header_logo

Содержание / 2001 / Оружие и охота №6


Утичная охота

Охота

Открытие сезона охоты на пернатую дичь — самый долгожданный и любимый охотниками праздник. Отложив срочные дела, люди с ружьями, рюкзаками, собаками торопятся в леса и луга, где их ожидает общение с природой.Как-то раз мы нашей дружной охотничьей компанией отправились на открытие в Тетеревское охотничье хозяйство. Угодья те были нам неизвестны, и мы решили выехать на день раньше — ознакомиться с местностью. По пути заехали в центральную усадьбу охотхозяйства за отстрелочными карточками, удивив егерей столь ранним визитом. Потом долго колесили по скошенному лугу в поисках места для лагеря. И наше упорство было вознаграждено: мы расположились лагерем на берегу маленькой речушки с кристально-чистой водой, протекающей через луговую пойму, которая утопала в изумрудной зелени трав, украшенных разноцветными веньчиками полевых цветов. По всему лугу были разбросаны большие и малые озера, с зеркальной глади которых время от времени срывались утиные стайки.

Нам казалось: удачное начало охотничьего сезона обеспечено. Я радовался еще и потому, что со мной был мой одиннадцатилетний сын. Немалых трудов стоило убедить жену отпустить мальчугана на открытие, и хотелось, чтобы он увидел настоящую охоту. Правда, существует мнение, что не стоит приобщать детей к охоте в столь раннем возрасте. Но я так не считаю. Дед первый раз взял меня на охоту, когда мне было десять лет, и я благодарен ему за это по сей день, а ведь охочусь уже четверть века и приобрел немалый охотничий опыт.

Утром мы были немного огорчены тем, что лёт на утренней заре оказался гораздо слабее вечернего. Позавтракали и приступили к основательной разведке угодий.

Постепенно разрастался палаточный городок, машины разных марок заполонили местность. Рядом с нашим бивуаком расположился еще один лагерь. Задолго до наступления времени "Ч" охотники заняли позиции. Первые выстрелы прозвучали вдали от нас, приблизительно в 17.00, за час до официального открытия охоты. С каждой минутой выстрелы раздавались все чаще и чаще, но к 18.00 все стихло. Прошло несколько часов, однако лёта все не было. В недоумении мы всматривались в небо, надеясь увидеть уток. Вдруг я услышал у себя за спиной характерный свист крыльев. Обернувшись, увидел летящего крыжня. Мой выстрел "навскидку" оказался удачным: птица упала посреди заросшего густым камышом болотца. Поиски добычи оказались не столь легкими, как хотелось бы. После долгих и упорных трудов я наконец нашел желанный трофей. Больше в этот вечер увидеть уток мне не довелось, и я вернулся в лагерь. Как оказалось, это была единственная наша добыча.

Сгущались сумерки, тихо потрескивали сухие ветки в костре. Приготовив дичь, мы сели ужинать. Пригласили и соседей к нашему импровизированному столу. Во время ужина, как это всегда бывает в таких случаях, стали рассказывать охотничьи истории. Валера, наш гость, хвалил свое первое ружье, которое он продал коллекционеру за немалые деньги. "Зауэр — три кольца", так ласково он его называл. Кто-то спросил, что значит три кольца, и Валера с видом знатока поведал известную охотничью байку о том, что когда смотришь в каналы стволов, там отчетливо видны три кольца. Поэтому ружье так и называется.

Действительно, некоторые охотники до сих пор считают ружья "Зауэр" какими-то особенными. На самом деле это не совсем так. Никаких выдающихся конструктивных решений в этих ружьях нет. Фирма заимствовала их у известных оружейных мастеров и практически без изменений применила в своих моделях. Что касается клейма в виде трех переплетенных колец, то его ставили на все ружья, стволы которых изготавливались из специальной "крупповской" стали.

Ближе к полуночи разговоры стихли, охотники стали устраиваться на ночлег. Мы с сыном забрались в стог. Пахло душистым сеном, в небе ярко светила луна, мерцали звезды. Я думал о сыне, мне было приятно сознавать, что есть кому передать охотничий опыт. Вспомнились и моя первая удачная охота, и первая добыча… Тогда тоже был август месяц. Лето выдалось засушливое, с ветрами-суховеями и степными пожарами. Я долго бродил по лугам в поисках дичи, пока не увидел крыжня, приземлившегося довольно далеко от меня. Взяв ружье наизготовку и спотыкаясь о кочки, я побежал к нему. Приблизившись к небольшому озеру с заросшими тростником берегами, я начал пробираться к воде. Но обнаружить утку не удалось. Тогда, удерживая правой рукой ружье, левой стал похлопывать по голенищу резинового сапога, надеясь тем самым поднять птицу на крыло. Не добившись желаемого результата и решив, что крыжень незаметно улетел, я повернул к берегу, но, пройдя несколько метров, вдруг услышал хлопанье крыльев по воде. Развернувшись, увидел на взлете птицу. Выстрелил я, практически не целясь. Огромный крыжень камнем шлепнулся в воду. Моей радости не было предела. Я попытался достать добычу, но высота моих сапог не позволила к ней приблизиться. Тогда, поднявшись на берег, я разделся и вплавь добрался до желанного трофея. Толкая птицу перед собой, доплыл до отмели и вышел на берег, весь в ряске и тине. Вид мой был ужасен, но в тот момент не было человека счастливее меня.

Так, вспоминая свои охотничьи походы, я и не заметил, как уснул. А утром, вопреки нашим ожиданиям, лёта вообще не было. Удивляло, куда делись те стаи, которые мы наблюдали за день до открытия охоты. Пришлось собирать свои пожитки и возвращаться домой ни с чем.