header_logo

Содержание / 2001 / Оружие и охота №10


Дробовое оружие и стрельба из него



Труды классика оружейной науки С.А. Бутурлина, написанные в начале ХХ столетия, представляют значительный интерес не только для историков. Сведения о конструктивных особенностях ружей, вопросы внутренней и внешней баллистики, характеристики боеприпасов и практические рекомендации — все это остается в значительной мере актуальным и в наше время. Приступая к публикации монографии С.А. Бутурлина "Дробовое ружье и стрельба из него" (М., Всекохотсоюз, 1928 г.), редакция надеется, что материал окажется интересным и полезным для всех, кто интересуется охотничьим стрелковым оружием.

Для стрельбы по подвижным и не слишком крупным животным — по всем птицам, зайцам, лисам и другим зверям, до волков и коз включительно — служит дробь (или картечь), т. е. сыпучий снаряд, состоящий из многих мелких, круглых зерен. Для стрельбы этим снарядом служит обыкновенное охотничье ружье с гладким внутренним каналом ствола.

Систем охотничьих дробовых ружей множество, но из заряжающихся с дульной части с помощью шомпола большинство (с фитильным или кремневым воспламенением) уже совершенно устарело. О пистонных шомполках этого однако нельзя сказать.

Пистонная шомпольная гладкостволка обладает несколькими драгоценными свойствами. Она проста по устройству и потому очень прочна и дешева; сравнительно легка. Снаряд дроби помещается прямо в самом стволе, и потому она дает очень резкий бой и правильную, ровную осыпь, облегчающую стрельбу; она менее требовательна на пыжи, стрельба ею дешева, и при желании к ней вполне могли бы быть применимы разные усовершенствования сверловки (чоки).

Неудобства этих шомполок важны в сущности далеко не для всех охот. Заряжание в них медленно, в маленькой лодке, в шалаше, на глубоком болоте, наконец, в сильный мороз или на сильном дожде — неудобно. Еще затруднительнее перемена одного снаряда на другой. Затруднена сравнительно чистка, а также осмотр канала ствола.

Все эти неудобства не так уже велики, особенно при нашей бедности дичью, когда торопиться со стрельбой не приходится. И если охотник пользуется особыми жестяными гильзами с уже отмеренными дома количествами пороха и дроби на заряд и заткнутыми готовыми пыжами (лучше кошма или шерсть), то заряжание может идти быстро.

А если не запускать ружья, да иметь в особой натруске или пузырьке с булавкой при них мелкий порох для подсыпки в шпильку, то при хороших пистонах и осечек не должно быть.

Поэтому, кроме каких-либо исключительных охот, я не только для начинающей молодежи, но и для всякого охотника счел бы возможным советовать: имея для приобретения ружья небольшую сумму денег — лучше купить на них хорошее или даже первоклассное шомпольное ружье, чем кустарную или заводскую низкосортную казнозарядку. Нередко можно бывает купить за 70–80 руб. хорошо сохранившуюся двуствольную шомполку, которая при своем выпуске стоила руб. 300 или более, а за новую двуствольную централку, по качеству соответствующую довоенной в 80–90 руб., приходится платить около 225 руб.

Казнозарядное ружье, т. е. заряжающееся готовыми патронами, вкладываемыми с "казенной" части стволов, сложнее по устройству, потому тяжелей; оно требует более бережного ухода, дороже, да и для хорошего боя требовательнее на подбор припасов. Зато оно в любой момент готово к выстрелу и осечек, при порядочных припасах, не дает вовсе. При надлежащих припасах оно дает лучший, более дальний бой дробью, но тогда надо приспособляться, чтобы не слишком пуделять вблизи; а по бою пулей шомполке и совсем не угнаться за патронным ружьем, конечно, если сравнивать ружья, подходящие друг к другу по калибру, длине и весу ствола. Наконец, казнозарядное ружье позволяет в любое время переменить снаряд: вынуть дробь вложить пулю или картечь, и наоборот, а в шомполке на эту перемену пойдет столько возни, что и надобность в этом упустишь. Поэтому патронные ружья даже и в глухих местах все более и более вытесняют шомполки.

Основные типы дробовиков

Ружья делаются одноствольными, двуствольными и многоствольными; казнозарядные одностволки бывают однозарядными и магазинными, т. е. допускающими быстрое перезаряжание без особого доставания и вкладывания патронов, которые сами подаются из особого помещения при ружье. Наконец, магазинки могут действовать силою руки стрелка — или же сами собою (давлением газов, отдачей и т. п.) —"автоматически", как пулеметы.

Все эти системы имеют и хорошие, и слабые стороны. В одностволке ствол всегда может быть сделан гораздо тяжелее и массивнее, чем в двустволке, не переходя предельного веса и не портя равновесия ружья. Поэтому одностволка при прочих равных условиях всегда может принять заряд и дать бой, совершенно непосильный для двустволки. Кроме того, одностволка и дешевле.

Магазинка обычных типов позволяет быстрое повторение выстрелов, что иногда очень интересно и заманчиво, зато магазин уже вносит и утяжеление, и осложнение системы, и удорожание. Особой пользы для охоты я в них не вижу.

Магазинки, самозаряжающиеся или автоматы (из этих "дробометов" старый браунинг значительно удобнее и лучше более нового винчестера, и очень хорош и удобен более не выделываемый шведский Шёгрен) — истинное чудо остроумия и технического совершенства. Их имеется множество образцов, действующих и силою отдачи, и силою инерции отдельных частей, и работою отведенных газов, и другими способами. Но для охотника никакой необходимости в таких устройствах нет, все эти системы сложны, потому и тяжелы, склонны чаще засоряться, ломаться и портиться и требуют более тщательного ухода, чем более простые механизмы. Кроме того, при них нельзя пользоваться полузарядами, затруднительно пользоваться черным порохом, и они выбрасывают гильзы, которые обыкновенно при этом теряются. Значит, для большинства охотников автоматы не подходят.

Во всяком случае никакая магазинка (даже автоматическая) не позволяет так быстро и верно выпустить 2 заряда подряд, как двустволка, У двустволки еще то преимущество, что какая-нибудь случайная порча (сломавшийся боек, лопнувшая боевая пружина) обращает магазинку со всем ее запасом патронов в простую палку, а у двустволки остается второй ствол со вторым замком в запасе.

При охотах по перу хорошая магазинка позволяет изредка делать очень красивые выстрелы: взять 5 уток из пролетающей стаи 5 выстрелами и т. п., зато двустволка позволяет иметь сразу наготове два разных заряда, например, с бекасинником и с крупной дробью или с пулей.

Всякий мало-мальски опытный охотник знает, что очень большая разница — иметь запасный патрон с пулей или картечью в патронташе, в кармане, — или наготове, во втором стволе. Но и помимо пули и картечи, возможность носить в ружье одновременно два разных номера дроби — очень заманчива.

Для охотника — наблюдателя природы это даже прямо необходимо, а с распространением охотничьего просвещения таких охотников, к счастью, становится все больше. Но и помимо коллектирования, — у нас масса мест, где попадается дичь очень разнообразная; упускать более редкую и осторожную (обыкновенно, она же — более крупная) дичь из-за того, что в ружье одна только мелкая дробь на более распространенную дичь, — конечно, досадно: такие единичные неожиданные выстрелы в навернувшуюся крупную дичь бывают особенно интересны и памятны.

Наконец, двуствольное ружье позволяет иметь стволы двух разных сверловок и пользоваться по нужде любой из них. Для обычной стрельбы из-под собаки или даже из-под самого охотника в большинстве случаев нужен ствол цилиндрической сверловки или очень слабый чок, для дичи же, поднимающейся далеко, или просто для того, чтобы вторым выстрелом поправить первый промах, гораздо полезнее — полный или средний чок.

Поэтому двуствольное ружье всегда будет иметь в глазах огромного большинства охотников большое преимущество перед самой лучшей магазинкой, в особенности перед немецкими магазинками с затвором маузера, с магазином на один только патрон, причем механизм иногда так плохо работает, что нередко выкидывает вместе со стреляной гильзой и запасную.

Из особых типов упомянем следующие.

Из одностволок интересно ружье Д.М. Кочетова в Туле. Это централка с откидным стволом и верхним ключом. Замок внутренний, самовзводный, со спиральной боевой пружиной; кроме того, сбоку имеется рычаг, позволяющий по желанию взводить и спускать внутренний курок. Курок при не вполне закрытом затворе не спускается. Есть и предохранитель снизу, у спуска.

Всех частей, включая и антабки, — 56 (у Ивер Джонсона — 52), и вся система рассчитана на легкую установку на станки для массового производства с полной взаимной заменяемостью частей.

Самая существенная особенность заключается в том, что ствол ввинчен в особую ствольную коробку и легко самим охотником, хотя бы и на охоте, может быть вынут и заменен запасным стволом.

Это дает возможность за приплату в немного рублей иметь несколько стволов для равных сезонов и родов охот: цилиндр и чок, 16 кал. и, скажем, 28 (или 32), а то еще, кроме дробовых, и винтовочные стволы от 4-х линий до 22 кал. включительно.

Некоторые мелкие недостатки в этом ружье легко устранимы (напр., мелкая винтовая нарезка казенника ствола вместо системы поршневого затвора; взводный рычаг ненужен, хотя идея его и взята у Пипера; пружинный экстрактор нежелателен, кольцевой прицел не на месте — далеко от глаза, и его легко приспособить иначе; спуск, по-видимому, слишком слаб). Но в общем система остроумна, прочна, дешева, и я охотно присудил ей в 1926 г. на Охотничьей выставке в Туле золотую медаль.

Много улучшений внес Д. М. Кочетов во вторую модель, устранив большую часть вышеуказанных недостатков.

Еще удобнее одностволка с переменными стволами, которую мне пришлось испытывать осенью 1928 г. на Ижевском гос. заводе. В ней стволы (дробовые или нарезные разных калибров — безразлично) переменяются так же быстро и просто (и тем же привычным для охотников порядком), как запасные стволы в обычных двустволках. Ружье это (ИЖ № 9), построенное на заводе конструктором И.И. Бересневым, имеет и другие достоинства, о которых еще придется говорить.