header_logo

Содержание / 2001 / Оружие и охота №7


Охота на уток "по-украински"

Охота

Знаете ли вы "украинскую" охоту на пернатую дичь? Или охоту "по-казацки"? Нет, вы не знаете, что такое охота по-казацки! Представьте себе утлый челн (что-то вроде туристической байдарки), плывущий по реке среди зарослей камышей, и двух сидящих в нем охотников, одного — на веслах, а другого — на носу посудины с ружьем в руках и готового к стрельбе в любую секунду. Равновесие удержать — и то трудно, а тут еще и пальба по взлетающей утке! И тем не менее, желающие испытать эти трудности всегда найдутся.Охота на кряковую утку добычлива в любом месте, где есть камыши и вода глубиной от одного метра и более. Птица взлетает, когда вы приближаетесь к ней почти вплотную. Увидев бесшумно подплывшую лодку, кряква, отдыхающая или спящая среди камышей, срывается из зарослей с громким криком, ломая растения и оглушительно хлопая крыльями. Иногда сами охотники от неожиданности вздрагивают, хотя ждут этого момента с нетерпением. Итак, взлет! И в следующее мгновение раздаются звуки выстрелов. Чаще всего это дуплеты. Если поспешил, то послал за "молоком", если опоздал — утка скрылась за камышом. Главное тут — научиться выбирать золотую середину: отпустить крякву на расстояние убойного выстрела и "бить" не над камышом, а на чистом месте. Но самый большой конфуз охотник испытывает в другой ситуации, когда, от неожиданности промахнувшись, он горит желанием исправить ошибку, но стволы разряжены, а тут вокруг него начинают одна за другой подниматься утки. Пока перезарядился — утки исчезли. И все приходится начинать заново, а точнее, продолжать по-старому "тропить вдоль камышей".

Охотящиеся на Киевском море привыкли к охоте неторопливой. Поставили утиные чучела между островами, замаскировали лодку в камышах, набросили сверху на кольях маскировочную сеть и стоят часами — ждут, когда налетит утка. И если вдруг пробирающаяся среди густой осоки лодка спугнет нескольких крякв, охотники эти открывают настоящую пальбу. Появилась цель! Начинается трата патронов и соответственно денег, потому что стреляют с расстояния в сто и более метров. Стрельбы много, а трофея нет. Вообще-то, охота на уток большой прибыли не приносит: только один выезд обходится в 50–70 гривень, да еще патронов надо взять с собою штук семьдесят. Ох, как права пословица, отражающая мудрость народа, ее сложившего: "У охотника дым густой, да суп пустой"! Но если не быть излишне меркантильным и оценивать такую охоту с других позиций, то окажется, что удовольствия от азарта, физической нагрузки и смены впечатлений она доставит больше, чем любая другая.

Плывешь себе неторопливо на лодке вдоль камышей, обследуешь каждую заводинку, каждый заливчик, особенно проливчики между островами, и вспугиваешь утку. Активный поиск приносит результат. Стреляешь "с подрыва". Но утку не всегда удается сбить над "чистой водой". Если она упала в камыши, начинаются поиски. Главное здесь — точно засечь это место. Если птица бита насмерть, то результаты поиска — вопрос времени. Случается, сраженная выстрелом кряква повиснет на камышах или застрянет в зарослях. Тогда ее находят, применяя тактику "выжженой земли", т. е. прочесывая камыши, и меняя каждый раз направление. Но если падает подранок, то он непременно прячется, а на "чистой воде" — ныряет и, зацепившись клювом за стебли водорослей, погибает. Нужно подождать минут 10–15, а затем поработать веслом в том месте — и тушка всплывет. Бывало и так: возвращаешься на это место через три-четыре часа и находишь мертвую птицу. Но это в том случае, если нырнувший подранок погибает, а если нет — то уже не найдешь. Но не только трофеями замечательна охота. Самое важное — это общение с природой. Городскому жителю не часто удается побыть с нею наедине, полюбоваться красотой постоянно меняющихся пейзажей, почувствовать величие и гармонию растительного и животного мира и ощутить себя в нем.

Представьте себе: солнце в зените. Теплынь! Кругом тростник три-четыре метра в высоту, который шелестит на ветру, и вода, и путешествие на лодке по протокам. А главное — несколько дней охоты на родном Киевском море. Каких только птиц и зверушек не увидишь за эти дни! Вот в зарослях камыша, поджав одну ногу и вытянув вверх клюв, неподвижно застыла выпь. Грязно-желтое оперение, покрытое черно-бурыми пятнами, делает ее незаметной среди болотных растений. Птица стоит неподвижно очень долго, но как только расстояние, отделяющее ее от охотника, уменьшается до критического, она либо улетает, либо незаметно исчезает в камышах.

— У-у-трумб! У-у-трумб! — слышится из зарослей. Это выпь подает голос, похожий на рев быка. Недаром ее в Украине называют "бугаем".

А то вдруг по протоке побежали "усы", расходящиеся от мордочки плывущего зверька. Это ондатра пересекает водоем, но заметив приближающуюся лодку, моментально ныряет и больше не появляется. Иногда в каком-нибудь укромном местечке ее можно увидеть на кормовом столике. Разгрызая корни водорослей, зверек отдает себя этому занятию целиком и полностью, часто так увлекаясь им в своем уединенном месте, что замечает лодку только, когда она окажется совсем рядом. Жалобно пискнув от испуга, он мгновенно исчезает в воде. Изредка здесь можно увидеть и плывущую выдру, но этот осторожный хищник человека близко к себе не подпускает.

Вот, несколько в стороне от курса нашей лодки, "плывет" в воздушных потоках болотный лунь, то взмывая ввысь, то зависая в планирующем полете над тростниками. Наблюдая за этим хищником, заклятым врагом всей водоплавающей птицы, убеждаешься, что не так-то просто достается ему добыча. Это неправда, будто он беспощадно уничтожает все живое, встречающееся на его пути. Добыча луня — старые, больные и раненые птицы, а чаще всего — мышевидные грызуны. Нет, не поднимается рука с ружьем на этого хищника! Или орлан-белохвост. Тоже часами кружит он над болотами и камышами, высматривая добычу. Несколько раз приходилось мне наблюдать такую картину: на водном просторе кормится стая лысух, и вдруг из-за камышей, откуда ни возьмись, появляется орлан-белохвост. Каждый раз кажется, что он вот-вот схватит птицу. Но все не так просто. Лысухи поднимают крик и все дружно бегут по воде в одну сторону. Вода прямо-таки закипает от мечущихся в поисках спасения птиц. Сбившись в одном месте и образовав круг, лысухи машут крыльями, создавая водяную завесу между собой и орланом, и прикрываются ею, как щитом. Вот одна атака противника отбита, вот и вторая не увенчалась успехом, а после третьей орлан начинает кружить над стаей и, возможно, сделает еще пару попыток отловить оплошавшую птицу. Иногда это ему удается, но чаще всего он улетает, "несолоно хлебавши".

А сколько интересного можно увидеть, когда бесшумно скользишь вдоль камышей! Вот водяная курочка шагает по листьям кувшинки на своих длинных ногах. А вот султанка куда-то спешит-торопится. Красавица! Невольно залюбуешься ею, не в силах отвести взгляд, пока она не исчезнет с тревожным криком в камышах. Редко кому удается увидеть султанку на открытой воде, потому что эта птица очень осторожна, и встреча с ней — большая удача, а любоваться ею — охотничье счастье. Вот так размечтаешься под ритмичные взмахи весел, задумаешься о чем-то хорошем — как вдруг прямо в трех-четырех метрах от лодки раздается шум, треск в камышах, сопровождающийся испуганным криком кряквы; и в облаке пуха, лихорадочно хлопая крыльями, почти вертикально вверх, как вертолет, поднимается утка.

А сколько чудесных минут обещает встреча с белой цаплей или белыми лебедями! Особенно, когда они взлетают по солнцу. Долго-долго бегут лебеди по воде, с шумом вздымая крыльями прозрачные брызги, и, наконец, плавно взлетают. Картина, достойная кисти художника…