применять последние достижения оружейного техники. Курковые ружья 12-го калибра с дамасковыми стволами длиной 762 мм и замками «в шейку» с отбоем курков на предохранительный взвод, и различными системами запирания, в т.ч. и боковым рычагом — вот оружейная визитка того времени!

Под впечатлением от достижений и гениальных изобретений легендарного Казимира Лефоше, особенно в области шпилечных револьверов, Джеймс создал свою систему, используя ряд патентов, право на которые было выкуплено у инженера С. Улье. В 1884 г. Джеймс Ланг зарегистрировал патент на один из вариантов ружья с внутренними курками, разработанный совместно с Томасом Соуфгейтом (Thomas Soufgate).

Во второй половине 1880-х, точнее, в 1886 г., Джеймс Ланг организовал собственную оружейную компанию с названием «Джеймс Ланг, оружейник» (James Lang), разместив ее по адресу сначала 33 Нью Бонд-стрит (33 New Bond Street), а затем 64 а, Нью Бонд-стрит (64 а New Bond Street). В 1893 г. в партнерстве с Александром Дугласом (Douglas Alexander) была учреждена фирма «Джеймс Ланг и Ко» (James Lang & Cо), а в следующем, 1894 г. — «Джеймс Ланг и Ко, Лтд» (James Lang & Cо Limited).

Типичной для «сыновьей» фирмы было двуствольное ружье с блоком горизонтально соединенных стволов с подкладными замками на боковых пластинах, притянутых к колодке винтами и соединенными между собой стяжным винтом, и традиционным декором в виде мелких арабесок и букетиков роз, информация о принадлежности к производителю размещалась на традиционном месте — прицельной планке: James Lang 18 Brook St New Bond St London, на замочных пластинах J. Lang, на подушке стволов наносили фирменное клеймо в виде двух перекрещенных ружей с буквами J — вверху и L — внизу и надписями Trade — слева и Mark— справа. В качестве верхнего запирания была выбрана «кукольная головка» на казенном срезе стволов с пазом, в котором двигалась планка, управляемая верхним рычагом Вестли Ричардса (Westley Richards), нижнее же запирание было двойным — рамкой Перде в пазы подствольных крюков. Это оружие производилось в основном в 12-м калибре, но были случаи изготовления под заказ и 10-го калибра, выглядевшее, несмотря на длинные стволы (737 мм) и солидный калибр, очень изящно, как, впрочем, и вся продукция как основной, так и «сыновьей», фирм. Патронник обозначался клеймом в виде ромба с цифрой 10 и буквой С, на подушках стволов отмечался размер канала, для 10 калибра таким образом: 10\\1, что означало 19,38 мм или 0,763 дюйма по принятой в 1887 г. шкале.

В конце 1890-х гг. основная фирма производила легкие (2,78 кг) ружья 12-го калибра с блоком горизонтально соединенных стволов длиной 711 мм с замками в колодке и эжекторами. Более же поздние модели, аналогичного калибра и идентичной длины, но с подкладными замками на боковых пластинах, тройным запиранием и УСМ с односпусковым крючком весили 2,92-3,0 кг. Обычным декором были арабески, но особым спросом пользовались ружья с гладкой колодкой и такими же замочными пластинами, имеющими в качестве декора только тонкий кант по кромкам.

В 1895 г. в состав фирмы в качестве сначала менеджера, а затем полноправного партнера вошел Генри Джозеф Хасси (Henry Joseph Hussey), работавший в «Голланд и Голланд» ( Holland & Holland) помощником менеджера, после чего фирма стала называться «Ланг и Хасси» (Lang & Hussey). Фирма в середине 1890-х выпускала ружья 12-го калибра с тройным запиранием, подкладными замками на боковых пластинах и эжекторами, со стволами 762 мм длиной и патронниками либо 65, либо 70 мм, весили эти предметы стандартно— 2,95-2,98 кг. На прицельной планке находился обязательный «паспорт» — Lang & Hussey, Ltd, 102 New London.

В 1898 г. произошло объединение основной фирмы «Джозеф Ланг и сын» и «Ланг и Хасси», благодаря инвестициям со стороны Генри Вебли (Henry Webley), который стал председателем, а Г.Д. Хасси — управляющим, и имя фирмы изменилось в очередной раз — «Ланг и Хасси Лтд» (Lang & Hussey Ltd), фирма располагалась по адресу 102, Нью Бонд— стрит (102 New Bond Street). Однако, пять месяцев спустя Хасси подал в отставку, причиной которой, по версии Найджела Брауна, историка-оружиеведа, автора трилогии, ставшей бестселлером (Nigel Brown. British Gunmakers, vol. 1, 2, 3. London; Birmingham, Scotland & Regions; Index, appendices & additional London, Birmingham, Regional & Scottish records), была тривиальная растрата и присвоение части денег от «левой» продажи оружия, принадлежавшего фирме и клиентам. Он был с позором изгнан, обещая вернуться в оружейный бизнес «очистившимся от порока», никогда не связывая себя впредь с обманутыми им работодателями. Справедливым, поэтому, было возвращение в 1901 г. прежнего названия фирме, вновь ставшей «Джозеф Ланг и сын, Лтд». А месяц спустя был уволен и отпрыск проворовавшегося функционера, Х.Х. Хасси (H.H. Hussey), впоследствии занявшийся оружейным бизнесом самостоятельно. Изгнанный из фирмы Г.Д. Хасси практически сразу же после скандального увольнения воссоздал свою оружейную фирму, по адресу 88, Джермин-стрит (88 Jermyn Street), к которой в 1914 г. присоединился Хасси — младший, и фирма стала называться «Хасси и Хасси» (Hussey & Hussey, аналогия с Holland & Holland возникла только у меня одного?). Основатель-растратчик ушел из жизни в 1918 г., фирма была на грани ликвидации, а спас ее Клод Харрисон (Claude Harrison), бывший менеджер «Когсвелл и Харрисон» (Cogswell & Harrison) после чего в 1919 г. явилось лондонскому оружейному бомонду новое название — «Харрисон и Хасси» (Harrison & Hussey, имеется в виду Х.Х. Хасси), просуществовавшее до 1930 г., до поглощения её фирмой «Грант и Ланг» (Grant & Lang). И вот что удивительно — признанный жулик, нечистый на руку растратчик и, по сути, вор, Г.Д Хасси на протяжении всей истории своей жизни и карьеры, по признанию самих же коллег по оружейному делу, был очень хорошим мастером и производил прекрасные охотничьи ружья…

В описываемый период произошло одно очень важное событие, которому суждено было стать эпохальным. Лавры первенства история приписывает Джозефу Лангу, который в начале 1900-х начал разрабатывать, а около 1907-го закончил работу над самым, пожалуй, успешным охотничьим патроном высокой мощности всех времен — .470 Nitro Express и выпустил его на свободный рынок. Название «нитро экспресс» в те годы относилось к патронам, снаряжённым нитроглицериновым порохом (кордитом) и осталось за этим патроном по традиции, несмотря на то, что в последующие годы он выпускался с самым разным порохом. Патрон изначально разрабатывался на замену других аналогичных патронов (например, .450 Nitro Express), применение которых в некоторых колониях, в первую очередь, Британской Индии, было запрещено по ряду причин — прежде всего, потому, что их калибр совпадал с калибром некоторых моделей армейского оружия второй половины XIX в., а попадание в руки туземцев армейских патронов считалось опасным (интересно, что около 1905 г. «королем» берлинских оружейников Отто Боком именно по такой же причине был создан патрон 9,3х62 мм, чтобы приспособить под него армейские карабины Mauser 98, рассверливая ствол). Новый боеприпас оказался весьма востребованным для охоты на крупную дичь. Причиной быстрого распространения патрона по миру стало то, что он не был запатентован, и его стали выпускать почти все известные британские компании. Разными производителями было также изготовлено много моделей оружия под этот патрон. Всё это привело к тому, что во второй половине XX в. производством патрона .470 Nitro Express занимались все, кроме ленивых, как в Европе, так и в Северной Америке, в связи с чем его проще стало найти в продаже, чем иные «нитро экспрессы». Была еще одна причина повышенного внимания к этому изделию: несмотря на то, что отдача при стрельбе оказалась сильной, она, благодаря сравнительно низкой начальной скорости пули (620…670 м/с), получилась растянутой по времени и, соответственно, переносилась гораздо легче, чем у других мощных патронов.

Отдельной яркой страницей в истории оружейной компании со звонкой фамилией Ланг в названии есть долголетняя и плодотворная связь с другой, не мене значимой и известной фамилией — Грант.

Стивен Грант начал свою карьеру оружейника в качестве ученика в Дублине в старинной оружейной компании «Вильям Каванах и сыновья» (William Kavanagh & Sons) до переезда в Лондон, где, как считается, он работал с Чарльзом Ланкастером (Charles Lancaster), прежде чем перейти на работу к Томасу Боссу (Thomas Boss). Когда Босс умер в 1857 г., его вдова повысила Гранта до должности управляющего партнера, эту должность Грант занимал в течение десяти лет. В 1867 г. он основал свою фирму на Сент-Джеймс-стрит 67а (67 а Saint James\'s St., по этому адресу сейчас находится Уильям Эванс (William Evans Ltd). В 1889 г. его два сына, Герберт и Стивен, присоединились к нему, и компания стала называться «Стивен Грант и сыновья» (Stephen Grant & Sons).

Стивен Грант был консервативным оружейным мастером, не слишком быстро принимавшим новые идеи или проекты. Он был, однако, человеком непревзойденного вкуса и проницательности, и это видно в ружьях, которые носят его имя, как курковых ружьях, так и бескурковых. Это изящные, миниатюрные ружья — элегантные, строгие и безупречно сделанные. В последней четверти XIX в. ружья Гранта привлекли внимание королевской семьи, и «Стивен Грант и сыновья» могут похвастаться королевскими заказами от королевы Виктории, принца Уэльского (позднее Эдуарда VII) и нескольких других европейских королевских домов.

После Первой мировой войны, в 1918 г., Грант переехал со своей Бонд-стрит на 7 Бери-стрит, Сент-Джеймс (7 Bury Street), ставшую на многие годы центром лондонской торговли оружием и фирма была приобретена отцом и сыном Робсонами, Робсон (WRH Robson) стал ее директором в 1925 г. Робсоны основали свою собственную лондонскую оружейную корпорацию, приобретя фирму «Джозеф Ланг» в 1925 г., ставшую «Стивен Грант и Джозеф Ланг, Лтд» (Stephen Grant & Joseph Lang, Ltd.), затем, в последующие годы, были приобретены (читай — поглощены) старейшие известнейшие фирмы: в 1930 г. «Харрисон и Хасси» (Harrison & Hussey), в 1932 г. «Чарльз Ланкастер и Ко, Лтд» (Charles Lancaster& Cо, Ltd), в 1935 г. «Братья Ватсон» (Watson Brothers), в 1939 г. «Фредерик Бизли» (Frederick Beesley) и, наконец, в 1960 г., «Генри Аткин» (Henry Atkin). С этого момента компания стала называться «Аткин, Грант и Ланг» (Atkin, Grant & Lang).

В 1930-х гг. в компании был освоен выпуск удачной модели дробовика-вертикалки, имеющего подкладные замки на боковых пластинах с V-образной боевой пружиной, расположенной за курком, нижним запиранием и эжекторами. Эту модель очень легко выделить среди небольшого модельного ряда фирмы — по составному цевью и … отсутствию крепежных винтов на замочных пластинах! Этот, признаться, весьма экзотический замок со снимающимися боковыми основаниями, был изготовлен специально для ружей Ланга «гением» замочников Вулвергемптона (Wolverhampton) Эдвином Чилтоном (Edwin Chilton), которого считали, и не без основания, преемником легендарных Джеймса Бразье (James Brazier) и Джона Стентона (John Stanton). Замочные пластины были зафиксированы на колодке следующим, признаться, необычным способом — в задней части замочной пластины была установлена миниатюрная крышечка, под которой был вмонтирован не менее миниатюрный замочек, задвижка замочка входила в зацепление с упором, установленным на ложе в пазу для подкладного замка, и замочек надежно фиксировал замочную пластину. К ружью прилагался набор миниатюрных же ключей, открывавших замочек, что позволяло легко отсоединить подкладные замки. Вот только ключам свойственно теряться или ломаться, особенно миниатюрным, но это так, к слову… Кроме описанной выше несомненной интересной, но вот удобной ли модели, особого внимания заслуживает необычно легкая (232 кг) модель 12-го калибра с блоком горизонтально соединенных стволов длиной 711 мм и замками в колодке, эжекторами под короткие патроны с гильзой длиной 2 дюйма, точнее, 51 мм. На прицельной планке этого оружия присутствовала надпись-предупреждение — «Только для 2— дюймовых патронов с бумажной гильзой» (For 2 Inch Paper Cartridges Only).

Очередной крутой вираж в головокружительной истории оружейной компании с внушительным перечнем легендарных фамилий произошел в 1970 г., когда им составила компанию еще одна легенда лондонского оружейного мира — компания «Е.Д. Черчилль, Лтд» (E.J. Churchill, Ltd), управляемая на тот момент главным менеджером Доном Мастерсом (Don Masters, 1962-1971) и новое название компании стало еще более солидным: «Черчилль, Аткин, Грант и Ланг» (Churchill, Atkin, Grant & Lang), директором вновь созданного объединения стал все тот же Дон Мастерс (1972-1980).

Впрочем, «музыка играла недолго» — в 1976 г. компания «Е.Д. Черчилль, Лтд» начала процесс отделения, а в 1980 г. новые владельцы в лице Рона Солари, Линкольнс Инн Филдс, Лондон (Ron Solari Lincoln\'s Inn Fields, London) восстан