header_logo

Содержание / 2001 / Оружие и охота №12


Так кто же все-таки судьи?



Утро. Парк. Люди.Кто-то на утренней пробежке. Кто-то выгуливает собаку. А кто-то совмещает и то, и другое. "И то, и другое" означает, что рядом с человеком бежит его друг.Друг.Тот самый, о котором говорят, что он друг человека. Собака... Для многих являющаяся единственным существом, которое рядом с ними, к которому обращены слова и мысли, которое скрашивает одиночество...К сожалению, и собака тоже иногда становится признаком престижа, предметом торга.И тогда коллизии вокруг внешних признаков достигают накала, свойственного скорее политическим баталиям...Насколько этично видеть в живом существе, добром и красивом, предмет, являющийся признаком социального статуса владельца, мы даже и обсуждать не будем. Потому не будем, что это нонсенс. Нет в таком обсуждении смысла...Это неэтично!

Прочитав статью эксперта-кинолога Ю. Букатевича (журнал "Охотник и рыболов", №10, 2001 г.), невольно задумаешься вслед за ним: "Кто же на самом деле судьи?" В своей статье автор отмечает, что выставки охотничьих собак в Украине приобрели коммерческо-чиновничий оттенок.Но ведь не только в Украине, теперь за все необходимо платить: ступил на траву — плати, захотел поплавать в реке — плати, поставил автомобиль — плати, за собаку — плати. Эпоха недоразвитого социализма, когда все держалось на энтузиазме и на "дефиците", давно миновала.

Ю. Букатевич с восторгом и восхищением вспоминает о кинологах старшего поколения, называя их носителями истинной культуры судейства. Абсолютных истин нет, думаю, что и в этом случае действительность достатчно далека от той идиллической картины, которая видится Ю. Букатевичу.

Я работаю с охотничьими собаками с 1965 г. и хорошо помню многих "старых" кинологов и их работу. Были тогда случаи, когда для того, например, чтобы повязать свою собаку, требовалось выставить хо-о-ороший магарыч, и, все равно, вязка сук проводилась только с теми кобелями, которых выделял кинолог. Попасть в состав участников выставки собака могла иногда только по большому "блату".

Да и сам факт знакомства с известными судьями советского периода не дает права автору оценивать работу того или иного судьи сегодня. Не слишком ли контрастно — вчера все было "белое", а нынче —"черное"? Следует непременно отметить, что за рубежом выставки собак обслуживает целый штат кинологов. У нас же все делает один-два человека, например, та же Н.А. Томина — кинолог-охотовед ВС УООР, достаточно часто выступает в роли одного-единственного "мастера на все руки": и вызовы участникам отправит, и судей пригласит, и территорию для выставки подыщет, и призы и медали приобретет. Перечень этот можно продолжить. Но стоит ли? Пусть уважаемый Ю. Букатевич вспомнит 70-е годы. Только не надо уверять, что не слышал он в те времена выражений "крепких".

Я прекрасно помню, как в те годы документы высылались заранее, а на выставки привозили "мусор". В заявках писалось одно, а в регистрационных списках — совсем иное. Находились участники, отмечавшие прибытие "всенощными" пьянками, случалось, собаки пропадали, а голова утром "раскалывалась". Какие уж тут выставки, ринги… Удивляют и примеры судейского поведения, приведенные автором. Господа, ведь обязанности судьи вовсе не сводятся к роли няни, которая готова и нос утереть, и успокоить сюсюканьем. Оценка собаки, признание ее лучших качеств — не за этим ли приезжают на выставки кинологи? И не лучше ли прямо указать на недостатки, переместив собаку на другое место, чем скрывать их завуалированными любезностями? И возмущение Ю. Букатевича по поводу бесцельной, на его взгляд, проводки собак на ринге я считаю необоснованным. Действительно, для оценки внешних данных можно было бы воспользоваться подходящей площадкой. Но площадка эта не должна быть заросшей высокой травой и должна иметь площадь, достаточную для размещения 30–40 животных.

Да и к тому же условия работы наших судей оставляют желать много лучшего.

Известно, что каждый хозяин считает своего пса самым достойным представителем породы. И если владельцу собаки (а собак в каждой породе — 150–170) объяснять недостатки его питомца, то двух дней, в которые необходимо уложиться организаторам выставки, явно недостаточно.

Конечно, легче всего взвалить всю организационную работу на одного человека, а потом его же и ругать за те огрехи, которые вполне возможны в его работе в тяжелейших условиях. Но поможет ли такая не конструктивная критика? Может быть, просто необходимо оказывать действенную помощь кинологам украинских охотничьих организаций в период подготовки и проведения выставок и состязаний охотничьих собак? И в первую очередь спокойным и корректным поведением владельцев собак в отношении судейской бригады...