header_logo

Содержание / 2001 / Оружие и охота №11


Скандал в благородном семействе...



Открытия нового охотничьего сезона "соколиные" охотники ждут с нетерпением, исполненные надежд и чаяний реализовать те возможности, которые предоставляет им древнейший вид охотничьего искусства. Соколиная охота с каждым годом привлекает к себе все более пристальное внимание, несмотря на трудности, преодолеваемые в борьбе за ее выживание поклонниками этого вида досуга, несмотря на многие-многие месяцы упорной работы над воспитанием и по уходу за хищными птицами. Использование хищных птиц для соколиной охоты в Испании практикуется с давних времен, но профессионально организованная работа в этой сфере, в определенном смысле, начинается только сейчас. В целом ряде национальных и международных соревнований соколиная охота занимает почетное место. Являются подобные соревнования и местом долгожданной встречи для многих охотников и их птиц.

Представление о соколиной охоте, как о благороднейшем и прекраснейшем виде охотничьего искусства, безусловно, имеет право на существование. Однако для многих представителей общественности таковое представление если не является ложным, то кажется в той или иной степени иллюзорным.Это связано с тем, что люди некоторых профессий, тесно связанных с отловом и дрессировкой хищных птиц, несут на себе отпечаток скандальной славы, что вполне оправдывает то недоверие, а порой и негодование, которое они вызывают. Примером тому — императорский орел, несанкционированный отлов в национальных парках и заповедниках и незаконная продажа которого давно стали прибыльным видом "предпринимательской деятельности" на испанских землях. Наряду с грифами-стервятниками, императорские орлы являются желанной добычей браконьеров, число которых заметно увеличилось в южной части континентальной Европы и в странах Средиземноморья, что ставит эту поистине по-королевски прекрасную птицу перед угрозой практически полного исчезновения.

Первая опись численности этих птиц была осуществлена Брэмом в Испании в 1860 г. Записи знаменитого натуралиста свидетельствуют: "Особый вид орлов, встречающихся на территории Испании, отличается от обычных императорских (подразумеваются восточные императорские орлы — прим. автора) белым цветом оперения в плечевой области, образующего достаточно широкий пояс вдоль всего крыла, а на дуге крыльев — оперением более темного цвета".

Выдающийся ученый "окрестил" этот вид орлов как "адальберти" в честь принца Адальберто де Бавьера. К сожалению, время неумолимо движется вперед — величественный орел-принц, одна из самых грозных птиц на земле, стал одним из исчезающих видов.

В свое время Испанское общество орнитологии опубликовало некоторые предложения, направленные на восстановление числа особей императорского орла, отмечая, среди прочего, необходимость: "…принять решительные меры против употребления яда, истребляющего популяции птиц в заповедниках. Следует немедленно, с целью проведения профилактических и дезактивирующих яды программ, закрыть участки национальных парков или заповедники, в которых обнаружены токсичный корм и погибшие орлы. Кроме того, следует добиться претворения в жизнь идеи о дополнительной ответственности владельцев недвижимости при использовании ее в охотничьих целях".

Андалузская федерация охоты категорически выступает против использования ядов в сельскохозяйственной деятельности и принимает активное участие в исследованиях по разработке эффективных способов противодействия их использованию и дезактивации и поиску противоядий. Выполнение ряда мероприятий, в том числе введение повышенной ответственности за внесение ядов, предоставят возможность отследить, съела ли погибшая птица отравляющее вещество в том месте, где был обнаружен ее труп, или же орел пролетел еще много километров перед тем, как умереть. Выдвигаются требования о возложении усиленной ответственности на людей, контролирующих программы восстановления численности популяции императорских орлов в заповедниках, природных парках и центрах по выращиванию редких птиц на всей территории нашей страны с тем, чтобы воспрепятствовать халатной деятельности руководства или персонала, не обеспечивающих нормальных условий размножения птиц и ставших причиной их гибели.

Как это ни удивительно, еще одним фактором, ставящим под угрозу сам факт существования императорского орла, становится так называемая научная деятельность тех лиц, главной задачей которых как раз и является всячески способствовать сохранению и воспроизводству вида, находящегося на грани исчезновения. В 1999 г. выжил только один птенец императорского орла в национальном заповеднике Доньяны. На ком же лежит ответственность за то, что из 16 гнездовий, существовавших в этом знаменитом национальном парке, к 1983 г. осталось только 7, что в 1999 г. выжил только один императорский орел, в то время как в остальных гнездовьях орлов в Испании вывелись по 2–3 особи от каждой производящей пары?! В Доньяне за последние 15 лет проводились многочисленные исследования и эксперименты, несомненно, повлиявшие на воспроизводство орлов. Программа, осуществляемая несколькими учеными и названная "Статистика воспроизводства и смертности молодых особей иберийского императорского орла в Национальном парке Доньяна", предполагала кольцевание орлов еще в гнезде, вживление под кожу молодых птиц радиопередатчиков с полимеризованной резиной. До каких же пор будут считаться этичными в мире экологии и науки подобные действия, до каких пор ученые будут манипулировать с птицами, находящимися под угрозой исчезновения? В отчете о проведении этой программы можно прочесть: "Во время реализации данного научного исследования погибли 6 императорских орлов. Две молодые птицы были найдены мертвыми в гнезде благодаря сигналам радиопередатчиков. Точная дата гибели позволяет предполагать, что вышеуказанные птицы умерли от истощения несколькими днями ранее. Практически с полной уверенностью можно говорить о том, что причина гибели птенцов — отсутствие родителей".

Не проще ли предположить, что смерть птиц явилась результатом наличия многочисленных металлических колец и пластиковых деталей, которыми были буквально увешаны их крылья, и радиопередатчики, расположенные на их спине? И ведь что обидно, — все это делается для того, чтобы изучить то, о чем, причем без пустой траты времени и средств, уже поведал в конце позапрошлого века Брэм.

Приходило ли в голову досточтимым фанатам науки, любителям разнообразной статистики, что таким способом они разрушают природу, уменьшают количество орлов, которых они будто бы обожествляют, фактически истязая различными приспособлениями и датчиками.

В одном из исследований, проведенном некими учеными, пытающимися определить степень влияния хлорсодержащих отравляющих веществ на воспроизводство императорских орлов в 1984 г. (в ходе исследований отслеживались изменения толщины и структуры яичной скорлупы) авторы утверждают, что "яйца, подвергнутые соответствующему обследованию, частично были собраны нами, частично — предоставлены научными учреждениями, имеющими свои коллекции".

Зададимся вопросом, — сколько раз в течение периода высиживания птенцов горе-экспериментаторы поднимались к гнездам, собирая яйца и скорлупу? Это ли нормальное поведение людей, причисляющим себя к сторонникам национального движения за единство природы и человека и борющихся за сохранение вида, находящегося под охраной с 1971 г.? Дозволены ли подобные действия в Национальном парке, когда законом категорически запрещается приближение к гнездам? Или они предполагают, что императорские орлы наделены "шестым" чувством, позволяющим им отличать "белую кость" — исследователей, биологов и экологов — от остальных представителей рода человеческого? А ведь не может не сказаться подобное число визитов, тревожных посещений и преследований наседок во время инкубационного периода и воспроизводства на состоянии птицы — умирают эмбрионы в яйцах и не вылупливаются птенцы.

Самым опасным моментом для жизни птицы является вторжение или захват ее гнезда, тем более, если там находятся птенцы еще не умеющие, но уже пытающиеся летать. Орлы, почувствовав присутствие человека, могут навсегда покинуть свое гнездо и птенцов, а испуганные птенцы, брошенные и голодные, вываливаются из гнезда и разбиваются.

Кто же, обладающий здравым рассудком, заставит этих людей прекратить жестокие "игры" с орлами, красота которых — национальное достояние Испании?!