header_logo

Содержание / 2001 / Оружие и охота №10


Горячая пора



После знойного лета, когда все мы то и дело поглядываем на небо в ожидании прохладного осеннего дождя, наступает пора охоты на копытных, — время, когда тишина и спокойствие леса вновь нарушается звонким лаем охотничьих собак, громким эхом выстрелов, а воздух наполняется такими привычными для осени в этих местах запахами дыма костра и опавшей листвы…

Охота на пернатых достигает апогея в октябре, а охота на копытных приходится на окончание периода гона у животных и начало нового сезона псовой охоты, давно уже ставшей традиционной в лесах Средиземноморья.

В свою очередь, в северных областях Испании облавы на зверя и засады с каждым днем становятся все более частыми и ежегодно приобретают все большее число приверженцев на всей территории.Видимо, столь необычные перемены можно объяснить двумя причинами: спад популярности охоты на некоторые виды пернатых и заметное увеличение числа особей копытных, все чаще становящихся причиной несчастных случаев и начинающих наносить немалый ущерб сельскохозяйственным угодьям.

Совет по защите окружающей среды объединенной комиссии Кастилии и Леона вынужден был увеличить процент отстрела некоторых видов копытных при условии строжайшего учета.

Октябрь, в первую очередь, — месяц охотничьих засад и охоты с подхода. В течение этих недель бывалый охотник получит незабываемые эмоции, охотясь на представителей отряда копытных, среди которых выделяются косуля, олень и лань.

Отдельно следует упомянуть об охоте на вепря. Этот вид охоты из-за своей трудности и ценности добытого трофея, по праву считается одним из наиболее захватывающих и прибыльных, и с каждым днем приобретает все большую популярность среди любителей охоты на копытных. Всем известно, что дикий кабан отличается выраженной способностью к адаптации, позволяющей ему селиться в новых местностях, где всегда можно найти условия, способствующие размножению вида. Так, кукурузные поля, количество которых увеличивается с каждым годом на юге и в центральных регионах Испании, являются одним из мест, где в данное время практикуется охота на вепря.

Давайте же обратимся к некоторым особенностям охоты на эти виды животных, припомнив при этом не только успехи, но и небольшие казусы, которые, без сомнения, хранит память каждого охотника, влюбленного в свое дело. Мне хотелось бы акцентировать внимание на охоте на вепря, поскольку косуля внушает мне не только глубокое восхищение и нежность, но и большое уважение. Хотя я и не отрицаю, что говорить об охоте, о засадах на вепря можно с неменьшим восхищением и уважением.

Прошу прощения у любителей охотничьих засад, но вспоминать свою первую охоту на вепря да и сам трофей не могу без содрогания. Можете представить себе наши "впечатления" от охоты после того, как некий вепрь "водил нас за нос" в течение 5 часов. Это животное оказалось настолько осторожным и подозрительным, что было просто невозможно подстеречь его во время кормления и купания в вязких лужах, полных липкой грязи, это и заставило нас выйти из засады, раскрыть наше присутствие, чем были несколько подпорчены впечатления великолепной летней ночи в горах Сьерры Морены. Нам пришлось заводить двигатель машины, с трудом ориентируясь в окутавшей нас темноте, среди непонятных звуков, доносившихся с ближайшего склона.

Эта ситуация является одной из тех, которые побуждают уважать любителей подобной охоты и позавидовать их терпению и выносливости. Но существуют охотники и "другой породы", которые вовсе не бродят в течение нескольких часов подряд по лесу или кукурузным полям и не теряют времени на засады, они не знают дискомфорта, удобно расположившись на мягких, обитых материей сидениях своих джипов в ожидании выхода зверя, стараясь напугать и ошеломить его внезапным включением фар автомобиля. Но настоящая ли это охота? Возможно, следует попытаться найти "золотую середину"? Впечатлениями от общения с одним из таковых охотников мне и хотелось бы поделиться с читателями, поскольку даже сегодня не могу привыкнуть к такого рода осквернению охоты, которое с каждым днем все больше распространяется и, как ни печально, становится привычным в нашем окружении.

Недавно мне довелось встретиться со своим другом, одним из тех людей, которые — друзья на всю жизнь. Не имею возможности здесь подробно рассказать о его обширном охотничьем опыте, отмечу только, что он, охотясь как на мелкого, так и на крупного зверя, стоптал не одну пару ботинок на просторах Европы и Африки. При каждой нашей встрече с этим выдающимся человеком мы отдаем дань объединяющей нас страсти — охоте. Я всегда с огромным интересом слушаю его рассказы о местах, где ему довелось побывать, не без определенного хвастовства рассказывает он и о добытых им ценных трофеях.

Именно от него я узнал, что охота в последние несколько лет превратилась в бизнес, приносящий неплохой доход. Но моему удивлению не было предела, когда, перечисляя наиболее удачные места своей охоты, он упомянул одно место, где я охотился несколько лет назад. Во время моего последнего визита туда единственными обитателями этих угодий были змеи. Животных там просто не было, поскольку в усадьбе не существовало ни зеленых пастбищ, ни воды. Такие усадьбы, находящиеся в глухих, плохо доступных местах, зачастую никому неизвестны. Но нашелся увлеченный человек, решившийся развести зверей, и организовать все условия для проведения охоты. Запущенная местность превратилась в неплохо обустроенное частное охотничье угодье.

Вепри приходят к кормушкам ближе к вечеру, ориентируясь на звуки автомобиля, привозящего кукурузу. Вам предлагается стрелять в одного или нескольких кабанов, в зависимости от толщины вашего бумажника. И мой друг упомянул, что ему там чертовски повезло, и он застрелил пятнадцать вепрей.

Я понимаю особенности такого рода бизнеса, но принимать таковое вульгарное занятие, которое только с очень большой натяжкой и человеком несведущим может быть названо охотой, я просто отказываюсь.

Хочу, чтобы этот охотник, опытный экспериментатор, прочел эти строки, и, очень на это надеюсь, вернулся бы к настоящей охоте, полной увлекательных трудностей и щекочущих кровь опасностей. Ведь отстрел практически домашних животных, доверяющих человеку, не умеющих, подобно дикому вепрю, избежать многочисленных опасностей и оказать сопротивление, вряд ли можно, даже при очень снисходительном рассмотрении, назвать охотой.